Свободен

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

— «Как руководитель с руководителем», — изображает Светочка директора. Потом оглядывается: не наблюдает ли там за ней начальство, и поспешно устремляется к своему столу.

— А тебя тогда зачем вызывали? — присаживается на угол моего стола Витальевна, оборачиваясь к Светочке.

— Я перехожу в ОЗО, — уже достала та пудру и похлопывает пуховкой по своему кукольному носику.

— Под руководство Танкова?! — складывает руки на груди НВ.

— Угу, — и так и сяк крутит Светочка мордашкой, разглядывая себя в зеркальце и оставшись довольна, захлопывает пудреницу. — С нового года выхожу в его отдел, — счастливо улыбается она.

— А мы как же? Вдвоём? — вовсе не разделяет её радость Витальевна.

— Ну, вам Рачкова кого-нибудь найдёт… наверное, — небрежно бросает та пудренницу в сумку, явно давая понять, что не её это проблемы.

— Я же с двадцать второго декабря в отпуск ухожу, — тревожно разворачивается НВ ко мне. — Танкова! Ты тут одна останешься.

— ПрелЭстно, просто прелЭстно, — отшвырнув ручку, что я зачем-то взяла в руки, откидываюсь я к спинке стула. — И так народу вечно не хватает, пашем втроём вместо шестерых, теперь ещё я одна за всех.

— Так хорошо работаешь, — хмыкает Светочка. — Я слышала, тебя поездкой заграницу премировали. Вот и работай. Подтверждай своё звание отличника производства самоотверженным трудом.

— Интересно, а что ты в Отделе Закупок Оборудования будешь делать? — мерю её взглядом. Как осмелела, посмотрите на неё, дерзит. — Там же одни мужики. Все с дипломами ВЭД, беглым английским, а то и парой языков. Разбавлять тобой свои тяжёлые трудовые будни?

— Рядом сидеть, когда они переговоры по скайпу будут проводить, — улыбается Витальевна, занимая своё место. — Чтобы клиенты отвлекались на неё и бездумно на всё кивали: «Да, да, да» — открыв рот, изображает Витальевна вожделенно капающую слюну.

— Наталья Витальевна, фу, как грубо, — дует пухлые губки Светочка и фыркнув, утыкается в свой монитор.

«Ой, ой, ой», — беззвучно передразнивает её НВ и тоже принимается за работу.

— Танкова! — аж вздрагиваю я, когда бородатый рявкает над ухом, выскочив как чёрт из табакерки.

— Зачем же так людей пугать, — хватаюсь я за сердце, — Артём Сергеевич.

И с чего я решила, что он пройдёт мимо и не заглянет?

— Как тебя просто испугать, — усмехается он. — Скажи, мы перезаключали договор с компанией «Эллис-Групп»? — совсем как Светочка недавно, опирается он руками на мой стол.

— Эллис-Групп? — отклоняюсь я, невольно вдохнув шлейфовый аромат его парфюма, когда он так откровенно вторгся в моё личное пространство. Хороший запах, взрослый, мужественный, древесно-цветочный, знакомый. Я от души надышалась им, когда он передавал мне дела, учил как пользоваться местной программой, и мы сидели за одним компом.

— Я оставлял тебе их координаты в файле, — поднимает он на меня глаза. — Ты договор на новый год с ними перезаключала?

— Нет, — всматриваюсь я сначала в один его глаз, потом в другой — глубоко посаженные, спрятанные под густыми бровями, пытливые, внимательные. Зелёные, с золотыми прожилками, как киви на разрезе. — Мы больше не берём у них стекло. Я нашла нового поставщика, вот с ним договор и заключили.

— Тогда дай мне координаты обоих. Я сам сравню, — разгибается он, разрушая этот зрительный контакт, и я едва заметно облегчённо выдыхаю.

— Пришлю на почту, — хватаюсь я за мышь, в ужасе прогнозируя, чем это может закончится.

— И прайсы с договорами не забудь, — засовывает он руки в карманы, а затем, крутанувшись на месте, словно оценивая размеры нашего офиса, выходит.

— Вот пристал, — выдыхаю я.

— Он же за тебя поручился, шефство взял, лично всему учил, вот и контролирует, — комментирует Наталья Витальевна, пока я закатываю глаза. 

Контролёр, поглядите на него! ЧСВ он своё чешет опухшее, а не контролирует. Чувство. Собственной. Важности. Или величия, что в его случае ближе к истине. 

— А как он может быть сыном Елизарова, если фамилии у них разные? — неожиданно просыпается Светочка.

Хмыкаем мы одновременно, но я добавляю фейспалм, закрывая рукой лицо, а Витальевна ей ещё и отвечает:

— Святая простота. Нагулял он его, как. Отчество по отцу, фамилия по матери. С матерью, видимо, наш Артёмка и вырос. Она, кстати, не родственница тебе? — косится на меня НВ.

— Ох, стукну я тебя сейчас, Наташ! — качаю я головой. — Рука у меня тяжёлая. Настроение скверное.



Елена Лабрус

Отредактировано: 03.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться