Свободен

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

Ах! Здравствуйте, здравствуйте, весёлая музыка и новогоднее настроение! Приветствую вас, брызги шампанского и запахи вкусной еды! Моё почтение нарядным коллегам! Физкульт-привет опрятным официантам! Здравия желаю строгому начальству! Доброго времени суток всему-всему-всему праздничному, что обещает этот вечер!

«Ну, и тебе хаюшки, Артём свет Сергеевич!» — прохожу я мимо говорящего по телефону Танкова. Хотя спинным мозгом чувствую, что он повернулся за мной как подсолнух. И сквозь шум и галдёж, стоящий в роскошном вестибюле слышу его «бу-бу-бу» в трубку и всё о делах, о делах.

Я всё же схитрила, когда купила себе эти кожаные сапоги-чулки. Хоть и зимние, но подбирала их как раз для вечеринки. Хоть и обкатала их вчера на работу, но под длинную юбку они смотрелись совсем не так, как сегодня. Алеют красной подошвой в тон платья цвета адского пламени: мини спереди, макси — сзади, мягко струящееся по ногам. Я влюбилась в это платье с первого взгляда.

Правда, пришлось надеть из-за него осеннее пальто и разбрызгать бутылку антистатика, чтобы оно не электризовалось. Но все вложенные в него усилия стоили того: оно — шикарно! И я тоже сегодня ничего, хоть говорят, блондинкам не идёт красный.

Моё зеркало осталось довольно. Особенно убранными на затылок длинным волосами, лишь одной извилистой прядью, уложенной по лбу. Макияжем в стиле Гэтсби с кровавыми губами. И всей этой мишурой: жемчугами, украшением на голову, браслетом с кольцом. Вышло таинственно и свободолюбиво.

— Позвольте, — падает первой жертвой моей «неземной красоты» кто-то из парней с производства, предлагая помочь привлекательной девушке справиться с верхней одеждой.

— Я сам, — тут же гасит мою щедрую улыбку, адресованную неудачливому претенденту на мой кашемир, некто наглый и рыжий (подсказка: не кот). — Как добралась, Танкова?

Ждёт, пока я положу сумочку, а потом помогает снять пальто, словно всю жизнь только этим и занимался.

— Удачно, Артём Сергеевич, — разворачиваюсь я. — Очень удачно.

Разглядываю его рубашку. Она поблёскивает медным орнаментом в цвет бороды под неизменным костюмом, сегодня чёрным. Ничего нового, разве что эта шёлковая рубашка исключительно ему идёт.

Потом поднимаю взгляд выше, на идеально подстриженную бороду, аккуратную, ухоженную, густую… рыжую. Нет, медную. Тёмно-медную! И ещё выше — на слегка обветренные, упрямые, чувственные, я бы сказала, красивые губы. На них и останавливаюсь, недоумевая, где же он мог их заветрить, офисный мыш.

— Отлично выглядишь, — заставляя оторваться от вздрогнувших губ и посмотреть в свои прищуренные глаза, подаёт он мне номерок.

Так спокойно и расслаблено, что мне даже становится обидно. Нет, а где «Вау!»? Где восторженный трепет? Изысканные комплименты? И чего это ты прищурился, сухарь? Боишься ослепнуть?

— А вы сегодня просто великолепны, Артём Сергеевич. Как никогда, — улыбаюсь я, намеренно переигрывая с восхищением.

— Я не падок на лесть, — возвращает он мне улыбку.

«Вообще-то это был сарказм», — усмехаюсь я про себя. Ну, что дальше? Угрюмое молчание или злой комментарий?

А если честно, он странный. Когда касается работы, его прямо не заткнёшь. А тут словно выжимаю из него слова. Стоит, как язык проглотил. Ни тпру, ни му.

Только руки засунул в карманы, да ещё загадочнее прищурился.

Да не надо, не надо через силу, не очень-то и хотелось. Нечего сказать — обойдусь.

— Проводить тебя, Танкова? — кивает он на распахнутые двери зала.

— Спасибо, уж как-нибудь найду дорогу, — вскинув подбородок, резко разворачиваюсь я на каблуках. Пусть наслаждается видом сзади.

«Уж лучше бы вообще не подходил, только всё настроение испортил», — убираю по дороге номерок в сумку. — Хотя нет, сегодня он мне настроение не испортит», — выпрямляю я спину.

Потому что впереди у меня праздничный беспредел, потом три дня на сборы и — йух-ху! — неделя в заснеженной Рождественской Европе. Отдых, отпуск, новые знакомства, незабываемые впечатления, море позитива и, что важно, Рыжего там не будет. Не будет! Вот.

Утомил он меня за последний месяц. До этого полгода всё по командировкам мотался, наведывался между ними изредка, да онлайн указания давал. А теперь — каждый божий день, и всё время крутится где-то рядом.

— Танкова!!! Вау!!! Отпадно! Офигенно! Офонареть! — радостно встречают меня знакомые девчонки. — Ни хрена себе у тебя наряд! — ощупывает меня сразу несколько пар рук. — А этот… мундштук есть?

— Конечно. Пока в сумке, — вешаю я на плечо клатч, в который тридцать сантиметров мундштука я еле впихнула по диагонали. И взяла его чисто пофоткаться.

— Танкова! — вижу я в конце зала вытянутую вверх руку Светочки, а потом и саму недовольную Светочку, зовущую меня в конец зала.



Елена Лабрус

Отредактировано: 03.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться