Свободен

Размер шрифта: - +

Глава 7

 

Так и держит, зараза рыжая, за руку, словно боится, что я сбегу, пока огромную вазу перед нами наполняют шампанским. Мне даже слегка неловко, что мы стоим при всём честном народе, а он словно забыл, что моя рука в его.

— Кхе, кхе, — осторожненько забираю я свою конечность, но Рыжий, почувствовав мой манёвр, намеренно сжимает пальцы, чтобы это далось мне с трудом, не давая сосредоточиться на правилах конкурса.

Хотя суть я улавливаю. Она в том, чтобы наполнить бокал шампанским. И сделать это чайными ложками из большой общей вазы. Потом сказать тост и выпить.

Звучит сигнал «начали». И мы понимаем без слов, что самое сложное в том, чтобы не толкаться локтями. А ещё, что если бокал между нами, то одному приходится держать ложку левой рукой, а мы оба правши.

— Давай так, — шепчет Рыжий, соориентировавшись быстрее меня. — Я встану за тобой, ты держишь бокал, черпаем по очереди.

Мы быстро перестраиваемся и начинаем работать ложками.

Я ржу, когда он ещё успевает шутить, что мы словно год не ели.

Он ржёт, когда вместо бокала я поливаю шампанским его руку.

Но как бы то ни было, наша тактика работает. Ура! Мы сделали это. И мы — первые!

Подаю Рыжему бокал.

— С Новым Годом! — приподнимает он тонкое стекло за ножку и выпивает ещё играющий пузырьками напиток залпом под шум овации и аплодисменты.

— Ну что ж, у нас первые победители. Вы словно тренировались, — поздравляет нас ведущий, вручает бутылку шампанского на двоих и объявляет новый конкурс.

Снова для пар. Нужно перенести без помощи рук горстку мандаринов с одного подноса на другой.

— Идём? — наклоняется со спины к моему уху Танков, когда я пританцовываю под музыку, ещё радуясь победе.

— Давай рискнём, — сама хватаю я его за руку и вывожу в центр.

И начала мы, как все, решаем переносить мандарины в зубах. Но толкаясь головами, одновременно понимаем, что это малоэффективно.

— Есть предложения? — выплёвывает он мандарин.

— А слабо поднять меня на руки?

— Обижаешь, — хмыкает Хоттабыч, тут же сообразив, что именно надо делать, и подхватывает меня как пушинку. Хоть я, конечно, вовсе и не пушинка, а все пятьдесят килограммов при росте в метр семьдесят, но Мистер Бородатая Олимпия парень мускулистый, справляется без труда. 

Бородой, как веником, сталкивает мандарины с подноса прямо на моё шикарное платье, пока я пытаюсь слишком сильно не смеяться и животом не трясти. А я обнимаю его за шею, чтобы по дороге не растерять лежащие теперь между нами мандарины.

Перебежав к другому столу, он стряхивает с меня фрукты на пустой поднос. Придерживает один, чуть не улизнувший моей филейной частью. И я опять трясусь от смеха, прячась у него на шее от стыда, пока он экспрессом доставляет меня в центр к ведушему.

— Проявив чудеса сноровки и находчивости, у нас снова побеждает пара Лана и Артём! — объявляет ведущий в микрофон. — Девушку уже можно поставить, — улыбается он.

— Ничего, я подержу, — улыбается Рыжий. — Вдруг ещё пригодится.

Но когда над нами хлопают победную хлопушку и подходят вручить пакет мандаринов, перевязанных подарочным бантом, всё же возвращает меня на грешную землю, за всё это время даже толком не запыхавшись.

«Ну хоть для чего-то она пригодилась», — стряхиваю я с его бороды прилипшее конфетти, пока он поправляет мои сбившиеся в сторону бусы, а потом откидывает назад свою густую, свисающую на глаза чёлку.

И странное чувство накрывает меня, когда борода оказывается мягкой и одновременно жёсткой. Я ловлю себя на том, что мне это нравится, то, как пружинит она под моей рукой. И как держит при этом форму, и вызывает весьма приятные тактильные ощущения, которые я даже не знаю с чем сравнить. Львов я раньше не гладила.

— Из вас вышла отличная команда. Даже не побоюсь этого слова пара, — снова рассыпается похвалами ведущий.

«Пара, как же, — кошусь я на Танкова, когда, и не думая смущаться, он кладёт руку мне на талию и прижимает к себе, Наглая Рыжая Морда. — Осторожнее, Артём Сергеевич. Не заиграйтесь!»  — как бы невзначай выворачиваюсь я, чтобы поправить сползшие сапоги.  

— И я не зря говорю «пара», — вещает ведущий в микрофон, — потому что следующий наш конкурс как раз для настоящих пар и горячих сердец. Если вы и в нём победите, — разворачивается он к нам, разводя руками, и явно провоцируя.

— Объявляйте, — лыбится Танков, глядя не на ведущего, а на меня. Получает мой согласный кивок. — Мы участвуем.

У меня душа уходит в пятки, когда вносят вазу с кубиками льда.

— Только для смелых! Только для двоих! Победит тот, чья пара быстрее растопит лёд друг об друга.



Елена Лабрус

Отредактировано: 03.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться