Своевольная волчица

Размер шрифта: - +

Глава третья. Игры с огнём

После ванны был сон – в мягкой кровати, под тёплым одеялом. Сновидения, будто сжалившись над своей хозяйкой, решили меня не беспокоить.

За окном всё ещё светило солнце – бодрое и щедрое. Несмотря на работающий кондиционер в комнате было душно. Непривычно.

В шкафу не нашлось ни одной вещи – девственно-чистые полки и ящики. Кроме халата, в котором я и спала после душа.

Что же, мы люди не гордые, можем и так походить.

По лестнице я спускалась с высоко поднятой головой, и не важно, что босиком и в халате, на пару размеров больше чем моё тщедушное тело. Главное подача, а подавать я себя научилась.

Но спустя несколько минут я поняла, что задирать нос мне не перед кем. Дом был пуст.

Что же, так даже лучше.

Кухня оказалась просто исполинских размеров. Будто в этом доме ежедневно устраивали банкеты на сто персон, и это минимум.

Дорогая посуда, вычурные подносы с позолоченными ручками, белоснежные накрахмаленные салфетки с вышитыми на них инициалами. После всего увиденного, Егора, кроме как сноб, больше никак язык не поворачивался назвать. А уж статуи античных богинь в такой же огромной как кухня столовой, вовсе вызвали у меня нервный смех.

И зачем, спрашивается, ему вдруг понадобился договор с моим отцом? Судя по богатству, уважаемый альфа может купить себе влияние даже над хранителями, не говоря уже о соседних стаях…

Что-то не складывается картинка, или отец наврал мне с три короба.

В холодильнике нашлись контейнеры с едой. Подписанные, с датами, как в дорогом ресторане. Открывать их не стала, мне вполне достаточно собственноручно приготовленного омлета с беконом – правда продукты всё равно пришлось позаимствовать у хозяина.

Который, к слову, явился, когда я допивала крепко заваренный чай.

Скользнул по мне равнодушным взглядом, задержался на области декольте чуть дольше, чем следовало, и хмыкнул:

- Как на счёт ужина?

Я едва не поперхнулась чаем, честное слово!

- Думаешь, это входит в мои обязанности? – даже забыла, что собиралась придерживаться официального общения. – Сомневаюсь, что в договоре был прописан и этот пункт.

Усмешка с его губ пропала, а глаза полыхнули злостью. Кажется, зря я упомянула договор, но назад пути нет.

- Если бы ты обеспечил мне гардероб, то я бы ещё подумала, а так… Извини!

Теперь уже я намеренно его злила, танцуя на острие ножа и испытывая при этом странное удовлетворение.

Встала, демонстративно запахнула халат, и, сполоснув за собой чашку, направилась к двери. Правда, на пути у меня стоял взбешённый альфа, но это мелочи, на самом деле.

Он не отступил, не сдвинулся ни на миллиметр.

- Пропустишь? – нацепив на губы милую улыбку, заглянула ему в глаза.

Не пропустил, схватил за руки, чуть выше локтей и со всей силы приложил меня спиной к стене.

- Не играй с огнём, результат тебе может не понравиться!

- Ты ещё не заметил? – ехидные слова сорвались с губ прежде, чем я подумала о последствиях. – Я вообще очень люблю играть.

Он обрушился на меня внезапно. Вот всего мгновение назад смотрел, примеряясь как лучше прикончить меня – сразу или немного помучит? А следом жёсткие губы сминают мои, принося боль и отвращение.

Силы отнюдь не равны. И мои совсем не слабые попытки отпихнуть его от себя, ни к чему не привели. Только когда я стала задыхаться, отстранился и произнёс:

- Тебе со мной не справится, а по договору ты просто моё приобретение, дорогая вещь, которую выкинуть жалко, а пользоваться противно.

Не проговорил – прорычал, прислонившись своим лбом к моему, и оттолкнувшись, ушёл. Следом с громким треском закрылась входная дверь.

«Доигралась» - билась болезненная мысль, когда я неслась к раковине, куда меня и стошнило.

 

***

В свою комнату, если я могу её так называть, не дошла – буквально доползла. Меня долго выворачивало у раковины, потом просто рухнула на пол без сил, пытаясь справиться с судорогами, которые до предела выкручивали каждую мышцу.

От боли хотелось выть, и не столько от физической. Куда сильнее болело сердце, снова и снова переживая прошлое – далёкое и безвозвратное.

До кровати я не добралась, упала в кресло, захлёбываясь беззвучным криком.

Всегда и во всём нужно быть сильной, я это помню, мой мир, тот, порождением которого являются оборотни, не терпит сомнений, метаний и слабости. Но как же тяжело всегда следовать этой истине, настолько тяжело, что кажется проще умереть, чем так жить.

Если бы не клятва, данная мною, именно так и поступила бы. Тогда было бы легче, и правильнее.

Приступ длился долго, вымотав меня до изнеможения. А стоило боли немного утихнуть, как я тут же провалилась в сон – сущий кошмар, однажды случившийся наяву…

 

Слишком много крови. Она повсюду – на дорогом паркете, на некогда бежевом ковре, на покрывале дивана, на моих руках, на футболке. Вязкая, бордовая, тошнотворная…

Первой мыслью было, что это сон, просто сон. Такое ведь возможно? Кошмары снятся всем, даже тем, кто безмерно счастлив!

В кухню я входила, держась за стену, чтобы следом даже не закричать – завыть, пытаясь разбудить себя громким звуком.

 

- Не кричи, слышишь? Хватит, это всего лишь сон! – жёсткий голос, в который наряду со злостью просачивается беспокойство – настоящее, неподдельное.

Я открыла глаза, пытаясь вспомнить – кто я, и где нахожусь. К сожалению, ответы на эти вопросы нашлись слишком быстро, или к счастью?

Комната, мягкий свет луны освещает пространство, кровать и я в крепких, сдавливающих до дурноты объятьях.

- Пусти… - собственный голос звучит хрипло, и совершенно безжизненно.



Юлиана Эртон

Отредактировано: 04.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться