Свойство болезненной любви

Размер шрифта: - +

Глава 9

-Моя дорогая девочка. Моя малышка,- я слышала мамин голос сквозь сильный шум и треск в ушах, и не могла понять мерещиться мне это или все правда.

Вдруг успела сойти с ума или умереть. А еще я была волчицей и чувствовала себя очень уставшей и разбитой. Мне не хватало сил даже открыть глаза и осмотреться.

-С ней все будет хорошо?- взволнованно спросила мама, где-то очень рядом. И голос у нее был уставшим, печальным, со слезливыми нотками.- Она уже третьи сутки не приходит в себя.

-Не беспокойтесь, госпожа,- произнес чей-то незнакомый женский голос.- У девочки сильнейшее истощение, но она в скором времени придет в себя. Нужно время. Все будет хорошо.

-Тетя, госпожа Хэсл отличный доктор,- голос Мирсиа был немного взволнованным, и, кажется, она стояла в другом конце комнаты.

-Мирсиа, только помолчи!- рыкнула мама.- Я доверила тебе своего ребенка. И теперь посмотри, что с ней!

-Но ведь я….

-Ничего не говори!- криком перебила ее мама.

-Крэйн пришел в себя,- облегченно сказал Хавьер, открыв дверь.

Крэйн….

Услышав его имя, я попыталась разлепить веки, которые как будто были склеенными, и спросить что с ним. Мне хотелось увидеть его, но тело не слушалось. Даже пошевелиться не могла из-за сильнейшей усталости.

-Лила!- взволнованно проговорила мама и положила руку на меня.- Девочка моя дорогая.

Мне было безумно тяжело. Я хотела обнять маму, папу, братьев, сказать Мирсии и Хавьеру, что они не виновны, но организм решил отдохнуть. Поэтому я погрузилась в сон.

 

-Она приняла свой первоначальный вид,- уже более четко услышала я, папин голос совсем рядом.- Значит, она в скором времени придет в себя?

Его холодная рука оказалась на моем лбу и принесла немного облегчения. Я вздрогнула, но все равно не смогла открыть глаз или что-то произнести.

-Да,- снова чей-то незнакомый женский голос.- Ей нужно набраться сил. Все будет хорошо, господин. Не переживайте.

-Можно ли ее забрать домой?- спросил папа.

-Можно. Но не рекомендуются слишком долгие путешествия. Это может сильно сказаться на девочке. Лучше подождать, пока она придет в себя.

-Пап,- кажется, к нам вошел Дин.

-Что?

-Крэйн просит войти,- выдохнул брат. - Он….

-Нет!- перебил его папа, начиная поглаживать мои волосы.- Эта семейка больше и пальцем не прикоснется к нашей Лиле.

Мне была непонятна их злость. Они не виноваты в том, что случилось. Меня предупреждали не подходить близко к мареву. А я не послушалась. И Крэйн пытался мне спасти! И поэтому мне нужно поговорить с семьей.

 

-…выходи отсюда!- кричал папа.- Моя дочь тебе не принадлежит!

-Пап, может….

-Не вмешивайся, Сэм!- рыком перебил папа моего брата.- Мы доверили вам Лилу. Думали, вы сможете о ней позаботиться. Теперь посмотри, что с ней! Она уже месяц находится в коме! И теперь вы….

Хотелось дослушать их разговор или вмешаться. Но спать хотелось сильнее.

 

Когда я пришла в себя, чувствовала небывалую злость. Но понять из-за чего не могла. Последнее, что помнила – я засыпаю в лесу. Но непонятная злость в сердце все равно присутствовала, и до безумия хотелось вспомнить, что именно меня так сильно разозлило.

Я лежала в своей комнате, укутанная в два своих любимых одеяла. И пахло здесь карамелькой, и настойкой Парэллы.

-Лила!- радостно воскликнула мама, нагнувшись надо мной.- Ты очнулась, моя маленькая девочка!

-Мам,- прохрипела я, пытаясь оглянуться.

-Парэлла, у Лилы глаза красные и на лице какие-то точечки,- обеспокоенно воскликнула мама, схватив меня за подбородок, чтобы не шевелилась и смотрела прямо на нее.

Я увидела улыбчивое лицо любимой Парэллы, которая начала осматривать все мое тело, оттянув одеяло. Сил подняться хотя бы на локти не было. Мне снова хотелось спать, но еще больше выпить обычной, холодной воды.

-Можно мне…,- горло хрипело, а голос не слушался, потому что было чувство, будто застряло лезвие посередине, и при любом движении голосовых связок, резало.

-Я принесу водички,- проговорила мама и вышла из комнаты.

-Ох, дорогая,- вздохнула Парэлла,- ты нас всех напугала. Тебе нужно много отдыхать, пить воду и настойку, а еще принимать как можно больше витаминов. И тебе нельзя ходить пока. И говорить!- добавила женщина, когда я открыла рот, чтобы задать вопрос.

Я пролежала в комнате около двух или трех недель. Ко мне приходила вся семья, рассказывала о своих делах, о погоде, просто читали книги. Я не отвечала, слушала и смотрела на их лица. Когда написала папе вопрос о Крэйне, он просто порвал его и сказал, чтобы больше никогда про него не вспоминала.

Мне была непонятна его реакция на простой вопрос. Поэтому спросила у мамы про Мирсиа, и почему она не приехала сюда. Но и она плохо отреагировала. И теперь я совершенно ничего не понимала.

-Ну вот,- улыбалась Парэлла, снимая с моей головы повязку,- теперь ты выглядишь отлично. И можешь что-нибудь сказать.

В комнате были родители, Сэм и Дин, а так же Майра, которая сидела на краю кровати, сжимая мою левую руку.

-Почему вы не говорите о Крэйне и Мирсиа?- спросила, не чувствуя больше никакого дискомфорта от того, что говорю.

-Лила!- вздохнула мама.- Неужели больше поговорить не о чем?

-Ответьте на мой вопрос!- не унималась я.- Что случилось?

Братья помрачнели и отвели глаза в сторону. Мама побледнела, а папа встал с диванчика, который поставили в противоположном конце комнаты, и подошел к изножью кровати.

-Лила, они подвергли тебя опасности, поэтому мы решили ограничить общение с ними, и….

-Нет!- перебила его, представив свою жизнь без Крэйна.- Пап, это не они виноваты, а я. Это я подошла к мареву. Я не послушалась их. Крэйн и Хавьер предупреждали миллион раз о том, чтобы не подходила к нему и даже в ту сторону не смотрела. А Мирсиа сама безумно испугалась за меня. Нельзя их винить в этом!- я сглотнула и откинулась на подушки.- Тем более Крэйн пошел за мной в Запретный лес и вытащил меня оттуда.



Alisia Brins

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться