Священная миссия, или как ощипать падшего ангела

Font size: - +

Глава 2. Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать

Прошла неделя с того момента, как Бриттани умерла. Алекс ушла в себя, прекратила ходить на работу, не отвечала на телефонные звонки, игнорировала оставленные на автоответчике сообщения. Она не желала выслушивать бесполезные слова утешения, и тем более обсуждать случившееся. Она то плакала, то просто сидела молча, глядя в одну точку перед собой. Макс, постоянно находившийся рядом, видел, как она страдает, как измучена, но ничем не мог помочь. Отчего приходил в бешенство. Ее глаза вновь наполнились слезами. От бессильной злости он сжал руку в кулак, и тут раздался дверной звонок. Поначалу она не хотела открывать, чувствуя, что не готова сейчас видеть хоть кого-либо, но звонили очень и очень настойчиво.
Алекс резким движением распахнула дверь. На пороге стоял полный мужчина невысокого роста, с очень смуглой кожей, черными волосами и карими глазами.
— Вы кто такой? — гневно поинтересовалась она. 
— Джон Лоури. Детектив. Мы с вами встречались. Не припоминаете?
То, что происходило в первые дни после смерти Бриттани, было словно в тумане. Помолчав минутку, девушка взяла себя в руки и уже спокойным голосом спросила: 
— Что вам нужно?
— Мне хотелось бы поговорить с вами о том вечере, мисс Брук. Я могу войти?
Лоури допрашивал ее в больнице, но, как ни старался, не смог получить от нее ни одного вразумительного ответа.
— Ладно, проходите, — она отступила, пропуская его в квартиру.
Детектив прошел внутрь и медленно осмотрелся вокруг. Квартира была похожа на картинную галерею в лучших европейских традициях. На полотнах, развешанных по стенам, были изображены сверкающие ручьи, впадающие в полноводную реку, упавшие желтые листья, кружащие в медленных водоворотах, и золотистые лучи заходящего солнца, разлитые вокруг. Внимательно разглядывая картины, которые, казалось, были проникнуты безмятежным счастьем и согреты теплом автора, он восхищенно произнес:
— Очень красиво.
— Хотите кофе? — безучастно предложила она.
— Не отказался бы, — Лоури благодарно взглянул на нее.
Алекс натянуто улыбнулась, и, не сказав ни слова, направилась на кухню. Детектив последовал за ней.
— Мисс Брук, мне нужно задать вам несколько вопросов, — начал он, осторожно отхлебнув не слишком крепкий, но очень горячий и крайне ароматный напиток. — Позволите?
— Раз нужно, задавайте.
— Квартира принадлежит вам?
— Мне.
— На какие средства она была приобретена вами?
— На долю от наследства, оставленного родителями.
— Как давно здесь проживаете? 
— Примерно год, может, чуть меньше. Переехала сюда после окончания колледжа. 
— Вы живете одна?
— …теперь одна.
— А раньше с кем?
— С Бриттани.
Лоури понятливо кивнул:
— Скажите, вы не заметили что-нибудь странное или необычное тем вечером?
— Да, в общем-то, нет, все было как обычно.
— Во сколько вы пришли в «Ковчег»?
— Около восьми вечера.
— Кто с вами был?
— Бриттани, Дженнифер и Саманта.
— И все?
— И все.
— Вы часто бываете в этом баре?
— Довольно часто, почти каждую пятницу.
— Зачем?
— Как зачем? — Алекс очень удивилась такому вопросу. — Затем, чтобы приятно провести вечер с близкими подругами.
— Говоря «близкие подруги», вы имеете в виду Дженнифер и Саманту?
— Да, именно их я и имею в виду, — раздраженно ответила она.
— Как давно их знаете?
— С колледжа. Учились вместе.
— Вы закончили колледж все в одно время?
— Да.
— Но разве вы не старше своей сестры?
— Старше. На год.
Детектив вопросительно изогнул бровь.
— Не могла определиться с выбором колледжа, — солгала Алекс, хотя на самом деле ей не хотелось учиться отдельно от Бриттани.
— Понимаю, — сухо проговорил Лоури, продолжая задавать вопросы. — В котором часу вы покинули заведение, мисс Брук?
— Около полуночи.
— За пару часов до закрытия? — уточнил он.
Она утвердительно кивнула.
— У вас были какие-нибудь проблемы с другими посетителями?
— Не припоминаю ничего подобного.
— Может быть, вы знаете кого-то, кто мог желать Бриттани зла?
— Нет. 
— Она кого-нибудь боялась?
— Насколько я знаю, нет.
— Ревнивый бойфренд?
— Она давно ни с кем не встречалась. Последние отношения как начались, так и закончились, на первом курсе колледжа. 
— Как его имя?
— Зачем вам его имя? — откровенно удивилась Алекс. 
— Необходимо проверить его алиби на момент совершения преступления, чтобы исключить из числа подозреваемых.
— Уж кого-кого, а его и включать не стоило в число подозреваемых, чтобы затем не тратить в пустую время.
Детектив смерил девушку недовольным взглядом:
— Как его имя, мисс Брук? 
— Мартин Мур, — сдалась она, всплеснув руками.
— Скажите, были ли у вашей сестры проблемы на работе?
— На работе? — Алекс снисходительно улыбнулась. — Бриттани работала здесь, дома.
— Чем она занималась?
— Писала картины.
— Так это ее работы развешаны на стенах?
— Ее.
— Она была очень талантлива, — искренне заметил Лоури.
Девушка, коротко взглянув на детектива, согласно кивнула головой:
— Многие говорили, что у нее природный дар. Страсть Бриттани к искусству была очевидна уже в раннем возрасте. Как и все дети, она начала рисовать, когда впервые познакомилась с красками, но писать всерьез стала лишь после смерти родителей.
На какое-то время они оба замолчали, погрузившись каждый в собственные мысли.
— А что насчет вашей тети Габриэллы? — спросил детектив, прервав затянувшееся молчание.
— В каком смысле? — не поняла вопроса Алекс.
— По имеющимся у нас сведениям, она была вашим опекуном. До недавнего времени, пока вы не стали совершеннолетними, распоряжалась наследством по своему усмотрению.
— Нет, это совершенно исключено, — в ее зеленых глазах сверкнул гнев, но голос был на удивление спокойным.
— Вы в этом уверены?
— Абсолютно, детектив, абсолютно уверена. Габриэлла никогда не сделала бы ничего подобного.
Лоури устало вздохнул, допил кофе и протянул Алекс визитку.
— Вот мой номер. Позвоните мне, если вспомните какие-нибудь детали того вечера, — он сделал паузу и, заметив, что девушка никак не реагирует, добавил, — даже если они покажутся вам незначительными. Договорились?
— Конечно.
— Спасибо за кофе, и до свидания.
— Пожалуйста. Всего доброго.
Проводив детектива, Алекс вернулась на кухню и, пренебрежительно хмыкнув, выбросила визитку в мусорное ведро. Налила себе порцию ароматного кофе и села за стол. Обхватив чашку с дымящимся напитком обеими руками, она задумалась. Задумалась о том, как бы разыскать убийцу своей сестры, при этом вообразив себе все мыслимые и немыслимые способы отплатить ему за всю ту боль, которую он ей причинил. 
Макс все это время ходил взад-вперед по квартире, судорожно размышляя над случившимся.  Наконец он остановился и с невыносимой ясностью осознал:
— Микки! 

Чтобы выяснить мельчайшие подробности того злополучного вечера Алекс торопливо выскочила из дому и направилась в бар. Был обычный весенний вечер. Солнце стремительно ускользало за горизонт. Быстро темнело, над душным городом сгущались сумерки. Девушка зашла в слегка прокуренное помещение с неоновой вывеской над дверью «Ковчег» и прямиком направилась к барной стойке, где Грег, тяжело вздыхая из-за маленького количества посетителей, тоскливо протирал бокалы. 
Оставив подопечную с барменом, Макс устремился к столику в дальний угол заведения, где в одиночестве сидел темноволосый парень с уродливым шрамом на лице и читал старую потертую газету. 
— Привет, Уолтер.
— Здравствуй, Макс, — нервно перебирая пальцами рук, ответил худощавый парень, не отрывая взгляда от газеты. 
— Ты помнишь, что тут было в прошлую пятницу?
— Я занят, — укоризненно заметил тот, не поднимая глаз. 
— Так ты помнишь или нет? — проигнорировал Макс его недовольство.
— Помню, — сухо бросил Уолтер.
— Во сколько Микки ушел? 
— Поздно.
— А точнее?
— Перед закрытием.
— А компания подвыпивших молодых девчонок?
— Поздно.
— Перед закрытием, наверно?! — едко уточнил Макс, теряя терпение.
Уолтер молчал.
— Да оставь ты эту газету в покое! Ты можешь уделить мне несколько минут?! — прокричал он в бешенстве. Ему хотелось швырнуть, разорвать или уничтожить эту «чертову» газетенку, но он не мог, и от этого еще больше приходил в ярость. Так же, как и Уолтер не мог перевернуть страницу и узнать продолжение статьи, размещенной на первой полосе, с громким заголовком «Кровавая резня в штате Орегон». Ее текст состоял в следующем: «Трагедия разыгралась пятнадцатого мая тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года. Пожарные выехали на тушение пожара небольшой церкви на окраине Портленда. После локализации огня были обнаружены тела семи погибших и один раненый. Пострадавший молодой человек доставлен в больницу. Смерть жертв наступила от обильного кровотечения в результате нанесения многочисленных колото-резаных повреждений. Допрошенный свидетель, единственный выживший, подробно описал внешность преступника. Белый мужчина, двадцать-двадцать пять лет, рост – пять футов девять дюймов, темные волосы, шрам на левой щеке. По делу задержан и арестован предполагаемый виновник кровавой расправы…»  
Уолтер вскочил, схватил ангела-хранителя за воротник и проорал ему в лицо: 
— Не лезь ко мне!
— А то, что? — нахально поинтересовался Макс.
— А то горько пожалеешь, — ответил он, тяжело дыша.
Брови ангела насмешливо изогнулись:
— Да ну?
— Я убью тебя, слышишь? — проговорил Уолтер глухим, полным ярости голосом.
— Какое выберешь оружие на этот раз, маньяк? — видя его терзания, издевался Макс. — Ну же?!
Уолтер какое-то время колебался, затем тяжко вздохнул и опустил руки:
— Микки ушел на пять минут раньше. 
— Ну вот, так бы сразу и сказал, а то развел тут демагогию, — тон хранителя смягчился. — И последний вопрос. Подопечный Микки не подходил к девушкам, чтобы познакомиться?
— Нет. Он сидел за стойкой, пил виски и просто наблюдал.
— Спасибо, — коротко бросил Макс и, не прощаясь, направился к стойке бара.
Никто не знает, откуда, как и когда появилась газета. За этим столиком в углу никто никогда не сидел, и туда часто скидывали потерянные или забытые посетителями вещи. Несколько лет назад ее обнаружил кто-то из хранителей и, назвав Уолтера душегубом, многозначительно предупредил, что связываться с ним опасно. В итоге это сослужило и добрую и дурную службу. С одной стороны, подозрительные личности стали обходить бар стороной. С другой же стороны, Уолтер, некогда веселый и открытый парень, сильно изменился. Зациклился и замкнулся в себе. Ему очень хотелось узнать правду, какой бы она ни была. Ведь, никто из хранителей не знал, кем они были, какими были, и чем занимались до того, как стать теми, кем ныне являются. 

Алекс лежала в постели под одеялом и, подложив руку под щеку, задумчиво смотрела через открытое окно. На ночном небе светила полная луна, окруженная бесчисленным количеством мерцающих звезд. Наблюдая за их блеском, она размышляла над тем, что поведал ей Грег в кратком доверительном разговоре. 
В тот вечер, когда случилось несчастье, в баре никого из посторонних не было, кроме высокого приставучего брюнета в темно-зеленой ветровке и брюках в тон. Того самого, который заказал для нее коктейль, а затем опрокинул на себя бокал с виски. Он полез в карман за платком, чтобы вытереть одежду, но вместе с тем вытащил мобильник, ключи, водительские права и мелочь, которая с громким звоном запрыгала по барной стойке. Помогая собрать рассыпавшиеся монеты, бармен заметил имя на удостоверении: неловкого посетителя звали Стив Палмер. 
«Я попробую выяснить все об этом парне: где обитает, чем дышит…», — пообещал ей Грег, с условием, что она не будет пока лезть в это дело и обзванивать всех Стивов Палмеров в округе. Алекс беспрекословно согласилась, хотя редко действовала холодным разумом. Обычно она ориентировалась на эмоции, которые в последнее время перехлестывали через край, но Грег был прав, для начала нужно все тщательно разузнать, прежде чем что-либо предпринимать. 



Мария Валивахина

Edited: 08.11.2015

Add to Library


Complain




Books language: