Связь

глава 8

И потянулись однообразные дни на корабле. Капитан почему-то не выводил корабль на торговые пути, и команда сидела без дела. За первые недели вне медицинского отсека Аль «познакомилась» с членами команды. К ней отнеслись настороженно, а некоторые с откровенным страхом. С Аль никто не разговаривал, а если вопрос задавала она, то отвечали крайне неохотно, и не называли своих имен. Капитан не стал представлять своих людей, и потом наедине с ней на мостике объяснил:

- Они приняли ту ситуацию, что сложилась сейчас, и уже знают, что меня ждет. Но не следует просить у них большего.

            Встреча с членами команды ежедневно происходила в пищеблоке корабля. Следует отметить, что кормили на корабле ниже среднего, раздаточный автомат, синтезировал непонятную серую субстанцию, которая однако, судя по удовлетворительному состоянию команды и самого Капитана, содержала необходимые белки, клетчатку, минералы и витамины, но была крайне неприятна на вид и по вкусу напоминала желе выдаваемое тяжелобольным в госпиталях. Аль посчитала, что с этим можно смириться, а примерно через шесть месяцев ее ждет возвращение в привычный ей мир. Когда она приходила в пищеблок, члены команды умолкали, и после этого ели в полной тишине. В пищеблоке стоял только один стол, стулья были правда отдельные, но Аль всегда садилась на пустой конец стола, подальше от экипажа и Капитана. Первые дни, она жутко боялась этих походов в пищеблок, потому что там, с членами команды она видела прежнего Капитана. Нет, он не грубил ей и высказывал всяческое уважение, что вынуждало остальных вести в ее присутствии прилично. Но он как то незримо менялся, словно становился опасным и жестоким монстром из грузового отсека. Через несколько дней, Аль привыкла, и убедила себя, что он Капитан, а его авторитет среди членов команды и так значительно пошатнулся, с того момента как она вторглась в его жизнь. И только немного привыкнув, как выдержка Аль подверглась серьезному испытанию, когда во время обеда, Бэйт, воспользовавшись установившейся в очередной раз тишиной по причине прихода Аль, громко спроси Капитана:

- А что будет с нами? Что будет с кораблем?

            Капитан в раздражении оттолкнул от себя тарелку, и Аль поняла, что между братьями шла молчаливая война все это время, и не раз этот вопрос поднимался, когда они были наедине.

            Некоторое время Капитан молчал, и никто не смел нарушить его молчание. Власть Капитана, пусть и сдавшего свои позиции, была авторитарной, и Аль обратила внимание на то, что отношения между членами экипажа, сложно было назвать дружескими или даже товарищескими. За время работы на корабле Службы, она привыкла к сплоченному коллективу, где капитан, пусть и строгий, но заслуживший признание и уважение всей команды, был их товарищем, а не боссом. Тут все было иначе. Члены команды любили жестоко пошутить друг над другом. Она была свидетелем того, как механик корабля, проводя ремонт в двигательном отсеке, уронил тяжелую деталь себе на ноги и раздробил обе ступни. После медкапсулы, Бэйт отправил того в каюту, и запретил в течение двух-трех дней нагружать ноги, и ходить. Но механик выдержал только два дня в своей каюте, а на третий день, с опаской ступая на ноги, кости которых были сращены только два дня назад медкапуслой, бурчя под нос ругательства, вошел в пищеблок и, получив свою порцию, жадно набросился на отвратительное желе. И  до Аль дошло, что никто за два дня не подумал о том, что механик может быть голоден или нуждается в помощи. И все два дня механик провел в своей каюте один. В тот день команда изменила себе, и они разговаривали, и грубо шутили между собой при Аль. Механик обозвал всех ослами, сказав, что прошла бы неделя, прежде чем остальные заметили бы его отсутствие, помри он у себя в каюте. Но пилот, и по совместительству второй помощник, со смехом ответил, что на этом корыте, что они называют кораблем, запах разлагающегося тела, они бы почуяли на следующий день. Поразмыслив, Аль поняла, причину таких взаимоотношений в команде. Практически у каждого из них был брат или другой близкий родственник, который с удовольствием занял бы место того же механика, или просто надоевшего соседа по и так маленькой каюте. И Капитан в этом замкнутом мире практически Бог.

            Поэтому сейчас вся команда, напряженно ждала, что ответит им, их Капитан. Аль было тоже интересно услышать его слова. У нее не было сочувствия к этим отвратительным представителям разумного населения Вселенной, она не жалела ни их ни тех меленьких мальчиков с отсталой, суровой планеты, запуганных учением Пра-Отцов и с вечно голодными глазами, которыми они были в детстве. Она знала, что те мужчины, что сидели сейчас рядом с ней за столом не виноваты в выборе их предков, но цельная, честная и любознательная натура самой Аль, не давала ей возможность сделать из них «жертв» своего мира. Эти «жертвы» несколько лет летали по вселенной, захватывали и грабили грузовые и пассажирские суда, и убивали людей. Они получили доступ к развитым Мирам, но не воспользовались этим шансом.

- Ничего не изменится. – Ответил на вопрос брата Капитан. – Остаешься ты. – И Мейт со значением посмотрел на Бэйта. – И вы все. Тот корабль, что достраивают на Сик-4, получит мой брат, и вы все будете приняты на борт нового корабля в качестве команды. То чем вы будете заниматься, когда меня не станет, не моя забота. Есть только одно условие, после моей смерти вы доставите Госпожу Елену на тот мир, который она укажет. И все.



Анна Аксент

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться