Связь

глава 24

Уходя из дома на праздник Мейт велел Аю не покидать его комнату и ждать его или Бейта. Девочка послушно осталась сидеть на стуле у окна, заворожено глядя на этого странного дядю, что разрешил ей спать на кровати! А сам! Сам! Спал на холодном полу. Поэтому, Аю решила, беспрекословно выполнить просьбу Мейта и когда он уходил, тихо прикрывая за собой дверь, ему вслед смотрела пара восторженных детских глаз.

            Два брата, разительно выделялись на фоне общей разношерстной толпы у храма, Стоя по обе руки от отца, они контрастировали другими сыновьями, сопровождающими своих глав семей  на праздник. Мейт, невольно отмечал угрюмые взгляды исподлобья, а в некоторых случаях, откровенно туповатые и агрессивные. Одежда на мужчинах была с чужого плеча, в некоторых случаях, явно снятая с трупов, о чем свидетельствовали кое-как зашитые дыры на ткани в характерных местах. Мейтон и Бейт в своей строгой форме черного были как пришельцы с другого мира. Капитан так и ловил на себе завистливые взгляды сыновей и отцов собравшихся у храма. Тейтон Аль-Кон с гордо поднятой головой прошествовал к самому алтарю, на котором уже лежал худой белокожий мужчина. Мейт узнал в жертве Пита Кромпа. Вокруг алтаря, в длинных грязно-серых одеяниях полукругом стояло пять жрецов храма. Старший держал в руке длинный изогнутый клинок. Мейт знал, что клинок был выкован из обломков одного из кораблей с первыми переселенцами прибывшими на планету.

- Не хорошо, что вы без оружия, - недовольно сказал отец братьям.

Мейт сжал зубы, оружием отец считал только короткие традиционные мечи, которыми было принято орудовать при захвате кораблей и убивая заложников. Но оба брата склонили головы и сказали:

- Да отец, прости, отец.

Тейтон Аль-Кон недовольно пожал губы. Его сухой профиль резко выдавал возраст, который, по-хорошему, для представителей расы эейков был не столь и велик. Но организм, не получающей полноценного питания и медицинской помощи, не смотря на особенности расы, изнашивался в десятки раз быстрее. Тяжелые болезни, перенесенные на ногах, подтачивали эти сильные тела, и сводили мужчин в могилу очень рано. А может и не чистота крови сказывалась на сроке жизни.

            В этот момент справа от отца встал глава Эн-Катов. Мейт напряг помять, вспоминая, как зовут отца Кэйтона, и через мгновенье вспомнил – Райтон. Справа от Райтона Эн-Ката стоял Кэйтон. Высокий, широкоплечий и мускулистый он был серьезным противником. Плечи Мейта или Бейта не были уже, чем у их врага, но они были более сухие, поджарые как волки, что обитали на планетах – колониях древней Земли. Кэйтон был более неповоротлив, но Мейт знал, попади под его прямой удар, можно не устоять на ногах. Поэтому на стороне Мейта было мастерство и скорость.

            Райтон Эн-Кат неприязненно оглядел сыновей Тейтона с головы до ног и презрительно скривил губы:

- Неужели славные пираты стали облачаться в форму как Служба?

- Во всяком случае, мои сыновья не снимают одежду с падали, - парировал Тейтон в ответ.

Мейт, невольно восхитился отцом, да, отец дремучий и жестокий фанатик, но ума и сообразительности ему не занимать. «Его бы ум да в нужное русло» подумал сын об отце.

- Ты назвал моего сына падальщиком?! – Повысив голос, чтобы его слышали все вокруг, спросил Райтон.

«Проклятье» подумал Мейт. Они с братом явно выделялись на фоне остальных собравшихся, отец, дав столь злой и саркастичный ответ своему заклятому врагу, немного не подрассчитал, из этой толпы озлобленных фанатиков можно и не унести ноги живыми. Злобно сплюнув себе под ноги, Мейт с разворота впечатал кулак в лицо Кэйтона. Тот, не устояв на ногах, рухнул на землю, на несколько секунд закатив глаза. Бейт, злобно оскалившись, также с одного удара уложил мужчину стоящего рядом с ним.

            Образовалась свалка, Мейт и Бейт работали кулаками и ногами в разных направлениях, но и ловили удары со всех сторон. В один из моментов Бейт вдруг подумал «Забьют», но руки продолжали работать как манипуляторы робота-погрузчика, и казалось, два брата не знают усталости. Краем глаза Мейт засек момент, когда Крайт и Джайт, одетые в более неприметную одежду чем их форма, стянули с алтаря Пита, и обогнув храм, побежали прямо в лес. Пит хромал, но не отставал от них. В этот момент, отец, находящийся в самой гуще свалки, и на равных с молодыми мужчинами раздающий удары, сделал старшему сыну знак - бежать. Гордость гордостью, но терять единственных сыновей в обыкновенной драке ему не хотелось. Мейт кивнув отцу, поднырнул под замахнувшегося на него Кэйтона, совсем не по-геройски припустил по улице в сторону дома. Бейт тенью следовал за братом. Влетев в холл на первом этаже, Мейт крикнул:

- Аю! Аю!

В ответ была только тишина. С замирающим сердцем Мейт перепрыгивая ступени, вбежал по лестнице на второй этаж, и сходу распахнул дверь в свою комнату. Аю сидела на стуле, так как он ее оставил. Ее глаза пронзительно смотрели на него, по щекам текли слезы.

- Ну что ты, что ты, - утешал старший брат сестру, - я же обещал вернуться за тобой.

Схватив девочку на руки, он спустился вниз и уже собирался выскочить через боковую дверь во двор, где наготове, в каре ждал Бейтон. В холле стоял Сол. Он выглядел так же, как Мейт его запомнил. Мейт в нерешительности замер у двери, а Сол молча подошел к Мейту и одним движением оторвал ткань подола платья девочки, и снял с левой ноги дырявый ботиночек.



Анна Аксент

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться