Связь

глава 27

Рапорт она все-таки написала. В один прекрасный момент Эррик преступил ту невидимую грань, за которой любая девушка перестает быть снисходительной к влюбленному, или решившему, что он влюблен глупцу. У всех это происходит по-разному. Кто-то перестает прощать назойливого ухажера после слова, кто-то после дела. Так случилось и с Аль. Она не выдержала в тот момент, когда Эррик на ежегодном празднике, устраиваемом Службой в честь создания подразделения, развязно и собственнически обнял ее в присутствии главнокомандующего. Эррик подвел ее познакомиться с высшими чинами Службы. И представляя Аль руководству, Эррик собственническим и достаточно развязным жестом, приобнял ее и привлек к себе. Аль вспыхнула и отшатнулась, и на лицах высших офицеров отразилась глумливая усмешка. В сторону Эррика не было направленно ни одного осуждающего взгляда. А глаза офицеров, смотревшие на нее явно выражали мысль и вопрос «Чего тебе не хватает?». Аль сохранила лицо, но под надуманным предлогом покинула банкет, и вернулась на Меченосец, стоявший в порту. Прошло больше года как она встретила Эррика в порту Райкаля, и заключила контракт на три года, но уже сейчас, отработав двенадцать стандартных месяцев,  имела право подать рапорт на перевод или увольнение. Рапорт, на который командование уже не смогло бы отказать. В своей каюте она быстро собрала вещи в мешок, и только сейчас обратила внимание на то, что за все двенадцать месяцев так и не освоилась по-настоящему в каюте. Создавалось впечатление, что каждый день, проведенный на Меченосце она была готова сорваться с места и уйти. Вещей было крайне мало, только необходимый минимум, теперь становилось и того меньше, несколько комплектов формы она оставляла в каюте. Эта форма ей больше не принадлежала, в рапорте она написала слово «уволить», а не «перевести». За в общей сложности три с половиной года службы на Меченосце, у нее была накоплена хорошая сумма денег в одном из банков Первых миров, еще была карта отданная ей Мейтом, прямо перед их расставанием в королевском порту Райкаля. В деньгах она не нуждалась бы еще пару лет, поэтому было время подумать, куда теперь приложить свои знания и умения, в космосе или в госпитале на какой-либо планете. Переодевшись в свою гражданскую одежду, и накинув черную куртку, Аль перекинула через плечо мешок с вещами и направилась к выходу. Рапорт уже был ею отправлен, и она даже получила регистрационный номер канцелярии Службы безопасности полетов.

Дело оставалось за малым, снять номер в гостинице и дождаться результата рассмотрения рапорта, просто чтобы быть до конца уверенной, что Службе она больше ничего не должна.

Меченосец находился на планете Гирит, родной планете сержанта Тета, относящийся к планетам Первых миров. Тут же на планете располагался штаб Службы и на Гирите же традиционно проводили ежегодный банкет в Зале Республики.

Аль спустилась по спущенному трапу, но немного задержалась на выходе. Прикоснувшись ладонью к борту корабля, она тихо сказала, обращаясь к Меченосцу:

-Прости друг, видимо не судьба.

Затем, не задерживаясь и не оборачиваясь все быстрее и быстрее пошла к выходу из ангара коссмопорта. Выйдя в город, она поймала общественный кар и задала приблизительный адрес – район, где располагалось множество гостиниц и отелей среднего класса.

Заселяясь в номер, Аль показалось, что она испытала чувство дежавю, номер ничем не отличался от того в который она заселилась на Райкале покинув корабль пиратов. Этот номер был также девственно чист, и также сер и неуютен. Бросив мешок с вещами на кровать, Аль зашла в санблок и посмотрела на себя в зеркало встроенное в стену. Она не смывала макияж уйдя с банкета в Зале Республики. Ночь еще не закончилась, она только началась, Служба продолжает праздновать и упиваться собственной значимостью. Офицеры позируют репортерам, и Эррик как обычно блистает. Захотелось отвлечься, чувство горечи и ощущение не сбывшихся надежд как мутная вода бродила на окраинах  мыслей.

Аль накинула куртку на плечи и вышла из номера. Проезжая по улицам города, недалеко от отеля, она видела бар, который и решила посетить, чтобы отпраздновать свободу и новый этап жизни.

В баре было сумрачно, и дымно. Какая-то компания за дальним столом активно курила сигары, и дым, поднимался от них, расплываясь по залу, придавая ночи элемент таинственности и некоторой романтики. Аль заняла одиночный столик в укромном углу, место было удобным, сев спиной к стене, она свободно и незаметно могла рассматривать посетителей бара. Принесли алкоголь, на удивление хороший и качественный, не хуже чем на банкете Службы, и теперь Аль цедила жидкость, с широкого стакана медленно обводя взором зал. Двери открылись, пропуская вновь прибывших. И только кинув, мимолетный взгляд на вошедших, сердце Аль сжалось, то ли от страха то ли от предвкушения. Среди вошедших она первым сразу же узнала Мейта, рядом с ним как всегда следовал Бейт, остальные были из команды Маллумо – пилот Крайт и техник Тейт. Через минуту зашли остальные члены команды, кроме механика Джайта, которого видимо, оставили на вахте на Маллумо. Сердце, сначала замершее, вдруг пустилось вскачь, и как бы размеренно и глубоко не дышала Аль, остановить эту гонку крови в собственных венах она не могла. Стало жарко, она расстегнула ворот рубашки, в которую была одета. Аль была уверена, что ее никто из команды не заметил, она сидела слишком далеко от барной стойки, и в самом темном углу зала. Но как поступить дальше затруднялась.  Аль испытывала странную неловкость от ситуации, рассудок подсказывал, что нужно встать и поздороваться, потому что, как бы это не звучало, они с Мейтом друг другу далеко не чужие, и, несмотря на двенадцать месяцев друг без друга, она чувствовала странную ниточку протянутую между ними, которую не смогли выжечь «эльфы» уничтожив Связь. В это время команда Маллумо, за исключением Капитана заняла один из больших столов в центре зала, мужчины оживленно переговаривались между собой, видимо что-то обсуждая или вспоминая, потому что от их стола то и дело доносился смех. Только Капитан остался у стойки, стоя спиной к Аль, которая напряженно вглядывалась в такую знакомую фигуру. Не к стати, вспомнился грузовой отсек, но сразу следом пришло воспоминание того как Аль, переступив через себя после встречи с представителем планеты Тэмон – Ка-сем-семом, решилась и взяла Капитана за руку, и как тот таял, в ее маленькой руке, и практически лишился на несколько минут возможности здраво соображать. А потом вспомнился ледяной плен, пронизывающий холод, и ожидание смерти, его лицо, которое показалось таким близким, и руки которые тянули и тащили ее куда-то, тащили ее на поверхность и не дали умереть, застыть вместе умирающей планетой.



Анна Аксент

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться