Связь

глава 28

Как ни странно, но буквально за первые несколько дней на борту Маллумо, Аль поняла, что работать под началом Капитана очень комфортно. Он был умен, сдержан и деловит. Команда ее появление на борту восприняла радушно и доброжелательно, и как отметила про себя Аль, члены команды  даже не удивились когда она наконец выползла к обеду первого дня из отведенной для нее каюты. Видимо заключение контракта между ней и Капитаном происходило на глазах у всей команды, когда она сама, о ужас, находилась в полу-беспамятном состоянии. Что еще, было ею сделано, за время сильнейшего опьянения она боялась даже предположить. Спрашивать у кого-либо из команды было просто стыдно. Поэтому Аль мучилась от неизвестности.

Маллумо впечатлил ее, разница между ним и старым кораблем, уже давно отжившим свой век, была огромная. Сияющий снаружи и внутри, он поражал своим футуристическим дизайном, но все было продумано до мелочей. Зная, что корабль проектировал сам Капитан, Аль была просто поражена. Оба брата были одарены природой, и, пустив свой потенциал в нужное русло, теперь могли достичь небывалых высот. Вся команда Маллумо носила свою уникальную черную форму, мужчины разительно отличались от тех, что она запомнила. Только Чип, не относящийся к расе эйков не носил перчатки, все остальные мужчины не снимали их никогда. Предосторожность была Аль понятна, опыт капитана мало кто хотел повторять. А еще, может быть, мужчины опасались, что никто не захочет связать с ними жизнь, узнав об их прошлом.

В то же утро, что Аль проснулась на Маллумо, ей на планшетник пришел ответ, на ее рапорт, его удовлетворили, и она была свободна от Службы. К полудню, Маллумо развернул свои двигатели и покинул Гирит, сверкнув на прощанье, в лучах полуденного солнца, практически зеркальным боком.

В первый день на борту, Мейтон великодушно предоставил Аль выходной и время освоиться на корабле. До вечера Аль провела в своей каюте, приходя в себя после вчерашнего. Она все пыталась и пыталась вспомнить, чем же еще был богат вечер, кроме как тем, что ее угораздило заключить договор с Капитаном. Но память была пуста. Анализируя собственные впечатления от произошедшего, Аль пришла к выводу, что чувства разочарования, горечи или чего-то  другого негативного она не ощущает. Новая работа не воспринималась ею как ошибка, а наоборот, заглянув поглубже, она призналась сама себе, что довольна, что все сложилось именно так. Она не стала упиваться собственным разочарованием в Службе и перебирать возможные варианты предложений на рынке труда, а сразу поступила в команду Маллумо.

На следующий день, Аль приступила к работе. Она безошибочно нашла медотсек на корабле, который был оборудован по последнему слову техники. Что-то из медицинской аппаратуры было ей в новинку. Медблок был спроектирован по принципу кораблей Службы. В экстренной ситуации, при разрушении или существенном повреждении корабля, весь отсек отстреливался от корабля, и в нем можно было прожить некоторое время, как правило, от двух до четырех недель, ожидая, когда подоспеет помощь.

Аль вместе с Бейтом привычно, работали в медотсеке, и девушка, решившись, спросила:

-Зачем вам второй врач? Ты же неплохо справляешься. У вас отличная капсула, и во втором враче нужды нет.

- Я не обсуждаю решения Капитана, и тебе не советую. – Буркнул в ответ Бейт, который сам терялся в догадках.

Этим же вечером, находясь в каюте Капитана, он задал тот же вопрос Мейту, на что последний ответил:

- Ты не можешь больше тратить время на космос, тебе двадцать восемь лет, в этом возрасте люди уже заканчивают учебу в академиях Эриона и находят свое место в жизни. Сейчас ты можешь получить образование и осуществить свои мечты, даже те в которых сам себе не признаешься. Ты будешь взрослым мужчиной среди восемнадцатилетних студентов, по факту детей. Поэтому время больше терять нельзя. Через неделю, мы прибудем на Райкаль, на аудиенции у Инрад Инралы я буду просить ее отпустить тебя на Эрион. А нам нужен врач, Аль кандидатура лучше некуда. Она отличный специалист и знает команду, а команда знает и доверяет ей.

- Ой ли ой ли, - скептически протянул Бейт. – В этом ли только дело?

-  Не зарывайся, - рыкнул, чуть не оскалившись на брата Мейтон.

- Я то, что …. Я же о тебе думаю.

- Я сам о себе подумаю, - отрезал Капитан.

Бейт, только пожав плечами, вышел из каюты, оставив Мейта одного.

Мейтон, оставшись один, расстегнув китель и упал на свою кровать, потянувшись. На его губах играла едва различимая улыбка.

Весь следующий день Бейтон и Аль посвятили команде. Почти половину дня ими было потрачено на Тейта, которому теперь требовалась постоянная медицинская помощь. Новый глаз, что ему прирастили на Райкале, организм упорно отторгал, и Тейта мучили головные боли, и то и дело возникающее воспаление. Глаз то затекал, что сквозь опухшие веки ничего не было видно, то краснел как у зомби, а вокруг по веку, до скулы и лба расходилась сеточка красно-синих сосудов. Сняв очередное воспаление, и напичкав Тейта лекарствами, Аль с Бейтом отпустили его в каюту, наказав не покидать ее хотя бы несколько дней. Бейт скинул информацию о заболевшем технике Капитану на планшетник, практически сразу же получив от Мейта подтверждение. Аль устало откинулась на спинку крутящегося кресла, в которое присела после того как Тейт ушел.

-Глаз придется удалить, - сказала она Бейту.

- Я знаю. – Сухо ответил Бейт. – Ну не смог я ему так это сказать, не смог. Это я виноват понимаешь. Я не успел… не спас ему глаз.



Анна Аксент

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться