Сыграй со мной

Часть 2.

На следующее утро в половине десятого я открыла дверь и увидела Эштона. Упершись руками в дверную раму и склонив голову на бок, он робко улыбнулся мне, глядя на меня из-под невероятно длинных ресниц.

— Все еще злишься?

Я сглотнула. Длинная речь, приготовленная мной для него прошлым вечером — с такими словами как «предатель», «идиот» и «тупица» — вылетела у меня из головы.

— Больше никогда не называй меня слоном, — проворчала я.

— Обещаю, — Эштон клятвенно приложил руку к груди.

Я улыбнулась.

— Тогда хорошо.

Металлический красный горный велосипед Эштона стоял у забора. Я взяла свой из-под навеса, и мы вместе поехали к школе. Мы жили совсем неподалеку, поэтому дорога занимала около пятнадцати минут. В городе вдоль улиц помимо пальм росли нереально красивые огромные дубы и клены, они, наверное, уже вековые. С раннего утра палило солнце, поэтому мы ехали по теневой стороне, как раз под этими потрясающими деревьями.

У ворот школы собрались с полсотни девушек и парней с разных классов. Им раздавали номера. Будучи членом команды, Эштон не принимал участия в отборе, я же встала в очередь, чтобы получить свой номер.

— Сорок семь... Джой Портман, — прокричал Люк Хеммингс и повернулся к Сьюзан Миллер - девушка, с которой я ходила на химию. Она записывала имена на лист. Блондин дал мне стикер, чтобы я приклеила его на грудь, и улыбнулся. До сих пор я не видела Люка настолько близко. Я уставилась на него, пораженная тем, как он привлекателен. Заметив это, он насмешливо проурчал:

— Удачи, спортсменка.

Когда все получили свои номера, он повысил голос в шумной толпе:

— Хорошо, слушайте все. Я хочу, чтобы для разминки вы пробежали три круга вокруг поля, потом возвращайтесь сюда.

От испуга у меня свело живот. Со спортом я была даже не на "вы". И во время занятий по физкультуре я старалась увиливать от упражнений, притворяясь, что заболела нога или еще что-то.

— Он шутит? Три круга?

— Не говори, что ты уже жалеешь, что захотела попасть в команду.

Меня всю перекосило от смешка Эштона, означающего: «я же тебе говорил». Он увел меня с подстриженного газона и побежал рядом. Сдержав возражения, я попыталась бежать с ним в одном ритме, что, естественно, было невозможно, так как один его шаг равнялся двум моим.

Черт, один круг, казалось, был длиной в десять миль. Я в два раза больше возненавидела Люка с его дурацкой разминкой. Пробежав три круга, я рухнула на траву, ничего не слыша, кроме своего учащенного дыхания. Слава богу, у меня было время перевести дух — каждый из сорока идущих передом мной участников должен был попытаться забить мяч в ворота. Потом настанет и моя очередь.

Пока я изображала из себя дохлую лягушку, Эштон принес мне воды из кулера. Он встал напротив меня, и его тень стала моим спасением от солнца. Во рту и горле пересохло. Я села, испытывая сильную жажду, и он протянул мне пластиковый стаканчик с водой, который я тут же осушила.

— Так мало? — Я крутила стакан с глотком воды туда-сюда, глупо надеясь, что живительной влаги вдруг каким-нибудь чудесным образом станет больше. — У тебя явно проблемы с головой.

— Ничуть, — засмеялся он, — ты еле дышишь после этой короткой пробежки, и от большего количества воды тебя может просто-напросто вырвать. На самом деле, было бы лучше, если бы ты прополоскала рот и выплюнула воду.

Я усмехнулась.

— Можно я выплюну ее тебе в лицо? — Не дожидаясь ответа, я проглотила воду. Маленький глоток испарился в одно мгновение, попав на язык.

— Портман, заканчивай хлестать воду! Твоя очередь!

Это был Люк, и когда я повернулась в его сторону, он бросил мне мяч. Хвала моей реакции, я поймала его прежде, чем он прилетел мне в живот. Эштон поднял меня на ноги и дал несколько советов о том, как лучше ударить по мячу.

Ну ага, я прямо горю желанием это знать... Положив мяч на землю, я пнула его в сторону стоящего на воротах Калума. Мяч упал на газон в нескольких футах от вратаря и, медленно докатившись до его левой ноги, остановился.

Я одарила Эштона деланно-восторженной улыбкой.

— Посмотри-ка, я правильно выбрала направление.

— Давай же, Портман, — ко мне подбежал Люк с мячом под мышкой, — Ирвина ты била по заднице куда сильнее.

Обессиленная и измученная, я готова была сдаться, но когда он протянул мне мяч, на его губах играла насмешливая улыбка. Мне захотелось доказать ему, что он ошибается, и я приняла вызов.

Он положил мяч передо мной, но потом заставил отойти от него на несколько шагов.

— Сейчас сделай маленький разбег и вложи больше силы в удар.

— О нет, помешай ему заставить меня делать это, — взмолилась я, в ужасе ухватившись за футболку Эштона. — Мы оба знаем, что я просто споткнусь об эту чертову штуку.

Парни засмеялись, и друг осторожно отцепил мои пальцы от ворота своей футболки.

— Не споткнешься. Давай так, если ты попадешь Калуму прямо в грудь, я куплю тебе шоколадное мороженое. Идет?

Мороженое? Хороший стимул.

— Идет, — я выдохнула, разбежалась и сильно ударила по мячу, прицеливаясь в грудь Худа. Футбольный мяч попал точно ему в руки.

— Молодец! — крикнул Люк, подмигивая мне. Затем подбежал к письменному столу, где Сьюзан вела записи, и позвал следующего.

Несказанно гордая, я с улыбкой повернулась к Эштону. Но моя улыбка погасла, как только я увидела стоящую рядом с ним Барби.

Сложив руки за спиной, она раскачивалась перед ним на пятках, грозя своей торчащей вперед грудью проткнуть его сердце.



Joy S Portman

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться