Сыграй со мной

Часть 3.

Мороженое было очень вкусным, но не менее аппетитным мне казался и сам Эштон, слизывающий холодное лакомство с ложки. Я целый час не могла оторвать взгляда от его губ, пока мы сидели у Чарли. К сожалению, этот парень был все равно что крепость — укрепленная и непробиваемая. Он так и не признался, что пообещал Люку взамен на то, чтобы тот взял меня в команду. То есть, он сказал, что не обещал ему ничего, но так я ему и поверила, ага.

В восемь тридцать вечера Эштон заехал за мной на машине матери, и мы поехали к Хеммингсу. Я понятия не имела, что нужно надевать на такие вечеринки, но поскольку в вечернее время было все еще выше градусов тепла, что не редкость для Северной Калифорнии в августе, я выбрала темно-серую майку и черные обтягивающие шорты. Судя по ухмылке Эша, я сделала правильный выбор.

Длинная очередь машин в переулке перед особняком Люка показала, как много гостей собралось на вечеринку. На Эштона это не произвело никакого впечатления — он спокойно маневрировал между машинами, чтобы припарковаться на свободное место — я же с большим трудом водрузила на место отпавшую челюсть. 

— Сколько тут гостей?

— Трудно сказать. Обычно от ста до ста пятидесяти. Когда уезжают его родители, число гостей достигает и трехсот.

Черт, у меня нет такого количество знакомых, даже если я сосчитаю всех своих друзей с их семьями и питомцами вместе взятыми.

Мы подошли к дому и поднялись по мраморным ступеням к двери. За ней громыхала музыка, и мы решили, что звонить бесполезно. Эштон повернул ручку, и дверь легко открылась.

Нас оглушила раздающаяся из множества колонок песня Шона Пола «Она не против». Все вокруг танцевали и развратно терлись друг о друга. Я такое видела только в фильмах. Несколько парней общались, перекрикивая шум, и пили пиво из бутылок, одновременно лапая задницы своих подружек. Кто-то целовался в тусклом свете. Я прижалась к Эштону.

— Боже мой, не оставляй меня здесь одну.

Он засмеялся, во всяком случае, я так подумала — смех его слышать я не могла, но почувствовала движение грудной клетки. Эштон прижал меня к себе крепче и потащил через толпу. Не все из гостей были подростками. Похоже, у Люка много друзей старше его.

В центре комнаты собралась небольшая группа девушек из моего исторического класса. Симона Тарэлли схватила меня за руку, когда мы проходили мимо нее. Мне пришлось читать по губам, чтобы понять, что она приглашает меня присоединиться к ним.

— Я принесу тебе что-нибудь выпить, — крикнул Эштон мне в ухо.

Я кивнула и смотрела ему вслед со странной внутренней дрожью. Что, если он никогда не найдет меня в этом безумном месте? Расстояние между нами быстро заполнилось толпой незнакомых людей. Черт, нельзя было его отпускать.

Я повернулась к девчонкам и попыталась вступить в разговор. В результате же просто стояла и кивала, делая вид, что понимаю, о чем они говорят. Симона протянула мне бутылку Короны, когда Эштон не вернулся через десять минут. Любой прохладный напиток был кстати в душной и жаркой комнате. Я промочила губы пивом, затем облизала их. Ладно, эта штука не так уж и плоха. Я сделала небольшой глоток. Пиво было немного терпкое, но вполне приемлемое. Когда я выпила половину бутылки, у меня начала кружиться голова.

В другом конце комнаты я увидела Эштона. Я попрощалась с девчонками и пошла к нему. Толпа немного рассеялась, и я могла передвигаться без труда, но друг уже пропал из вида.

Высокая арка вела на кухню. Я направилась к ней и увидела стоящего в дверях Люка, опирающегося одним плечом о стену. Рукава его черной рубашки были закатаны по локоть, а джинсы порваны. Люку черный невероятно шел. С расстегнутыми верхними пуговицами рубашки он выглядел загадочным и сексуальным. Он походил на демона, но красивого.

Хеммингс бросил в мою сторону взгляд и уже не отводил его от меня, потягивая пиво.

Было бы невежливо не поздороваться с хозяином, так что я остановилась перед ним и подняла руку в знак приветствия. Тут музыка не оглушала, поэтому я услышала его ответное «привет».

— Неплохое местечко. Так много… людей, — сказала я, чувствуя себя неловко и глуповато оттого, что не знаю, как начать разговор.

— Спасибо. — Он отошел от стены и наклонился ко мне, чтобы я могла его слышать. — Наконец-то Ирвин тебя сюда привез. Он и так слишком долго держал тебя вдали от моего дома.

Что? Я нахмурилась. Так это Эштон был причиной того, что меня не приглашали на вечеринки Люка? Вот негодяй! Наверное, он думал, что мне будет некомфортно среди всей этой выпивки и шума. И я, идиотка, подтвердила это в первую же секунду, вцепившись в него, как перепуганная кошка.

— Ты не знаешь, где он? — спросила я Люка в ухо, благодарная за то, что мне не нужно кричать и срывать свой голос.

— Неа. — Он сделал еще один глоток пива.

Вздохнув, я тоже глотнула Короны и поморщилась — ее вкус мне больше не нравился. Люк вдруг взял меня за руку и потащил на кухню. Он поставил свое пиво на стойку, затем забрал у меня бутылку и дал спрайт.

— Ты не должна пить пиво, — сказал он суровым тоном. — Особенно в этом месте.

Да я и сама не хочу стать безвольной куклой для лапанья, как большинство других пьяных девочек. Я запила спрайтом горький привкус Короны во рту.

— Ты хорошо показала себя сегодня. — По губам Хеммингса скользнула улыбка.

— Я играла ужасно, и ты это знаешь. До сих пор не понимаю, почему ты взял меня в команду.

Пожав плечами, он выпил пива из бутылки, которую забрал у меня.

— Сам не знаю. Может быть, я просто хочу, чтобы ты была в ней.

Боже, от его поддразнивания у меня встали дыбом волоски на руках.

— Тренируйся на выносливость каждый день и станешь хорошим игроком.



Joy S Portman

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться