Сын

Восьмое письмо


8 письмо
Ты, наверное заметила, что мои письма состоят из двух частей - сегодня и далёкое вчера, реальность и воспоминания. Так сложилось в первом письме и менять ничего не хочется.
 Сегодня мне пришлось "прогуляться" по Луне. Дело в том, что роботы нашли непонятные пока предметы. Они не лунные. Это интригует и настораживает. Неужели и на Спутнике обитают карлики. Трудно сказать наверняка, предмет и правда малого размера, но это ни о чём не говорит. Он мог быть деталькой большой конструкции. Только вот куда девалось остальное. Словом, надо было осмотреть место находки. Я взял кислородный резервуар, маску и вышел из своего стеклянного дома. 
Двигаться на Спутнике необыкновенно легко. Я взлетал над поверхностью при каждом  шаге. Удивительное состояние испытываешь, когда нет необходимости прикладывать усилия  для ходьбы. Кажется, только подумал куда ставить ногу, а она уже туда "перелетела". Я с удовольствием порезвился возле стеклянных стен, и отправился за Робом, который должен был показать место находки. Было темно. Голубая планета ещё не появилась из-за горизонта, а Жёлтая Звезда неделю будет "прятаться". 
В отличии от меня, Роб в прямом смысле плыл над поверхностью. Он включил систему антигравитации. Мне скафандр одевать не хотелось, поэтому антигравитация "мне не грозила", тем не менее передвигался я легко и быстро, при каждом шаге "покоряя" несколько метров. Я старался  не отставать от робота, потому что у него был "свет", а я не захватил фонарик. Что и говорить "рассеянный с улицы Бассейной". Помнишь, ты иногда меня так называла. Ты говорила, что такая улица была на твоей родной Дее. 
Но я отвлёкся.
Идти пришлось недолго. Когда Роб остановился, я чуть не врезался в него. Ему бы это не повредило, а вот я на дальнейшие исследования врядли был бы готов. Место, где мы "затормозили" оказалось самым обычным - каменистая поверхность у подножия скалы. Таких скал вокруг много, и всё-таки я решил тщательно осмотреть именно этот остроконечный твёрдый выступ. Что я искал? Не знаю. Но надо же что-то делать, не стоять и моргать, глядя на камни под ногами. Кстати камни в этом месте тоже привлекли моё внимание. Но об этом после.
Предмет, который принёс мне робот в стеклянный дом напоминал деталь моей капсулы. Я сначала так и подумал, и даже забеспокоился, пока не потрогал руками. "Он теплый, значит не металлический,"- подумал тогда. Не похож он и на каменный - теплее. Вот тогда появилась мысль рассмотреть необычную находку под микроскопом. 
Я не ошибся, но и не обрадовался. "Штучка" очень похожа на живую. Ты представляешь, мама? Что, если на спутнике есть коренные жители? Не придется ли мне решать ту же задачу, что решал  Наследник Властелина Сиус-Мира? Он так и не смог справиться сам и улетел искать помощи у отца. А что буду делать я? Во-первых у меня нет отца уже давно. Во-вторых улетать мне можно только на Голубую Планету. А это называется - "Бери мочало и начинай сначала". В общем мне предстоят нелёгкие денёчки в Лунном понимании этого термина.
И вот я перед скалой, под которой Роб подобрал загадку для меня. Я искал в скале какой-нибудь проход или хотя бы щель. Почему? Потому что вокруг не нашёл ничего странного. Значит предмет мог появиться, выкатиться, выпасть или даже выползти (бр-р-р) из самой скалы.
В скале, а это была часть стены метеоритного кратера, если ты понимаешь о чём я, были трещины, неровности и даже ступенчатые выступы, по которым я, если надо могу взобраться наверх. Как знать может и взберусь. Но сегодня я не стал пробовать себя в качестве скалолаза. Мой механический друг по команде легко взлетел над скалой, по пути фотографируя её поверхность. Снимки можно посмотреть только в корабле, и я, понятное дело, отложил процедуру до возвращения в капсулу. Тем временем стал не только рассматривать, но и  ощупывать место находки. Оно отличалось от обычной поверхности по температуре - это раз, а второе,  и я был в шоке, оно  слегка вибрировало.
Что-то подсказало мне - Сын, возвращайся-ка ты в корабль и спокойно всё обдумай. Я скомандовал Робу идти впереди с включенным светом и попрыгал к своему лунному дому.
Время было позднее, по привычному для меня суточному часоисчислению. Я не стал ничего обдумывать, а сел прямо за очередное письмо к тебе, матушка.
Давай повспоминаем опять. Луна никуда не денется, а прошлое уйдет из памяти навсегда. Мне бы не хотелось, чтобы от него ничего не осталось, пусть бумага сохранит.
Ген, неунывайка-генетик, напористый, упрямый учёный всегда шёл вперёд, без оглядки. Бывали провальные эксперименты, но Ген не останавливался, он начинал с нуля и пробовал снова и снова, вносил маленькие изменения или дополнения. 
Он не знал, что там светится впереди, но уже пошел туда. Могла быть опасность? Могла. Только нашего Гена опасности никогда не останавливали. Любопытство - вот главный двигатель в его жизни. Проход, по которому он двигался, расширялся. Ген с удивлением заметил, что стены совершенно сухие. "Под водой сухой грот? - невероятно!" - так бы подумал я или Пов, например, но не Ген. Невероятного для него не существовало. Если что-то встречается в жизни, значит этому есть объяснение - это был его второй девиз. Но в этот раз он ни чего объяснять не стал. Он только отметил для себя факт и шёл вперёд. 
Светящаяся точка превратилась в круг. Генетик "увеличил шаг на пол оборота" (это уж я отсебятину приплёл), он пошёл быстрее. Сколько прошло времени точно сказать трудно, было темно и хронометр, хоть и работал, но светиться не желал, отсырел, наверное. Ген - ученый-естественник, и тут нашел выход. Он знал свою обычную среднюю скорость, поэтому считал шаги. Сначала он и сам не знал, зачем, но привычка всё брать на вооружение сработала и на сей раз. Ему нужно было знать время и расстояние. Кто может поручиться, что не придётся этим же путём идти назад? Никто.
Прошагав около километра, Ген услышал звуки. Другой бы насторожился, но не Ген. Он пошёл  быстрее. Ещё через минут пятнадцать он уловил новый запах, похожий на зыпах дыма. Как Ген отреагировал ты, думаю, поняла, он почти побежал. Если бы не тьма, то бежал бы со всех ног к этому, как ему показалось, дыму. Но темень стала таять, выход, а это был именно выход был уже совсем близко. Ген видел перед собой круглое отверстие, пока ещё непонятного размера, но через него в пещеру попадало достаточно много света. Странный запах не усиливался, но и не ослабел. Звуки же стали отчётливыми, это был звон или удары по металлу. 
Ген сообразил, что подобные звуки могли возникнуть только от присутствия разумных обитателей. Он внутренне поёжился, но не переставал двигаться. Только теперь он уже обдумывал, как себя вести с этими разумными. Если они окажутся карликами, которых встретил Ив, всё просто, они быстро найдут общий язык. А что, если это "другие"? Так может случиться, потому что Голубая Планета оказывается многослойная. "Ладно, - подумал генетик, - хуже всё равно не куда, придумаю что-нибудь."
Ему повезло. Выход, до которого старательно добирался, выход из туннеля, был одновременно и входом в него. В то время Ген, разумеется ещё не знал как часто используется пещера. То, что он увидел, когда стоял на пороге выхода потрясло генетика. Он ожидал много, но это было нечто совершенно необычное.
Он встал как вкопанный и наслаждался разумом хозяев этого подводно-земного мира. Над головой не было неба, не было звезды, но сияние лилось на мир великолепное. Со своего несколько возвышенного места он видел строения, растения и ... гномов. Видеть много не составляло труда, потому что размеры всего и всех в этом мирке - маленькие. Когда эйфория закончилась, Ген подумал: "Странно, зачем малышам такой огромный тоннель?" Сейчас этот вопрос нам кажется смешным, но тогда, когда генетик только что вышел из круглой огромной норы, что он ещё мог подумать?
Он сказал, что такой глупый вопрос мог появиться только в усталом мозгу, а это как раз и произошло. Ген устал и физически и психически. Он не поддавался, он даже не думал о своем состоянии, и это нормально для ученого. Захваченный проблеммой, которую очень нужно или очень хочется решить, генетик забывал обо всем вокруг и даже о себе. Но мозг ему нужен всегда и беречь такой инструмент обязанность любого научного работника. А Ген не берег. Конечно в этом не столько его вина, сколько неблагоприятные обстоятельства. 
 Уставший и вяло соображавший Ген двинулся к очередным стрессам. Он направился прямо к коротышкам. Никакой подготовки, никакого осмысления, ничего - просто пошел и будь, что будет.
А что будет, напишу завтра. Сегодня я, как Ген, уже соображаю вяло. 



А.С.Я.

Отредактировано: 26.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться