Сын

Письмо девятое


9 письмо
Зря я вчера рано пошел отдыхать. Боюсь, что история Гена может остаться недописанной. 
Сегодня убедился, что находка Роба действительно живая. Не хватало, чтобы она оказалась ещё и разумной. Она выросла за ночь. Причем я заметил это без микроскопа. Ты же помнишь, что у меня отличная зрительная память. Так вот "штучка" выдвинула свои края за предел листка, на который я её положил вечером. Жаль, что листок был чисто белым, не в клеточку. Если бы пришлось кому-то доказывать эффект роста на визуальном наблюдении, то этого примера не хватило-бы. Но мне рассказывать и доказывать некому, покрайней мере сейчас, надеюсь. Во, нагромоздил! В общем, растет странная штуковина, бесспорно. А теперь вопрос: "Что же делать?"
Посоветоваться не с кем. Решаю все проблемы самостоятельно. Никто меня не толкал на такой путь, я сам его выбрал, может и зря, но дороги назад не вижу. То, что я сделал не претендует на оригинальность, скорее на странность. Я отправил своего "нового знакомого" туда, откуда Роб его притащил. Робот притащил, робот и вернул. Мало того, я скомандовал Робу спрятаться и наблюдать за Лунатиком. Информация будет сразу попадать на мой компьютер и там фиксироваться. Все время сидеть у экрана мне будет скучно, вот просматривать собирался часто. 
И что же ты думаешь, дорогая матушка? При первом же просмотре, через четыре часа после того, как робот вернул необычное создание - буду называть его Лунатиком, на его прежнее место пребывания у меня "зашевелились волосы на голове". Вокруг Лунатика появлялилсь такие же создания с удивительной периодичностью. Я быстро прокрутил запись на два часа вперёд и увидел на экране целое поле усеянное такими же, как две капли похожими на первого Лунатиками. Если бы Роб не сидел на скале высоко над равниной, то, кажется, ему пришлось бы туго.
Я ещё не решил, растения это или животные.  Возможно это нечто обладающее и свойствами животного и свойствами растения. Для меня сейчас важно, насколько они разумны. То что существо обладает разумом это понятно было бы даже нашему Пову, а он не любил загадки. Ну какое животное или растение  станет собирать "войско". А в моем случае это было именно так. Второй загадкой является способ появления новых особей. Сколько я не вглядывался, не мог понять откуда они берутся, заново рождаются или невообразимым способом "выныривают из глубины спутника. Новых особей было много, уследить за каждой невозможно. Я решил видео, переданное Робом, разбить на мгновения и самым тщательным образом рассматривать каждый момент, сравнивая его с предыдущим. То, что я обнаружил через час после начала своей затеи, заставило меня понервничать. Ты никогда не догадалась бы, матушка, о методе появления этих тварей. Думаю и отец врядли догадался бы. Единственный, по-моему, кто мог бы догадаться и неудивиться - это наш инженер техник. Он был слишком прозорливым для конструктора.
Но не стану больше говорить загадками, утомляя твою прелестную голову. Создания появлялись из ничего. Они материализовались из окружающей среды. Это неприятная штука, мама. Во-первых, получается, что они везде, во-вторых они могут быть невидимыми. Вывод напрашивается один - следует подружиться. Игнорировать не получится, так как они со мной уже знакомы. Я мысленно погладил себя по головке, за здравый поступок - вернуть находку на место. Я не проявил насилия, а значит надеюсь на не проявление агрессии с их стороны. 
Я срочно отозвал Роба со скалы. Когда он, будто из под земли, вырос передо мной, то спросил :"Почему?" "Ого, - подумал я, - роботы стали любопытными." К чему это могло привести я не стал думать, как впрочем и отвечать Робу тоже не стал. Скомандовал ему занять место в отсеке для роботов. Не мог же я сказать автомату, что боюсь за его"жизнь". А я боялся, это верно. Роботы для меня в этом мире холодного спутника единственные объекты общения. Мне этого не достаточно, но что же делать, есть как есть. Потерять хоть одного из своих помощников и собеседников значило бы лишиться части жизни. Я не преувеличиваю. Тут, кроме звёздного неба и пыли под ногами ничего нет,а звуков и вовсе никаких. Так сдвинуться не долго, в одиночку. 
Написал и подумал:"А не сдвинулся ли я уже? Я же знаю, что существуют лунатики, а говорю ничего и никого." Нет я не рехнулся. Лунатики  для меня  хуже, чем безмолвная Луна. Тишина безопасна сама по себе, и пыль не причинит вреда, если её как следует изучить. А вот живые создания - это другое дело. Я не знаю о них ничего, кроме того, что их много и они растут, то есть увеличиваются в размерах. Мне даже не понятно, с чего начинать знакомство, а уж, как изучать, и вовсе ребус повышенной сложности. Но для учёного не может быть пределов изучаемости. Надо только сесть и спокойно всё обдумать. Надеюсь мои новые соседи не станут меня беспокоить.
Любой на моём месте неотрывно думал бы над создавшейся ситуацией, а я вот, сижу и разговариваю с тобой. Почему? Убегаю от одиночества. Завтра с самого утра займусь анализом проблемм. Теперь же, хочется поболтать. Я всегда любил вечером поговорить с моей певуньей, теперь привык говорить с тобой, матушка. Вспомнил Миру и захотелось окунуться в прошлое. Спасть не могу, потому что не усну, слишком возбужден. 
Вчера писал про то, как Ген вышел из пещеры и направился прямо к карликам. Что ж, продолжим. Ты знаешь всё это, дорогая матушка, но всегда отличалась терпением. Петерпи и на сей раз, как видишь твой Сын злоупотребляет твоим терпением даже сейчас. Прости, великодушно. Уж такой я, и ничего с этим не могу поделать.
Карлики, разумеется сразу же обратили внимание на великана. Но, как сказал Ген, надо отдать им должное, ни один не бросился "в бега". Он тогда ещё подумал, что коротышки либо ужасно самомнительны, либо необъяснимо сильны. В любом случае надо было приблизиться и попробовать как-то объясняться. Пока шел вспоминал все слова и звуки их "птичьего языка", которые слышал от тебя, матушка.
У генетика была феноменальная память, как и у всех сиусян. Тем не менее, он совсем не был уверен, что скудного словарного запаса ему хватит для общения с этим подводно-подземным народцем. Да и с кем говорить? Их было много и все замерли, увидев гиганта. Выделить главного или авторитетного можно было бы по одежде, но у всех одинаковые штаны и куртки. Лица тоже похожи, бородатые. Ген решил обратить внимание на глаза. "У главного взгляд должен быть самым спокойным, иначе он не будет главным," - подумал наш друг. читать по лицам Ген умел и взгляд ему мог сказать многое. Но глаза коротышек трудно было разглядеть, они смотрели  из под мохнатых бровей.
 Ген остановился."Что делать?" Он стал озираться. "Странно, - сказал он вслух. - а где женщины?" Он был почти окружен карликами, но женщин не увидел ни одной. Домов тоже не увидел. "Понятно, - подумал, - женщины занимаются домашними делами. Но этот подземный мир, похоже очень большой. Сколько вижу никаких строений. Живут же они где-то. Не под открытым же небом." Так он думал, а глазами искал потенциального собеседника. Наконец, его взгляд остановился на самом маленьком из коротышек. К нему Ген и подошёл, влекомый странной силой. 
Он нам сказал, что не понял природы силы, и решил, что это просто интуиция.
Карлик стоял, опустив голову. Ген  попытался здороваться, протягивая свою огромную правую руку. Гном поднял голову и отступил на шаг. В это время другие коротышки задвигались. Неожиданно быстро маленький гномик оказался в кругу своих сородичей.  Ген решил, что угадал предводителя. Надо было найти контакт. Гном, похоже, общаться не стремился. Наш друг огляделся. 
Подсказка "упала с неба", которого, конечно же, не было. Над головой сиял голубой потолок. Ген поднял руку и, глядя на предводителя, пожал плечами. Надеяться можно было только на общение жестами. Гном пискнул и стало темно, но только на секунду. Ген понял, что разговор начат, причем с демонстрации могущества хозяев.vvv



А.С.Я.

Отредактировано: 26.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться