Сын нейронета

Размер шрифта: - +

Глава 3. День рождения.

Шестнадцатилетие бывает только один раз! И отметить его я собирался с размахом. За основу для праздничной субреальности я взял картинку из школьного учебника. Величественные мраморные колонны, увитые плющом, античные фонтаны, украшенные барельефами, длинный дубовый стол, на котором было не найти двух одинаковых блюд. Небо я украсил сюрреалистическими разноцветными облаками, создал два солнца – жёлтое и красное. Но и этого мне показалось мало. Пусть всё это парит в воздухе! Отлично, получился остров в разноцветных облаках. Несколько деталей, вроде ниспадающей в пустоту воды. А здесь, пожалуй, радуга. Да, в самый раз. Облетев своё творение со всех сторон, я убедился, что полностью удовлетворён этим воплощением моей фантазии в нейронете. Теперь и гостей встретить не стыдно.

Первым пришёл Филин. Несмотря на то, что нейронет позволял каждому пользователю выглядеть так, как он того пожелает, Филин никогда не пользовался этой возможностью, и оставался веснушчатым полноватый парнишкой с большими голубыми глазами. Лучшего друга трудно было удивить своими воплощенными фантазиями, скорее наоборот, я ожидал, что он раскритикует всю эту воздушность и красочность, но, к счастью, в мой день рождения он решил этого не делать.

– С днем рожденья, Дик! – сказал он, влетев во входные ворота субреальности. – Я тут придумал речь, которую хотел тебе сказать, но заснул и забыл сохранить эти мысли. Так что буду импровизировать. Короче, желаю тебе успехов во взрослой лиге, порви там всех и стань чемпионом! У меня всё.

– Спасибо, друг, – ответил я. – Пойдем к столу.

Сказать ему сразу о предложении, которое я получил вчера вечером? Я всё ещё сомневался в том, какое решение я хочу принять. Стать Творцом – значит навсегда распрощаться с карьерой нейробойца, о которой я мечтал с моей первой победы. С другой стороны, этот Арман Буше был прав, когда сказал, что это решит все проблемы моей семьи. Творцы не нуждаются ни в чём, это самая высокооплачиваемая и престижная профессия в мире. Может, всё же стоит посоветоваться с Филином? Сделаю это попозже.

Гости приходили один за другим, и мне пришлось создать двух придумков-дворецких для того, чтобы встречать их. Честно говоря, я был удивлён тому, что на мой день рожденья явилось столько народу! Особенность нейронета в том, что внутри субреальности каждый сам выбирает, как желает выглядеть. Здесь не было некрасивых людей, если только кто-то сам не желал выглядеть, как чудовище. Образы моих гостей не отличались большим разнообразием – популярные актёры и актрисы, певцы, музыканты, киногерои. Одних только бэтменов я насчитал двенадцать. Присутствовали и нечеловеческие образы, но они, как обычно, были в меньшинстве. Гости всё прибывали и прибывали, и я уже подумал, что зал придётся расширять. И всё это были мои фанаты? Я популярнее, чем я думал. Удивительно, что они разговаривают о чём угодно, но только не о моём вчерашнем позорном поражении. Один за другим они подходили ко мне, здоровались, поздравляли с шестнадцатилетием, желали что-то и отправлялись за стол.

– Не думал, что столько людей захотят меня поздравить, – шепнул я Филину, который сидел рядом со мной. – Я так опозорился вчера.

– Ты всё равно остался лучшим в лиге, – Филин похлопал меня по плечу. – И твои фанаты остались верны тебе, даже несмотря на то, что тебя отделала какая-то мелкая девчонка.

Филин ехидно улыбнулся, зная, что уколол меня в больное место. Я слишком долго его знаю, чтобы обидеться на это, к тому же, я и сам неоднократно его подкалывал при любой возможности. Он был единственным человеком, которого я бы действительно хотел увидеть в реальности, пригласить в свою настоящую квартиру, чтобы поболтать, глядя на снег за окном, и я обязательно это сделаю, как только для этого появится возможность. Мысли снова понеслись к заманчивым перспективам работы в «Biotronics». Да, пожалуй, я скажу об этом Филину.

– Слушай, тут такое дело, – начал я. – Ко мне вчера приходил один человек. Арман Буше, может, слышал о таком?

– Сам Буше? – переспросил Филин. Его и без того большие глаза округлились от удивления.

– Да, а что такое?

– Это заместитель генерального директора «Biotronics», – разъяснил Филин, который почему-то всегда был в курсе всего, в отличие от меня. – Бои придумал он! Это самый первый нейробоец! Да он настоящая легенда, и вдруг ты говоришь, что он пришел к тебе в субреальность!

– Вообще-то он пришёл ко мне домой, – шепотом поправил я друга. – И предложил работать у него Творцом.

Вокруг было шумно, воздух наполняла ненавязчивая музыка, а я говорил достаточно тихо, но мне всё равно показалось, что некоторые гости повернулись в мою сторону и внимательно слушают. А может, это мое разыгравшееся воображение дорисовывает картину, которую я не хочу видеть?

– Круто, – прошептал Филин. – Но ты не думал о том, что это опасно?

Я внимательно посмотрел в глаза друга. Он разыгрывает меня? О какой опасности идёт речь? Даже нейробойцы ничем не рискуют в своих кровавых поединках, а болезненные ощущения пропадают сразу же после того, как бой окончен, а уж Творцы и подавно находятся в безопасности. Они всего лишь наблюдают за боем откуда-то свысока, да сохраняют структуру субреальности ЗОТ силой своего воображения.

– Я тебя не понимаю, Филин, – ответил я. – О какой ещё опасности ты говоришь? Это настолько же опасно, как то, что под нами сейчас небо с разноцветными облаками. Нейронет абсолютно безопасен!

– А я и не про нейронет говорю, – сказал Филин. – Ты что, вообще новости не смотришь?

Я отрицательно покачал головой. Конечно же, я не смотрю новости. Зачем мне вся эта скукота про политику, экологию, террористов и бандитов. Всё это меня не касается, я провожу большую часть времени в нейронете, скучная серая реальность – для стариков.



Владимир Охременко

#16791 в Фантастика

В тексте есть: антиутопия

Отредактировано: 16.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться