Сыны Каина. Капкан на любовь

Глава 1 Родина

 

ГОРАЙ

   Покидать солнечную Марбелью не хотелось. Особенно, если вспомнить, что меня ждала осенняя Россия. Но Орхий был прав – я непростительно долго уклонялся от участия в жизни Семьи, пришло время отдавать долги. 

   Самолет был полон туристов, которые разделяли мою печаль – они тоже вовсе не жаждали улетать из жаркого испанского рая. Многие из них, должно быть, принесли мне прибыль, опустошив свои карманы в отелях, магазинах, ресторанах, которыми я владею. Остатки их средств легли в кассы дьюти-фри. Русские всегда напоследок опустошают полки с алкоголем. 

   Он пошел в ход, едва Боинг взлетел. Под равнодушными взглядами стюардесс, привыкших ко всему, пластиковые стаканчики наполнялись, и раз за разом опустошались залпом – не взирая на стоимость бутылки – под незатейливые тосты. 

   Довольно скоро мне пришлось пожалеть, что не попросил у Орхия разрешения воспользоваться воздушным флотом Семьи. На обычный самолет, как назло, билетов в первый класс не оказалось, а лететь даже в бизнесе рядом с пьяными туристами то еще испытание. 

   Исчерпав за полет все запасы терпения, я с облегчением вышел из аэропорта, поежился из-за промозглого холода и поднял воротник кожаной куртки, пытаясь помешать водяной взвеси  сыпаться за шиворот. Один из Стражей встретил меня на стоянке, передал ключи от машины и документы. 

   Я настроил кресло, отрегулировал рулевую колонку и зеркала заднего вида, протестировал тормоза. Белый «Лексус» был, конечно же, в идеальном состоянии, но, как говорится, доверяй, но проверяй. Что ж, в путь.

   Ехать пришлось долго. Мысли плавно перетекали с одного на другое, но неизбежно возвращались к тому, что меня тревожило. Почему встречу решили провести именно в этом небольшом городе, где я родился? Не верю в совпадения. Но и дельного объяснения не нахожу.

   Когда за окном замелькали уже подзабытые, но все еще знакомые улицы, нахлынули воспоминания. Жемчужина Золотого кольца, стоящий на берегу Волги старейший город России с населением менее миллиона человек. Славится архитектурными памятниками, древней историей  и красивой природой.

   Среди этих фраз из путеводителя пряталась моя родина и незамысловатая история: отец-Страж встретил молодую девушку, когда был здесь проездом, родился я. Семьи не получилось, отношения между родителями осложняла глубокая религиозность моей матери, для нее потомок Каина и Лилит являлся демоном, и никак иначе. 

   Этот демон, как назло, оказался однолюбом, пытался всеми способами убедить любимую жить с ним, но она отвергла его. Я, такой же, как отец, стал ее наказанием. Самые яркие мои воспоминания из детства – как мать стоит на коленях, освещаемая тусклым утренним светом из окна, и, закрыв глаза, истово шепчет молитвы. 

   За какие грехи она просила прощения? Явно не за то, что собственное дитя вызывало у нее такое отвращение, что женщина даже кормить грудью его отказалась. Помню, как надрывался в плаче, инстинктивно, как все младенцы, чувствуя, что не желанен самому родному существу, и засыпал, обессиленный, так и не дождавшись ласки. 

   Она не смогла пересилить себя, оставила сына на бабушку, завела новую семью – со священником, и уехала так далеко, как только смогла. Ни одного телефонного звонка, письма или хотя бы открытки, словно сына и не существовало вовсе. Наверное, именно такой вариант ее устроил бы. 

   Бабушка приносила домой плюшевых зайцев – всегда почему-то именно зайцев, и говорила, что мама прислала их мне в подарок. Когда подрос, я понял, что это была бесхитростная ложь, продиктованная любовью. На такое нельзя обижаться. Но игрушечные зайцы до сих пор заставляют меня вздрагивать.

   Впрочем, несмотря на незаживающую рану в душе, я был счастливым ребенком, со всеми свойственными этому возрасту шалостями, открытиями, вопросами и желаниями. Трое друзей: Пашка, Славка и Эдик не давали мне скучать. Надеюсь, сумею выкроить время, чтобы где-то пересечься с Пал Палычем, Вячеславом Игоревичем и Эдуардом Алексеевичем. Все стали взрослыми, состоятельными людьми, обзавелись семьями.

   Я выругался, пятой точкой ощутив все неровности дорог на родной земле. Все-таки подвеска у «Лексуса» жестковата для таких путешествий. Но это мелочи. Что ж, нужно найти дом, который для меня арендовала Семья, и готовиться к встрече.

 

ЛУКЬЯН

   И зачем я только повел Магду в кино? Темнота, мягкий диванчик, тепло ее тела, которое чувствую бедром, это самое настоящее испытание. Шуточки про Уголовный кодекс уже не кажутся смешными. Данное самому себе слово дождаться совершеннолетия девушки, которое кому-то может показаться идиотским в 21 веке, теперь сводит с ума. 

   Как и сама Магда. Ее это развлекает. Юная прелестница пробует на мне свои коготки, девушке явно нравится дразнить ухажера. Вот и сейчас ее ладонь легла на мое колено, заставив подскочить. Пальчики, поглаживающие джинсы, двинулись вверх по бедру, разгоняя горячие волны по телу. Я покосился на нее. На губах гуляет невинная улыбка, но она прекрасно понимает, что делает.

   - Что ты творишь! – выдохнул я, притянув ее к себе. Боже, как пахнут ее волосы, с ума сойти! Руки нырнули под кофту. Такая нежная кожа, впадинка пупка, упругая грудь под моими ладонями. Как же хочу тебя, Магда!

   - Тебе что-то не нравится? – прошептала она, уперевшись затылком в мое плечо. 

   - Нравится. Даже слишком!

   - Тогда не бурчи, - девушка развернулась и села сверху. Губы нашли мой рот. Поздно жаловаться, сам научил ее целоваться. Она думает, я не знаю, а на самом деле это было очевидно сразу.

   Никто никогда не прикасался к ней, не ласкал, не срывал стонов с ее пухлого ротика! Осознание этого заводит еще сильнее, чем тело, что льнет к моему, трется об него, по-женски требуя того, на что имеет право. 

   Стоит только подумать о том, сколько всего у нас впереди, дыхание замирает. Научить всему, узнать, что ей понравится, наблюдать за ней в процессе - теперь это даже снится мне ночами.



Елена Амеличева

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться