Сыны Каина. Капкан на любовь

Глава 2 Недобрая осень

 

ГОРАЙ

   Я хмыкнул, глядя на роскошный трехэтажный особняк - больше похожее на оранжерею воздушное чудо бело-золотистого цвета, мокнущее под дождем. Почему меня решили поселить именно здесь? Сюда и самого Каина пригласить не зазорно. 

   Внутри вновь заныло беспокойство. Поэтому первым делом, войдя внутрь и окинув взглядом роскошное убранство в оригинальной смеси средиземноморского и рококо стилей, я достал из чемоданчика, который мне передал Страж на стоянке, пистолет. Глок 18. Опять же, странный выбор. Мне бы больше подошла Беретта 92. Но тут тоже, без вариантов, приходится брать, что дают. 

   Настроение испортилось окончательно и ничто не смогло его улучшить - ни дом, ни заполненный отменным алкоголем бар, ни огромный холодильник, в котором было все, чего только можно пожелать, кроме, разве что, запеченной жар-птицы - хотя, если поискать, кто знает. 

   Я нашел большой стол с мраморной столешницей и разложил на ней документацию. Несколько часов ушло на доскональное изучение, подготовка – самое важное. Встреча завтра вечером, отдохнуть успею. Сейчас важнее побывать на месте. И опять, и снова – заброшенная стройка! Кому в голову пришло выбрать именно ее?

   Но какая разница? Остается только скрипнуть зубами и сесть в машину, надеясь, что сумею минимизировать риск, тщательно осмотрев место. «Лексус» понесся по полупустой дороге. Мокрый город тоже был не в настроении, как и я. Небо дулось на землю, как обиженная жена, у которой муж раскритиковал ужин.

   Я чувствовал себя героем незамысловатого боевика, зрители которого уже давно в курсе, что персонаж едет прямиком в объятия неприятностей, да он и сам это подозревает, но ничего поделать не может – роль написана, хочешь, не хочешь, играй.
 
   Вот она, та самая заброшенная стройка. Надпись на покосившихся листах алюминия предупреждала, что «Территория охраняется». Да, заметно, охраняется изо всех сил. Но мне важно не это. Сделав несколько кругов вокруг, я понял, что кто угодно может к ней подобраться в любой момент. Даже если десяток Стражей расставить по периметру, это ничего не изменит. 

   Да никто мне и не разрешит такое. Встреча должна пройти максимально тайно. Интересно, Орхий сам выбирал это убогое место? Ему-то все равно, на кону моя жизнь и репутация. Он свою задницу при любом исходе прикроет. 

   Оставив автомобиль неподалеку, я медленно прошел на территорию. «Все бурьяном поросло» - всплыло в голове. Идеально подходит. Затевался, вероятно, торговый центр, на жилой дом не похоже, а потом, как всегда бывает в России, вдруг кончились деньги – вернее, уехали с кем-то умным в страны, откуда нет выдачи. 

   Ровный гул города здесь был едва слышен. Заброшка глянула на меня черными прямоугольниками окон, недоумевая, что взрослому мужику могло здесь понадобиться на ночь глядя.
 
   - Сам без понятия, - прошептал я себе под нос, осматриваясь. Постапокалипсисом отдает. Прямо сцена из фильма «Жизнь без людей, 100 лет спустя». Везде неизбежный граффити - практически все то же самое, что малевали первобытные люди на стенах пещер, в перерыве между поеданием мамонта и проламывания палицей черепа соседа. 

   Осталось только на шприцы наркоманские наступить и ритуал встречи с многострадальной родиной можно считать исполненным. Одно хорошо, даже в таком месте, в которое никто в здравом уме в зрелом возрасте не полезет, мне нечего бояться, я в любом случае буду самым опасным, потому что полудемон. А вот завтра расклад может поменяться. 

   Я прошел дальше, думая о том, что для тайной встречи выбрано крайне неудачное место. В этом недострое сотни мест, где можно так затихариться, что никто никогда не отыщет. Причем, хоть с оптической винтовкой прячься, хоть с гранатометом в обнимку.

   - Эй, ты чего тут, мужик?

   Я обернулся. Безобидный алкаш в грязных лохмотьях. 

   - Тут опасно, мужик.

   - Знаю. Вы здесь живете?

   - Так ну да. 

   - Никого не видели недавно? 

   - Да нет, ты первый. Только с месяц назад мелкие засранцы бегали. Вредные, ужас. Одного из наших отпинали. – Он вздохнул. - Вот ты скажи, чего дети нынче такие злые? Мы ж не трогаем никого, квартируем тут, столуемся на помойке вон у ресторана неподалеку. – Его голос задрожал. – Бомжика любой обидеть может.

   - Возьмите. – Понимая, что это был спектакль, я все же дал ему купюру. – Пригодится.

   - Спасибо, мужик, не надо. – Он отступил. – Не для того ж рассказал, чтобы выморщить.

   Удивил, честно. 

   - Как хотите.

   - Да ты не обижайся. – Мужик широко улыбнулся, показав единственный уцелевший зуб. – Просто в завязке я, понимаешь? Куда мне деньжищи такие? Напьюсь ведь. Баба меня тогда бросит. Опять. А одному неповадно жить. Тем более, в двухэтажных-то хоромах! – он захихикал.

   Виляя хвостом, к нему подбежал вполне упитанный пес. Глянул на меня, на хозяина и деликатно гавкнул – на всякий случай. Лай был похож на кашель. 

   - Простыл кобель, - пояснил бомж. – Все кашляем. Странная нынче осень какая-то, недобрая.

   Сердце опять заныло. Осень и в самом деле выдалась недобрая.

 

МАГДА

   Кто сказал, что люди не меняются? Еще как меняются, причем, резко и бесповоротно! Я, например, не узнавала себя. Совсем недавно «плотские радости» казались мне чем-то преувеличенным, не особо важным, а теперь являлись частью моей жизни – и весьма значимой. 

   К чему-то серьезному я, может, и не была пока готова, но те ощущения, что приносили объятия и поцелуи Лукьяна, мне очень нравились. Как и ощущение власти над ним. Дрожь, которая пробегала по его телу во время моих ласк, щекотала нервы и заставляла сердце сжиматься в сладком предвкушении. Из-за стонов Хранителя по коже неслись мурашки. Бешеный взгляд парня пробуждал такие чувства, что дыхание замирало на вдохе. 

   Мне нравилось быть желанной, защищенной, бережно лелемой, словно нежный цветок. И не меньше нравилось мучить поклонника, упорно ждущего моего 18-летия. 



Елена Амеличева

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться