Сыны Каина. Капкан на любовь

Глава 4 Убежище

 

ГОРАЙ

   - Теперь понимаешь? – примерно обрисовав ей перспективы, спросил я.

   - А сразу сказать не мог? – Магда обожгла меня своими зелеными глазищами. 

   - Когда? Времени не было.

   - И куда ты меня везешь?

   Хороший вопрос. Неподалеку была деревня, куда бабушка увозила внука на все лето. Каждый год это на самом деле была маленькая жизнь с рыбалкой, катанием на лошадях соседа, поливом огорода, ловлей толстопузых лягушек, охотой на недозревшую клубнику и поедание зеленых вырви-глаз яблок. То самое беззаботное детство, которое ушло навсегда, оставив светлые воспоминания.

   До сих пор помню, Пал Палыч в возрасте 12 лет клялся, что если поцеловать жабу, сбудется любое желание. Мы со Славкой и Эдиком посмеялись, но тайком от друзей я все же отловил несчастное животное и, крепко зажмурившись, чмокнул в склизкую спину. 
   Ошалевшая лягушка побыстрее упрыгала от подростка, не ведая, какие надежды на нее возлагал маленький мальчик, который больше всего на свете хотел увидеть маму. Которая, конечно, не приехала. 

   Но вскоре стало понятно, почему – напоровшись ногой на стекло в пруду, я узнал, что такое тошнота от вида хлещущей из раны крови, а кроме того, выяснил, что даже ужасный порез у меня зарастает намного быстрее, чем у нормальных людей. Чем вообще у людей.

   Когда друзья, перемазанные кровью, донесли меня до дома, хлюпающий разрез уже начал зарастать. Бабушке пришлось рассказать нам, четверым, кто я на самом деле – Страж. Мальчишки поклялись хранить эту тайну. 

   Они сдержали слово – до самого моего отъезда из России после смерти бабушки никто, даже их жены, не узнали, что я полудемон, сын потомков Каина и Лилит. А дружба от этого, кстати, ничуть не пострадала.

 

   Дорога к деревеньке не изменилась – свернув с шоссе, джип попал в объятия русской глуши – непроходимую грязищу. Две колеи от колес машин, залитые жижей, с грехом пополам вывели нас к горстке дачных домиков, едва видимых в свете пары фонарей. Свет в окнах не горит, дым из труб не идет, машин рядом нет. Можно надеяться, что мы тут одни. 
    
   Я оставил автомобиль подальше от любопытных глаз, в пролеске. Дальше мы с Магдой пошли пешком. Земля под ногами напоминала бисквит, размокший в сиропе – она хлюпала, сочась грязной водой и прозрачно намекала, что с теплыми итальянскими ботинками из телячьей кожи можно попрощаться, здесь из обуви выживут только резиновые сапоги.

   А вот и маленький зеленый домик, больше похожий на сарайку. Покосившийся - казалось, чихнешь, сразу рухнет. В детстве он казался гораздо выше – свою роль играл флер тайны и приключений. 

   Когда-то в нем жил старый, похожий на тролля дед, который если и выходил на улицу, то всегда в полосатой пижаме. Он никому и слова плохого не сказал, но мы почему-то считали старика злом во плоти. Своровать из его огорода яблоки или сливы было верхом молодецкой удали. Думаю, он прекрасно все видел, но ни разу не нажаловался на нас моей бабушке. 

   Забора вокруг давно не было, сгнил, наверное. Укрытый со всех сторон разросшимися яблонями и сливами, дом был неплохим убежищем. О нем знал только я и мои друзья детства. А вот и бочка с водой, в которую мы отпускали выловленных карасей, когда местные кошки с бездонным пузом уползали, наевшись рыбы так, что первая, как говорил Славка, торчала из задницы, а хвост последней еще хрустел на зубах.

   Вьюнок, опутавший вход так, что и двери не видать, разросся желтеющим покрывалом на стены и даже заполз на крышу. Я дернул за ручку, пробившись к входу сквозь эту поросль, но железная проржавевшая скоба осталась у меня в руках. Чертыхнувшись, толкнул доски руками. Домик вздрогнул. Кажется, он сам рассыплется, а дверь в насмешку надо мной останется стоять.

   Я поднажал, уперевшись плечом, она поддалась со скрипом. Лишь благодаря реакции Стража увернувшись от нескольких пластинок черепицы, что норовили угодить прямиком по лбу, мне удалось и Магду вовремя утащить в сторону.

 

   Внутри оказалось на удивление прилично, если не считать толстого слоя пыли. Смахнув ее носовым платком, расчихался от души. 

   - Будь здоров. – В  глазах Хранительницы прыгали смешинки.

   - И тебе не хворать. - Теперь надо думать, что делать дальше. 

   Я подошел к какой-то прикрытой полотном груде у стены. Скинул его, посветил телефоном и озадаченно хмыкнул, увидев картину – женское, э-э, естество, во всей красе. А дедуля-то был затейник, оказывается. Что ж, неплохо характеризует ситуацию, в которой я оказался. Вернее, мы оказались – вместе с этой занозой в заднице.

   - Креативно, - хмыкнула она, встав рядом. – Твоя работа?

   - Я похож на маньяка?

   - Когда ты меня к дивану прижал, думала, изнасиловать хочешь.

   - Спасибо за столь лестное мнение обо мне. – Хорошо, что в доме темно, и Магде не видно мое лицо. 

   Я вспомнил о том жгучем желании и постарался сосредоточиться на ином, чтобы не дать ему вырубить мозг снова – ведь стоило вдохнуть аромат волос девушки, как мной завладевала жажда – демон требовал взять ее, облизывался, урчал и сходил с ума. Столько лет прожил, как нормальный человек, почти не вспоминая о том, что не являюсь простым смертным, что уже и забыл, как это тяжело – постоянно держать инстинкты под контролем.

   Так, лучше думать о том, где мы будем спать. Не мы. В смысле, не вместе, а по отдельности. Хотя не уверен, что смогу уснуть с ней в одной комнате. За что мне это? Как будто мало тех неприятностей, в которые уже угодил по милости этой юной красотки!

   - Что ты там бормочешь? На судьбу жалуешься?
   По ее тону я понял, что Магда улыбается, и сам непроизвольно рассмеялся. Когда-нибудь буду это вспоминать, как приключение. Интересно, а как это запомнится ей? 

   - Жалуюсь на то, что если печку и дрова не найдем, то околеем тут за ночь. 

   И вот на кой черт сейчас вспоминается, что в таком случае надо греться друг о друга? Стоит только представить, как эта малышка прижимается ко мне… Нет, лучше промерзнуть до печенок, чем такое испытание! 



Елена Амеличева

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться