Сыщик галактического масштаба

Размер шрифта: - +

Глава девятая

Я уже четыре года не был на Доршее. Кстати, эта фраза — пример того, как можно исказить информацию, говоря правду, только правду и ничего кроме правды. Услышав ее, можно вообразить, что четыре года назад я если не жил на Доршее, то, по крайней мере, регулярно на ней бывал. Однако фактически ничего такого в фразе не говорится.

На самом деле я и был-то на Доршее один единственный раз, четыре года назад. Три дня всего. И на эти три дня копил ведь последний год обучения в университете. Вместе с тремя однокурсниками мы наметили себе этот план и строго его придерживались, экономя на обычных студенческих радостях жизни. Утешали себя тем, что потом, получив диплом, отпразднуем это событие на лучшем из курортов, доступных людям.

Не знаю, как мои приятели, но я, скажу честно, был скорее разочарован. Эти три дня не стоили пропущенных вечеринок и иных незатейливых студенческих развлечений. Нет, отель был шикарным, сервиз просто запредельным, а увеселительные заведения многочисленны и разнообразны. И все же, Доршея оказалась чересчур респектабельной для юных новоиспеченных юристов. Ее курорты больше подходят именно для отдыха, чем для отрыва по полной программе.

Наверное, сейчас, четыре года спустя, я получил бы от планеты гораздо больше удовольствия. Увы, время для отдыха у меня нет.

Посадку мне разрешили, и слава Богу. Не то, чтобы мой лейтенантский значок открывал мне любые двери, просто местные власти любезно решили проявить содействие полицейскому с Земли. Правда, вежливо, но твердо предупредили, что остаться на планете более суток я смогу только по официальному представлению моего отделения. Я представил себе, как испрашиваю таковое представление у Босса, и внутренне содрогнулся. По счастью, дольше пары часов я здесь задерживаться и не собираюсь.

Матвеев работал в маленьком курортном поселке, каковые вошли в моду на Доршее лет двадцать назад. По-своему довольно удобно. С одной стороны, до ближайшего города с его барами, казино, бутиками и всеми прочими совершенно необходимыми благами цивилизации всего пять минут лета. С другой — можно наслаждаться полной тишиной в пределах узкого мирка, состоящего из восьми коттеджей, одной продуктовой лавки и скромно притулившегося с краю административного здания. Именно скромно — оно заметно отличалось от коттеджей в архитектурном стиле, словно подчеркивая высокий социальный статус обитателей последних. Вот в это здание я и направился в первую очередь.

Там жил и работал (прямо мемориальная доска какая-то) некий господин, гордо именуемый комендантом поселка. Господин был невысок ростом, упитан, лысоват и очень, очень важен. Звали господина Леонард Джонс. Проплешины на своей макушке он старательно прятал тщательно продуманным пробором. Как это обычно бывает, эффект получался ровно противоположный — под реденькими волосенками лысина смотрелась прямо таки вызывающе.

По сути, комендант поселка был всего-навсего диспетчером, передаточным звеном между жителями поселка и проживающим в городе обслуживающим персоналом, но считал себя Джонс, по-видимому, кем-то вроде мэра. Меня так и подмывало указать ему на это заблуждение, но я сдерживался. Может быть, позже, перед отлетом, когда мне уже ничего от него не будет нужно… Ведь откажись комендант отвечать на мои вопросы, я ничего не смогу сделать. Он — гражданин Доршеи, и у меня нет никаких оснований считать его свидетелем по делу, что могло бы обеспечить меня необходимыми полномочиями. Интуиция мне подсказывала, что свои права этот забавный толстячок знает очень неплохо.

Так что дипломатия, дипломатия и еще раз дипломатия. Растерянная и заискивающая улыбка, чуть суетливые жесты, просительные интонации. Да, я был противен сам себе, но это издержки профессии.

Обмен приветствиями, несколько восхищенных (и завистливых) фраз о Доршее с моей стороны, снисходительный смешок со стороны Джонса. Дескать, мы привыкли, мы не замечаем… После этого господин комендант даже предложил мне присесть. Я устроился в шикарном кресле, обтянутом мягкой белой кожей. Разумеется, кресло было предназначено не для простых смертных вроде меня. Возможно, иногда этот кабинет радовали личным посещением небожители, которые позволили себе купить коттедж в этом поселке.

Дело в том, что я расследую дело об убийстве… Нет, нет, не на Доршее, что вы… Но убитый совсем недавно работал под вашим началом… Да, именно Матвеев, как вы догадались? Ах, никто больше в последнее время не увольнялся, и вы сделали вывод… Логично. У вас развито дедуктивное мышление, господин Джонс, вы могли бы сделать карьеру в полиции… Ха-ха… Но, может, что-то еще навело вас на мысль, что именно Матвеев мог быть убит? Ничего? Но вы не очень уверенно ответили, может, все-таки?.. Ну, да Бог с ним. Не сможете ли вы рассказать, что за человек был этот самый Матвеев? Нет, разумеется, я понимаю, что это совершенно не ваш круг общения, но я вижу, вы человек наблюдательный… Ну, хотя бы как работник… Слегка ленив, но вполне квалифицированный, вот как. Не эта ли лень послужила поводом для увольнения? Да, по собственному желанию, я знаю, но… Понятно. Значит, никаких нареканий… А со стороны клиентов? Да, понимаю.

Если бы вы знали, как мне действовал на нервы этот индюк. С первого взгляда, с первого слова стало понятно, что для него гражданин Доршеи по определению стоит выше всех прочих обитателей Вселенной. Общаясь со мной, он, вероятно, умилялся собственной демократичности и снисходительности. Но, уделив мне целых десять минут своего драгоценного времени, господин Джонс полагал, что всему есть предел, и многозначительно поглядывал на выполненные под старину (а, может, и на самом деле старинные) часы, украшавшие стену кабинета.

Честно говоря, и я понятия не имел, о чем еще спрашивать. По всей видимости, Джонс действительно крайне мало знал о своих подчиненных, за исключением их профессиональных характеристик.



Starrik

Отредактировано: 12.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться