Сыщик галактического масштаба

Размер шрифта: - +

Глава седьмая

Выйдя из каюты Йоргенсена, я посмотрел на комм — в моем распоряжении было еще полчаса из того времени, что любезно выделил мне коллега Мануон для вольного творчества. Признаюсь, я рассчитывал задержаться у пилота чуть дольше.

Раз уж у меня что-то есть, надо это непременно потратить — положить тридцать минут в копилку все равно не получится. На что будем транжирить время?

Пожалуй, беседовать с шаачанцами лучше в присутствии Мануона. По крайней мере, на первый раз. Остается Караклаич? Или спокойно, без назойливого коллеги, обследовать место преступления, то бишь, лабораторию?

Иногда, при наличии выбора, стоит как следует взвесить варианты. Иногда проще кинуть монетку. А иногда судьба все решает за нас, и тогда нет ничего глупее, чем идти ей наперекор.

Дверь в расположенной рядом каюте приоткрылась, и оттуда высунулась голова мужчины лет сорока. Голова имела при себе намечающуюся посреди темно-русых волос плешь, слегка оттопыренные уши и привыкшие смеяться глаза на слегка удлиненном лице.

— Здравствуйте, Драгомил, — вежливо приветствовал я геолога.

Лицо удлинилось еще сильнее.

— Мы знакомы?

— Наполовину, — я покачал головой. — Давайте познакомимся полностью, меня зовут Руслан Лозовский, я сержант Интерпола и работаю над делом о внезапной смерти вашего коллеги.

Караклаич вышел в коридор полностью и прикрыл за собой дверь

— Коллеги… — протянул он. — Сержант, используйте лучше какие-нибудь другие слова. В общении с шаачанцами слово «коллега» лексически обесценилось, превратилось в ритуальную часть обращения, чуть ли не какой-то артикль.

Я приподнял одну бровь и внимательно посмотрел на геолога. Пока он не вполне соответствовал определению, данному ему Йоргенсеном. Впрочем, делать какие-то выводы по одной фразе…

— Вы точно геолог, а не лингвист? — спросил я.

— Да ну что вы, — Караклаич махнул рукой, — какой лингвист. Но все же, откуда вы меня знаете.

Я вздохнул.

— Да уж, кем вы точно не являетесь, так это детективом. Подумайте, я только что вышел из каюты Тора Йоргенсена и увидел землянина. Кем он может быть, кроме Драгомила Караклаича?

Геолог размашистым жестом шлепнул себя по лбу и заразительно, хотя и негромко рассмеялся.

— В самом деле, глупо с моей стороны. Чтобы не считать меня законченным идиотом, примите во внимание смягчающие обстоятельства: вы застали меня врасплох. Я слышу в коридоре какой-то шум, выглядываю, вижу совершенно незнакомого человека, и он прямо в лоб называет меня по имени. Я растерялся!

— Угу, — я пожал плечами. — Теперь вы уже пришли в себя? Готовы к разумному диалогу?

— О! — Караклаич шире распахнул глаза. — Так нам предстоит диалог?

— Ну, не знаю. Если вы предпочитаете форму монолога, я с удовольствием вас послушаю.

— Нет-нет, — геолог замотал головой так истово, словно проверял на прочность собственную шею. — Диалог гораздо интереснее. Но… — он огляделся, — не здесь же. Позволите пригласить вас к себе, сержант?

Караклаич не только сделал широкий жест, но и слегка склонился в поклоне.

Я уже было принял его приглашение, как вдруг подвергся воздействию одного из множества тех озарений, что отличают меня от менее талантливых коллег.

— А не покажете ли вы мне лабораторию, Драгомил? — спросил я хорошо отработанным утвердительным тоном. — И называйте меня по имени, у нас есть шанс на короткое время стать добрыми друзьями.

Караклаич засветился неподдельной радостью.

— Конечно, Руслан! Кстати, можете называть меня Мило. Шаачанцы только так и называли, о мое полное имя, как и о фамилию, у них ломаются языки, — он улыбнулся еще шире, хотя это было нелегко. — Я никогда раньше не дружил с полицейским.

— Теперь у вас будет возможность пропитаться этим чувством насквозь, — усмехнулся я. — Но не обольщайтесь слишком. Наша крепкая дружба не помешает мне арестовать вас, если вы окажетесь виновным.

                                                     

Лаборатория выглядела довольно обыденно и предельно функционально. Минимум свободного пространства, максимум рабочего. Приборы, приборы… Шкаф с минералами выглядел как-то мило и архаично. Из рабочей обстановки выбивалась разве что ополовиненная бутылка виски.

Караклаич почему-то окатил этот шкаф долгим и немного удивленным взглядом.

— Кто пользовался этой лабораторией? — начал я.

— Я, Чиммеул и Ханас, — ответил Караклаич. — Мы трое — профессиональные геологи. С немного разным профилем, это очень полезно, но в этой лаборатории каждому из нас находилась работа.

— Йоргенсен и Янши сюда заходили?

Геолог повел плечами.

— Редко и ненадолго. Работы для них здесь не было.

Несколько секунд я обдумывал свой следующий вопрос.

— Геологов трое, а кресла два, — сказал я. — А если вам понадобиться поработать здесь втроем?

Караклаич засмеялся.

— Что вы, Руслан. И второе-то кресло пустовало в девяти случаях из десяти. Чаще всего мы работали поодиночке.

Я указал взглядом на бутылку.

— Алкоголь за работой — это обычная практика?

— Для меня — нет, для Ханаса и Чиммеула — да. Не то, чтобы они напивались на работе, не подумайте. Но две-три рюмки это для них в порядке вещей. Знаете, виски — это единственный земной напиток, который пришелся шаачанцам по вкусу. Ну, Янши пила еще кофе, но видно было, что делает над собой усилие. Не очень понимаю, для чего. А эти двое даже спорили постоянно на рюмку виски. Понимаете, шуточная такая ставка. Проигравший наливает победителю.



Starrik

Отредактировано: 12.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться