Сыщик галактического масштаба

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

Я долго не мог найти нужных слов. Да вообще, хоть каких-нибудь. Предложи мне десяток попыток угадать, как будет выглядеть кают-компания на корабле геологов, я бы не приблизился к правильному ответу и на километр.

Сейчас я ее опишу. Пол. Переливающийся красновато-оранжевыми тонами. Из какого-то мягкого, упругого и даже через подошвы ботинок приятного на ощупь материала. Потолок и стены одинакового, очень бледно-голубого цвета. Единственное окно с довольно красивым видом на горы. И… и все. Я описал вам интерьер кают-компании полностью. Черт с ним со столом, стульев не было!

Правда, сейчас обстановку несколько оживлял сержант Мануон. Он полулежал в совершенно противоестественной с точки зрения человеческого позвоночника позе и смотрел на меня с улыбкой. То есть, я буду этот его оскал называть улыбкой. Для простоты передачи информации.

— Я замечаю ваше удивление, коллега Руслан, — прокартавил он. — Понимаете, у шаачанцев вообще нет понятия мебели. Мы никогда не видели в ней необходимости. Не видим и сейчас, даже повстречавшись с расами, активно мебель использующими.

Я развел руками.

— Но ведь в лаборатории мебель есть!

Шаачанец снова улыбнулся.

— Значит, лаборатория обставлена в традициях землян. Я еще не был там, но вполне понимаю эту… как вы любите говорить?.. политику взаимных уступок.

— Я не люблю так говорить, — буркнул я. — Так что, вы предлагаете мне присаживаться прямо на пол?

Мануон сменил позу на чуть менее режущую глаз.

— Вы свободны в своем выборе, коллега Руслан. Можете оставаться на ногах.

Признаюсь, я взглянул на своего шаачанского коллегу не без подозрительности. Уж не смеется ли он надо мной? Потом решил плюнуть. Не хватало еще обижаться на оранжевую ящерицу-переростка.

Подойдя к стене, я опустился на пол, скрестив ноги. Откинувшись назад, я решил, что, в общем-то, сидеть достаточно удобно.

Еще я подумал, что если когда-нибудь куплю себе дом, но денег на обстановку не хватит, всегда можно будет сказать, что дом обставлен в шаачанском стиле.

— Вы поговорили с механиком Тором, коллега Руслан? — спросил Мануон.

— Разумеется, — я кивнул. — Хотя разговор нельзя назвать содержательным. Тор отказывается что-либо говорить в отсутствии адвоката.

Мануону потребовалось несколько секунд, чтобы сформулировать свой следующий вопрос.

— Не кажется ли вам это фактором, косвенно подтверждающим вину механика Тора?

Это был хороший вопрос… К сожаленью, у меня не было на него такого же хорошего ответа. Пришлось довольствоваться имеющимся.

— Это может быть таким фактором, — осторожно сказал я. — А может и не быть.

Шаачанец на несколько долгих секунд вперил в меня свой немигающий взгляд. Но я уже в какой-то степени прошел адаптационный период, и мурашки по моей спине бегать не стали. При первой встрече я практически не видел ничего, кроме этой пары черных, почти круглых глаз, лишенных век в человеческом понимании. Сейчас же спокойно разглядывал все лицо, покатый плоский нос с широко расставленными прорезями ноздрей, тонкую линию рта при отсутствии даже намека на подбородок.

— Я не совсем понимаю вас, коллега Руслан, — озвучил Мануон результат своего исследования моей сущности. — Вы не хотите считать механика Тора виновным.

— Дело ведь не в моем желании, коллега Мануон, — ответил я. — Я не уверен в виновности Тора, вот в чем дело.

Мануон на миг прикрыл свои буркалы полупрозрачной пленкой. Интересно, это аналог мигания землянина, просто случающийся гораздо реже, или представляет из себя выражение каких-то эмоций? Надо будет поподробней ознакомиться с материалом об этой расе…

— Поделитесь со мной своей неуверенностью, коллега Руслан, — попросил шаачанец. — Поверьте, у меня нет желания закрывать дело, если ваши сомнения имеют под собой какие-то основания.

Во как завернул… Вроде бы и вежливо, и по делу. И с другой стороны дал понять, что, дескать, выкладывай факты или иди к черту.

К черту не хотелось. Фактов практически не было. Я снова принялся тщательно подбирать слова.

— Я поговорил с механиком. Я также успел поговорить и с геологом Караклаичем. Скажу честно, из этих бесед можно сделать вывод, что определенный мотив у Тора для убийства Ханаса был. Эмоциональный, а не материальный, но бывает и так. Накануне Ханас весьма нелицеприятно отозвался о землянах, а Тор — человек не вполне уравновешенной психики. Что касается возможности, то тут и говорить не приходится — подсыпать цианид в кофе совсем не сложно. Меня смущает время убийства.

— Что со временем, коллега Руслан? — вежливо поддержал разговор Мануон.

— Допустим, Ханас так обидел Тора, что тот решил покончить с ним. Но какого дьявола делать это в то время, когда они на борту только вдвоем? Почему не подсыпать яд за завтраком, за обедом или ужином, чтобы честно разделить подозрения между всеми членами группы? Тор, возможно, и не интеллектуал, но он же не полный идиот?

Шаачанец ответил быстро… Настолько быстро, что не оставалось сомнений, что он уже размышлял над этим вопросом.

— Да, так поступить может идиот. А может, наоборот, отъявленный хитрец. Рассчитывающий именно на такую вашу реакцию. Вам не приходило это в голову, коллега Руслан?

Чтобы не давать ему фору, я тоже ответил быстро.

— Приходило. Но такой вариант мне не нравится. Он не вяжется в моем понимании с личностью Тора.

Мануон облизнул губы.

— Но вы ведь не можете утверждать, что сумели за столь короткое время узнать механика Тора настолько хорошо?

Мне пришлось помотать головой.



Starrik

Отредактировано: 12.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться