Сюляпарре - I. Блаженны алчущие

VII. Какими мы были - II

I.


Известие о побеге Офелии заставило Кевина взглянуть на город по-другому - глазами беззащитной девушки. На этих улицах у сестренки Филипа было не больше шансов, чем у слепого котенка на псарне. При мысли об опасностях, которые ее подстерегали, к горлу подступала тошнота. Он мог только представить, что чувствует его друг.

И все же какая-то часть его радовалась тому, что они ушли из лабиринта обмана и роз, и идут вдвоем по ночному городу, где от Кевина может быть какой-то толк. Это было приключение, возможно - шанс показать себя. Он безмолвно молился богам, в которых не верил, чтобы те дозволили найти Офелию целой и невредимой, а ему - как-то поспособствовать ее спасению. Он отдал бы за это левую руку.

Для одного Кевин точно сгодится - служить Филипу телохранителем. Старшее поколение помнило еще времена, когда аристократические кварталы Высокого города были относительно безопасными, но сейчас, после стольких лет войны, тебя могли ограбить у самого входа во дворец. И как бы ловко его друг ни обращался с мечом и кинжалом, ему пригодится кто-то, кто прикроет спину в схватке.

 - Дурочка несчастная! - Филип в отчаянии озирался по сторонам. - Как только в голову взбрело! Она может быть где угодно.

В льдистом свете, убивающем краски, люди на площади казались бледными как покойники. Мертвяки, выползшие из-под земли, чтобы сплясать последний танец. Вот только больно шумные - хохот, вопли, ошметки песен, гнусный визг дуделок, топот ног, дергавшихся в дикой пляске. А может, так и должны выть грешники в аду.  

 - Она вряд ли далеко ушла, - попытался утешить Кевин. - Небось, забилась где-нибудь в уголок и плачет.

Главное, чтобы они первые нашли ее в этом уголке. В этом городе, слабость приманивала хищников как запах крови.

- В какую сторону она предпочла бы пойти, не догадываешься?

Филип только безнадежно мотнул головой.
- Иногда ее возят гулять в парк, но сама она туда дорогу не отыщет. Нет, мы должны найти кого-то, кто ее видел.

Они знали, что юная леди вышла через восточные ворота, - ей открыл гвардеец, приняв за служанку, отправленную со срочным поручением. Этот запасной выход вел из сада на полукруглую площадь Священного Серпа. Гидеона и Полли Филип послал проверить дороги, что соединяли ее с площадью Принцев. На север, к парку Шепотов, уже спешила пара самых доверенных слуг. Гвардейца, допросив, тоже пустили на поиски, послали на восток, к Мутной речке.

А они с Филипом по-быстрому заглянули на каждую из улиц и улочек, расползавшихся в стороны от площади Серпа, и задержались, чтобы попытаться выяснить что-то у местных зевак.

Решения принимались второпях, в панике, и наверняка, размышлял Кевин, они допустили глупейшие ошибки. А главная из них - в том, что Филип пошел на поводу у мачехи. Надо было поднять на ноги всех слуг, всех дворцовых гвардейцев, предупредить городскую стражу. Но кто такой Кевин, чтобы спорить с Картморами?..

И все же он пробормотал лишний раз:
- Лучше б задействовать все силы...

- Знаю! - простонал Филип. - Но Анейра так молила... И потом Анейра ведь ее мать!.. Еще полчаса, и я отдам приказ. 

А пока Филип и Кевин метались по площади, приставая к пьяному сброду с расспросами. Дело неблагодарное и опасное - один громила оттолкнул Филипа так грубо, что Кевин схватился уже за оружие, но друг остановил его - не до того. Другому головорезу не понравилось, что Кевин заговорил с его бабенкой. Этот сам схватился за нож, и успокоился лишь когда Филип, подобравшись сзади, приставил ему к печени острие кинжала.

Они как раз оторвали от Филипа девку, которая повисла у него на шее и не желала отпускать, когда взгляд Кевина остановился на шпиле храма, давшего площади ее название. Он чернел на фоне дебелого тела луны как указующий перст.  

- Паперть! 
Как Кевин сразу не подумал? Там всегда торчали попрошайки, а эти за всем следили и все подмечали.

Филип кивнул, и они устремились в направлении храма, петляя между прохожими.

Лестница, что вела ко входу в белокаменный храм, была завалена горами мусора. Мусор дергался, словно на ветру, шипел, шуршал и вонял. При их приближении, завыл хором гнусавых голосов, сплетавших божбу с мольбой. Безобразные головы выныривали из груды грязных тряпок, как жабы из зловонного болота.

- Заткнитесь и слушайте! - рявкнул Филип. Он поднял в воздух руку с кошельком, и взгляды, устремленные к ним, вспыхнули голодным блеском. - Кто-нибудь из вас видел здесь молодую девушку, маленького роста, в плаще и белом платье, с очень длинными волосами? Я награжу того, кто скажет мне, куда она пошла. И не вздумайте врать - мы будем искать лжеца по всему городу, коли понадобится, ради удовольствия переломать ему кости.

Сердце Кевина успело сделать четыре удара прежде, чем прозвучал первый ответ.

- Сдается мне, я видел такую девку... В плаще, и волосы длинные, как ты сказал, добрый господин, - прокаркало пугало с верхней ступени.

- Я, я ее видала! - взвизгнуло рядом с ним существо, отдаленно напоминавшее женщину. - Чудная такая девка, млорд!

И тут же ночь наполнили вопли - "Я тоже ее видел", "И я, я!"



Агнесса Шизоид

Отредактировано: 10.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться