Сюрприз

Глава 13.-3 Визиты долгожданные и нежданные

- Как я ненавижу эту чертову дыру! Кто бы знал! Жалкая развалюха былого величия,- выругался Хемптон, ведя капсоид на снижение, предварительно отключив защитный контур поместья.

Машина приземлилась во дворе строения, в котором с трудом угадывался замок. Полуразрушенные стены говорили о запустении. Разросшиеся диким цветом кусты роз, наполовину высохшие, равно как и старые кряжистые деревья прямо свидетельствовали об отсутствии доброго хозяина. Лишь центральное здание замка выглядело обжитым. Хорошо сохранился только нижний этаж, два верхних этажа, местами, имели значительные разрушения. Крыша была кое-как перекрыта. Ураган, пронесшийся над землями Хемптона два года назад, внес существенную лепту в упадок, некогда богатого поместья.

Последние несколько лет герцог почти не появлялся в фамильном владении. Так иногда когда возникали проблемы с уплатой налогов. Предпочитая решать вопросы по телефону. Однако, разбушевавшийся два года назад ураган, оборвал телефонные провода, а управляющий их так и не соизволил восстанавить. И, судя по всему, не собирался этого делать и впредь. До поры до времени Хемптону было на это плевать. За истекшие два года, он больше ни разу не появился в замке.

Все что Хемптону требовалось от поместья в последние годы, так это имя. Имя, которое позволяло спокойно, не боясь за свою свободу и жизнь не только передвигаться по Альвиону, но и занимать высокий пост в одном из самых крупных королевств планеты. Острый расчетливый ум, позволил ему сохранить фамилию Хемптон в тайне, тогда как все ищейки планеты были брошены на его поиски. Все свои бесчинства, начиная с убийства Роберта Лазенвиля, он совершал под именем, данным ему по праву рождения, а не по праву наследия. Герцогом Хемптоном он стал незадолго до своего неудачного двоеженства.

Дед по материнской линии, оставил ему это нищее наследство, прежде чем отправиться в мир иной. Старик, боясь умереть  в одиночестве, после того как отрекся от единственной дочери, посмевшей наперекор ему выйти замуж за молодого герцога Резенвуда, отец которого был торгашом и купил титул, вдруг вспомнил про внука. Внук принял дар деда, но так и не простил ему, что рос в нищете, в то время как упрямый старик купался в роскоши. Когда Томас был совсем маленьким, его отец неудачно распорядился доставшимся ему наследством. Пытаясь выправить положение, он играл в карты, но, проигравшись в пух и прах, покончил с собой, оставив молодую жену с ребенком почти без средств к существованию. Из-за пресловутой гордости ни дочь, ни отец не пошли друг другу навстречу, оставив все как есть. Время уровняло их. Теперь он, Томас, был богат и знаменит, а старый хрыч Хемптон разорен.

Принимая наследство, Томас не подозревал, какую роль в его судьбе сыграет предсмертное перемирие с дедом. Долго терпеть общество друг друга им не пришлось. Прошла пара недель и деда не стало. Недели через три вслед за ним отправился и нотариус, оформлявший бумаги. Конечно, не без помощи герцога. К тому времени ему уже нечего было терять. Свадьба с Кичстоун сорвалась, на нем висело убийство. Одним трупом больше, одним меньше сложившегося положения это уже не меняло. Но прежде чем нотариус покинул бренную землю, он внес исправления в документы, благодаря которым никто не смог его настоящего связать с его прошлым. Эти-то изменения и помогли ему стать тем, кем он является сейчас. Конечно, внес свою лепту и пластический хирург, но уже намного позже, когда он задумал втереться в доверие короля Амперлтона.

От былого величия замка, остались лишь одни воспоминания. Раньше, когда он открыто творил свои бесчинства под именем Резенвуда, а поместье служило его тайным убежищем, для скрывания от полиции и зализывания ран, он еще хоть как-то за ним следил. Теперь же это была всего лишь ширма для Амперлтонов, такая же, как коттедж в горах на юге, за которыми он прятал свое настоящее имя. Ширма, скрывающая немало страшных тайн, людских жертв. Никто не уходил живым из лап герцога.

И вот, когда замок снова стал ему нужен, герцогу ради пары часов пришлось лететь в такую даль.

Хемптон толкнул дверь развалюхи, именуемой домом, но та не поддалась. В раздражении он несколько раз стукнул со всего маху дверным молотком, не боясь ударами выбить дверь. На стук вышла старуха, страшнее которой ему не доводилось прежде видеть. Неопределенного возраста из-за изуродованного лица, но, явно, не менее шестидесяти лет. Лицо ее было ужасно, больше чем наполовину обезображено ожоговыми шрамами. Грубые рубцы, простираясь на кожу шеи, стягивали лицо и шею, из-за чего голова была всегда склонена вправо. Серо-синее одеяние с белоснежным передником и чепцом на черных с проседью волосах, выглядело насмешкой на ее сухопарой фигуре. В довершение ко всему над левой лопаткой виднелся горб. Он мог поспорить на что угодно, что раньше ее здесь не видел. Одно из двух или она здесь недавно работает, или управляющий раньше не позволял ей появляться ему на глаза. Судя по ее приветственному поклону, она признала в нем хозяина, а значит, верен второй вариант.

- Господин герцог, прошу вас, проходите в дом,- пропуская Хемптона вперед, она оказалась позади.

Рука женщины метнулась к лифу платья. Сверкнуло стальное лезвие. Быстрота, с какой герцог прошел в небольшой холл, тускло освещенный солнечным светом, спасла его от удара кинжалом в спину.

- Чем могу быть полезна?- произнесла женщина, скрывая досаду, так как жертва стояла на значительном расстоянии, а напасть в открытую она не решилась.

Угрюмо осмотрев обстановку, герцог отметил все тоже убожество. Лучи солнца с трудом пробивали себе дорогу, сквозь грязные стекла. Драные гобелены, еще со времен прадеда, лоскутами свисали с каменных стен. Стропила, на которых зиждилась крыша, обросли паутиной. Выгоревшие и вытоптанные ковры небрежно прикрывали пол. Портреты предков, запорошенные пылью, висели криво, никто не собирался их поправлять. Часть картин, некогда украшавших стены, исчезла бесследно. Холл служил обитателям замка столовой, о чем свидетельствовал большой резной стол, да ряд стульев вокруг него. Пародия на люстру висела над ним. Желания задерживаться в холле у Хемптона не было, не смотря на, казалось бы, уютный вид двух кресел у холодного камина. Если ему не изменяла память, его покои имели  боле менее приглядный вид, туда-то он и поспешил.



Лана Ксандер

Отредактировано: 08.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться