Сюрприз

Глава 13.-2 Визиты долгожданные и нежданные

Вспышки молний огненным клином разрывали темноту неба над поместьем Лазенвилей. Оглушительный грохот грома заставлял нечаянного прохожего пригибаться к земле от страха, дождь лил, как из ведра. Старинный дом, со всеми башенками и флигелями, погруженный в темноту, черным силуэтом отражался на фоне неба во время очередного всполоха молнии. Света не было ни в одном окне. По всему выходило, что обитатели его давно спят и не ожидают гостя, тем более незваного гостя.

В эту ненастную погоду во дворе особняка Лазенвилей приземлился капсоид. Сработал защитный контур, и вокруг дома зажглись сигнальные огни, освещая ночного посетителя.

Высокий молодой человек с чемоданом в руке вышел из капсоида, прикрываясь зонтом. Перелет оказался дольше, чем он рассчитывал. Ночь вступала в свои владения, прежде чем он достиг цели путешествия. В сгущающихся сумерках, сопровождаемых грозой, лишь благодаря свету сигнальных огней он нашел дорогу к особняку.

Проливной дождь и шквальный ветер промочили до нитки непрошеного гостя, прежде чем он ступил под навес. Молодой человек нерешительно переминался с ноги на ногу, рука зависла над дверным звонком. Он не знал, какой прием ожидает его здесь, но догадывался, что миссия его будет не легка. Набравшись смелости, он позвонил в дверь и принялся терпеливо ждать.

Вскоре на первом этаже зажегся свет, и открылось смотровое окошечко.

- Кого там еще принесло, на ночь, глядя?- раздался сварливый старческий голос, сквозь раскаты грома.

- Маркиз Герберт Колфорт,- представился молодой человек.- Мне необходимо увидеть хозяйку. Графиня Лазенвиль дома?

- Ее Сиятельство спит. Приходите завтра,- женщина захлопнула окошко перед носом Герберта, бормоча себе под нос ругательства насчет ночных непрошеных гостей.

Маркиз, которому некуда было податься до завтра, вновь нажал на дверной звонок.

- Прошу вас, откройте дверь. Мне некуда идти и я должен сообщить графине важные вести об её дочери Анне.

Окошечко вновь открылось, и маркиз увидел испещренное морщинами женское лицо.

- Что вы можете сообщить? Юная госпожа умерла двадцать два года назад. Постеснялся бы использовать имя покойницы, авантюрист,- пренебрежительно буркнула себе под нос женщина, но маркиз расслышал ее. - Совсем у людей совести нет,- она продолжала ворчать, но окошечко не закрывала.

- Уверяю вас, я не авантюрист. Мне, действительно, есть, что сообщить старой леди. Ведь у Анны был ребенок? Я знаю, что с ним,- не унимался Герберт, но всей правды не говорил.

- Опять, милок, промахнулся. Малыш погиб вместе с матерью и хозяйка знает об этом,- женщина решила, что разговор закончен и решила закрыть окошко, но молодой человек предвидел ее действия и вставил зонт.

- Вы ошибаетесь. Ребенок жив и я знаю кто он и где он.

- Эка, здорово врешь! А ну-ка иди отсюда, подобру-по-здорову, пока я не позвала мужчин. Они тебе мигом покажут и графиню Анну и ее младенца.

- Постойте же, вы упрямая женщина! Не надо никого звать. Я прибыл с добрыми намерениями. Зажгите на крыльце свет. У меня есть доказательства. Судя по всему, вы давно здесь живете, а поэтому должны помнить медальон Анны. Посмотрите на него. Может, тогда вы поверите мне.

Еще бы ей не помнить юную графиню, если она ее нянчила младенцем, наблюдала, как она растет, как разворачивался ее роман с принцем Джеймсом,  а потом этот нелепый и в итоге трагичный брак с Резенвудом.

Зажегся свет, и старушка смогла лучше рассмотреть незваного гостя. «Вроде бы не похож на проходимца или же здорово играет»,- разглядывала она молодого человека. Женщина недоверчиво протянула руку за медальоном. Золотая вещица опустилась в ее раскрытую ладонь. Зрение у нее было уже не то, что в молодости. Пришлось достать очки. Одного взгляда на раскрытые створки хватило, чтобы воспоминания холодной волной захлестнули ее, отзываясь нестерпимой болью в сердце.

- Не может быть!- воскликнула она.

- Как я понял, вы узнали их. Это чета Резенвуд.

- Они,- с запинкой ответила женщина, протягивая медальон Герберту.- Откуда он у вас?

- Это я скажу только графине,- упорствовал маркиз.

- Можете пройти,- за его спиной погасли сигнальные огни.- Я доложу о вас хозяйке,- щелкнул дверной замок, и дверь отворилась, впуская маркиза в сухой чистый холл.

Сухонькая старушка, в теплом байковом халате, поверх ночной сорочки, приняла мокрый плащ и зонт. Повесила их на вешалку и проводила ночного гостя в уютную гостиную, освещенную тусклым светом ночников.

Герберт расположился в кресле, напротив затухаюшего камина, зажженного теплолюбивыми обитательницами собняка по случаю дождливой погоды. Старушка подкинула в угли пару поленьев, прежде, чем отправиться за госпожой.

- Благодарю,- маркиз Колфорт придвинул кресло поближе к огню.

Оставшись один, он с любопытством осматривал доступную ему часть дома, в котором родилась и выросла его мать. На стенах висело несколько портретов. Нетрудно было догадаться, что портрет над камином зрелой супружеской пары - это его дед с бабушкой. Слева от него был изображен молодой мужчина верхом на лошади. Надпись под ним гласила - Роберт Лезенвиль. Справа от родителей, висел портрет его матери. Совсем юная, такая же прекрасная, как и на медальоне, она смотрела на него своими голубыми глазами. Маркиз минут пять любовался ее чистым невинным ликом.



Лана Ксандер

Отредактировано: 08.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться