Сюрприз

Глава 20.-8 В плену у герцога

- Подойди ко мне, дочь моя!

Седовласый старик, в клетчатом сюртуке, сидящий на парковой скамейке, подозвал к себе молодую женщину, немногим старше двадцати лет, которая неподалеку от него собирала цветы. На ней было длинное платье салатного цвета, с завышенной талией, юбкой колокол, глухим воротничком стойкой и рукавами с пышными манжетами.

- Что случилось, отец? Сердце?- обеспокоено спросила она.

- С сердцем все нормально. И пока есть время, я должен тебе кое-что рассказать.

- О чем ты хочешь со мной поговорить? Если ты все еще сомневаешься в моей любви к мужу, то напрасно. Я люблю мужа, а о другом и думать забыла. Ребенок, которого я жду, доказывает мою любовь к супругу. Тебе не стоит больше волноваться по этому поводу, она нежно подмигнула и, склонив голову, поцеловала старика в лоб.

Девушка собралась уходить, но рука отца удержала ее.

- Я хотел поговорить о другом. Пообещай мне, что, во что бы то ни стало, найдешь одну женщину. Пожалуйста, пообещай!- он крепко сжал руку дочери и умоляюще посмотрел.

- Раз это так важно для тебя. Обещаю, отец. Кто эта женщина? Я найду ее, - она накрыла ладонью руку мужчины, в подтверждении своих заверений.

Собравшись с духом, после минутного молчания мужчина произнес:

- Твоя мать!

Маска неподдельного удивления застыла на лице молодой женщины. Не в силах что-либо сказать, она пораженная смотрела на старика отца. Еще бы ей не удивляться, ведь мать умерла несколько лет назад.

- Мы с Памеллой твои приемные родители,- пользуясь молчанием дочери, отец продолжил нелегкое для него признание.- Совсем крошкой тебя подкинули в наш дом. Ты лежала в корзинке, запеленатая в белые кружевные пеленки. На одной из них в левом углу была монограмма, увенчанная сверху короной. В ногах лежал увесистый кошель с деньгами и свидетельство о рождении, но без имен родителей.

- Выходит, я незаконнорожденная принцесса?- тихо ахнула она, потрясенная данной новостью.

- Если верить короне, то да. Вот только расшифровать монограмму и определить к какому королевству она относится, нам не удалось. Ни в газетах, ни по телевидению сообщений о пропаже ребенка  не было. У нас было два варианта: либо кто-то, таким образом, пытается спасти тебя, либо тебя похитили, но родители в силу веских причин не могут, открыто искать. Мы с Пэм  выждали несколько месяцев, а потом удочерили и вырастили, как родную дочь, тем более что своих детей нам Всевышний не дал. Не думай, что мы сидели, сложа руки. Втайне от всех, мы пытались выйти на след твоих настоящих родителей и выяснить причины, по которым ты оказалась у нас. Только все наши старания были напрасны. Несколько лет мы потратили на поиски, а потом бросили. Тебя мы полюбили всем сердцем и уже не смогли бы расстаться. За все прошедшие годы, ни я, ни Памелла ни разу не пожалели, что удочерили тебя. Ты для нас стала лучом света во тьме одиночества.

- Папа, я люблю тебя!- девушка обняла старика, прижалась к нему и осыпала поцелуями лицо.

- Я тоже люблю тебя, дочка. Но ты должна знать вот еще что,- он высвободился из дочерних объятий. – Около пяти лет назад от твоей матери пришло письмо, правда, без обратного адреса. Прости, что не показали его тебе. Мы так боялись тебя потерять,- он виновато опустил глаза.

-Одно письмо и больше ничего?- растеряно спросила она.

 -Да. И с тех пор никаких известий,- мужчина сжался в комочек, от груза довлеющей над ним вины.

- Я могу взглянуть на письмо и другие доказательства моего происхождения или вы их успели уничтожить?- с легкой долей обиды спросила она, из-за того, что ей не дали самой сделать выбор с кем остаться тогда, пять лет назад, когда пришла первая и последняя весточка от родных.

- Ты, конечно, вправе осуждать нас за трусость, но нами двигала любовь к тебе и ничего больше. Можешь взглянуть на них хоть сейчас, они у меня в покоях.

- Прости, папа, за резкость речей. Для меня это все так неожиданно. Если можно, я хотела бы взглянуть на них прямо сейчас.

Они вернулись в дом. Мужчина прошел в гардеробную, из самого дальнего угла извлек небольшой кейс, запылившийся от времени. Шифр от кодового замка он знал наизусть и помнил, не смотря на прошедшие годы.

- Хочешь остаться одна или побыть с тобой?- спросил он, пододвигая к ней открытый кейс.

- Если не возражаешь, я бы хотела остаться одна.

Дрожащими от волнения руками, она извлекла одно за другим из кейса: сначала конверт с письмом, а потом маленькое одеяльце и белые кружевные пеленки. Письмо она отложила на потом. Необъяснимый страх удерживал ее. Как и говорил отец, в углу одной из пеленок стояла монограмма.

 

« КЭ »

Что-то знакомое показалось девушке в этих двух переплетенных вензелями буквах. Где-то она их видела, но вот только где именно не могла припомнить. В вещах она больше ничего интересного не нашла.

Настал черед письма. Стоило ей только раскрыть листок, исписанный аккуратным каллиграфическим почерком, как все точки стали над i. Она узнала почерк  и стала понятной монограмма, даже больше, она вспомнила, что однажды уже видела  ее. Королева использовала ее крайне редко, только в личных целях, потому что она потеряла смысл, ведь Ее Величество замужем, а значит, и монограмма уже другая. Становилось понятным, почему приемные, отец и мать, не смогли вычислить, к какому королевскому роду принадлежит монограмма.



Лана Ксандер

Отредактировано: 08.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться