Сюрприз

Глава 22.-2 Тайна королевы Элизабет или когда все тайное становится явным

Прошло два дня с побега невесты и тех памятных событий, что последовали за ним.

Герберт быстро поправлялся, и врачи обещали отпустить его и Анну на долечивание домой. Мать и сын все это время проводили рядом друг с другом. Они ни как не могли наговориться. Благотворно на выздоровление Герберта влияло не только присутствие матери, но и прилет Лайзы. Женщины сразу же подружились, ведь их объединяла любовь к Герберту.

Сюзанна с Ричардом проводили все свободное время вместе, заново узнавая друг друга.  Помня обещание данное королеве Агнессе, они старались не заходить дальше поцелуев.

Положительная энергия, исходившая от них, передавалась окружающим. Они навещали Элизабет, и ей становилось лучше только от одного взгляда на их счастливый вид. Королева даже пообещала спуститься ближе к ужину, если будет чувствовать в себе достаточно сил.

Преступники были заключены под стражу, полиция искала неоспоримые доказательства их вины, чтобы  адвокат не смог их опровергнуть. Времена, когда на Альвионе казнили без суда и следствия, давно миновали. А потому заговорщиков в скором времени ожидал суд и справедливая кара.

Пользуясь этой отсрочкой, Анхелика с Майклом наконец-то смогли отправиться в короткое свадебное путешествие, чтобы насладиться своим счастьем.

После обеда герои вчерашнего дня расположились на мягких диванах в уютной гостиной первого этажа восточного крыла. Которая, как и соседствующая с ней столовая комната, имела панорамные окна и двери с видом на парк. Все с нетерпением ожидали приезда Анны и Герберта. Герцогиня звонила утром королю Джеймсу и сообщила, что врачи отпускают их под присмотр семейного доктора и, что, если у Их Величеств будет желание, выслушать ее рассказ, то она посвятит их в свою маленькую тайну. Амперлтон, не раздумывая, дал свое согласие.

В ожидании дорогих гостей, Агнесса с Габриеллой, в компании трех наиболее верных фрейлин, которым могли доверять так же, как себе, скромно пили чай. Мужчины предпочли алегочо и сигары. Не тратя время даром, они обсуждали новые сведения, полученные о содержащихся в тюрьме преступниках. Специально для этого Джеймс пригласил главу государственной безопасности  герцога Фонтеблю, шефа полиции маркиза Авергаса и шефа дворцовой охраны графа дон Гильона. Им, как и королям Стефану Вадембургу и  Бредфорду Эдисону будет полезно послушать историю Анны, возможно из нее они почерпнут новые сведения, которые помогут им навсегда очистить Альвион от банды Томаса Резенвуда.  При этом Джеймс не забывал, что Анне и Герберту понадобится надежная охрана, ведь они являются ценными свидетелями.

Пользуясь, случаем Сюзанна с Ричардом тихонько ускользнули в сад, посчитав, что старшие и без них разберутся. Стефан хотел, было тормознуть сына, считая, что тому будет полезно принять участие в обсуждении дел государственной важности, но Агнесса так мило улыбнулась, вступаясь за молодых, что он промолчал. В отличие от Ричарда принц Джеффри имел желание остаться, но рано утром был вынужден отправиться обратно в Высшую школу. Начинались занятия, требующие его личного присутствия.

Спустя полчаса дверь в гостиную распахнулась, пропуская вперед дворецкого. За спиной Джека виднелось несколько фигур, одна из них сидела в кресле каталке. Зычный голос мужчины объявил:

- Герцогиня Анна Резенвуд с сыном герцогом Гербертом Резенвудом, графиня Лайза Шнольбер, маркиз Мигуэль фон Шварц, просят принять их.

Графиня  Шнольбер и маркиз фон Шварц были известны Ампеплтонам, но  ввиду их редкой посещаемости дворца, стали забываться. Но тем интереснее будет знакомство. Агнесса подала знак, приглашающий гостей пройти. Джек посторонился, пропуская вновь прибывших.

Кресло-каталку с молодым герцогом сопровождала красивая юная особа, герцогиня Анна шла под руку с симпатичным пожилым мужчиной и выглядела она вполне счастливо. Вопреки этикету, не Анна с Гербертом поклонились королям, а они им, в знак заслуг перед всеми жителями Альвиона.

Растроганную до слез Анну усадили в свободное кресло, то же самое предложили и ее спутникам. Последовали вежливые вопросы о состоянии здоровья герцогини и ее сына.

- Спасибо, все хорошо. Мы, наверное, вам помешали?- вежливо поинтересовалась она.

- Нисколько. Мы как раз вас ждали. Хотите чего-нибудь?- не успел Джеймс спросить, как дворецкий уже все организовал.

Лакеи по его указанию незримыми тенями принесли дополнительные приборы и так же удалились. Фрейлины королевы налили дамам чай, Бредфорд предложил мужчинам на выбор брейнджи или алегочо. Герберт, ссылаясь на здоровье, отказался, а маркиз с благодарностью принял бокал брейнджи. Маркизу, как и всем присутствующим, кроме Герберта, предстояло впервые узнать историю прошлого своей возлюбленной.

В немом молчании все смотрели на Анну, ожидая, когда она начнет свой рассказ.

- Прежде чем начать, позвольте представить вам моего жениха маркиза фон Шварца и невесту моего сына графиню Шнольбер,- Анна сразу внесла ясность, кем являются их спутники.

Агнесса воочию увидав жениха, своей былой соперницы, окончательно успокоилась за свой брак. И в свою очередь представила тех, кто был в гостиной.

- Как вы понимаете, эта история произошла давно. Истоки ее уходят далеко в прошлое, намного дальше, чем я собираюсь вам поведать. Это не связано с пробелами в моей памяти, а с тем, что здесь замешаны и другие лица, чьи секреты я не имею права открывать,- Анна обменялась взглядами с Агнессой и Джеймсом.- Когда я стала женой герцога Томаса Резенвуда, я уже была беременна. Он соблазнил меня, а когда узнал о беременности, хотел сбежать. Мой отец и брат тоже узнали о ребенке и силой заставили Томаса жениться на мне. Я не могу сказать точно, какие чувства я испытывала к мужу, но знаю, наверняка, что он не любил меня. Более того, он ненавидел меня, за то, что я сломала все его планы. Он собирался жениться на другой, более богатой и знатной,- Анна посмотрела на присутствующих мужчин, отыскав взглядом того, кого больше всего касались  события тех лет. Она раздумывала, стоит ли называть имя той, которая хоть и косвенно, но окончательно и бесповоротно, разрушила ее жизнь. Мужчина слушал, с неподдельным интересом, и герцогиня поняла, что ему мало что известно. Она не стала посвящать его, предоставив это его жене.- Томас так стремился к власти и богатству, что его не остановила наша свадьба. Он увез меня подальше ото всех, чтобы скрыть мое существование от окружающих. Это удалось ему довольно легко, потому что о нашей свадьбе мало кто знал. Где-то глубоко в лесу, в охотничьем домике своего приятеля, он оставил меня на попечении женщины, которая служила ему верно, как цепной пес. Она не спускала с меня глаз, не давала возможности послать весточку родным. В этом доме я провела несколько месяцев. Сам же Томас тем временем обхаживал свою очередную жертву. Как я потом узнала, от него  самого, он реально собирался жениться на ней. Двоеженцем стать ему помешал мой брат граф Роберт Лазенвиль, за что и поплатился жизнью, - продолжая рассказ, Анна не заметила, как один из слушателей напрягся, сопоставляя известные ему факты.- Скрываясь от полиции и гнева отца обесчещенной невесты, Томас затаился в охотничьем домике. Он спрятался от посторонних, а вот я от него спрятаться не могла. Если до этого мне было тяжело жить, под постоянным контролем, как в тюрьме, то с приездом Томаса, моя жизнь стала похожей на ад. Та малая толика, что он испытывал хорошего ко мне, исчезла, уступив место ненависти. Во всех своих несчастьях он винил меня одну. Не было и дня, чтобы он не унизил или не избил меня. Все что я ни делала, все было не так. Шел последний месяц моей беременности. Живот стал совсем большим. В один ужасный день он, словно, с цепи сорвался. Унижения и избиения посыпались, словно из рога изобилия. Единственно, куда он не бил, так это по животу. Ребенок ему был нужен живым, а на меня ему было плевать. Он жаждал моей смерти. Каждый день я слышала угрозы, что он отнимет у меня ребенка. Если мне доведется выжить в родах, он стращал запрятать меня в сумасшедший дом пожизненно, стереть мое имя с лица Альвиона. Еще больше я боялась, что он попросту  убьет меня, без тени сожаления, так же как убил Роберта. От такой жизни моя психика, действительно, стала давать сбои. Я была на грани срыва. Лишь боязнь за жизнь ребенка поддерживала во мне дух сопротивления и желание выжить, во что бы то ни стало. Однажды ночью, когда он со своей служкой напился до бесчувственного состояния, в очередной раз, оплакивая порушенные планы и проклиная меня, на чем свет стоит, излив на меня весь свой гнев, он вышел из комнаты, забыв запереть двери. Я сидела, затаившись в углу, дрожа как лист осенний на ветру. Прошло полчаса, а он не спешил закрывать меня. Я насмелилась и выглянула из укрытия. Вдребезги  пьяный, он спал в обнимку с той женщиной, прямо сидя за столом, не выпуская бокала из рук. Таким я его еще не видела ни разу. Любоваться Томасом ни трезвым, ни тем более пьяным у меня не было ни какого желания. Минут десять я провела в комнате, но они никак не отреагировали на мое присутствие. И тут-то я поняла, что вот он мой шанс. Долго не раздумывая, отыскала среди бумаг Томаса наше свидетельство о браке, забрала у него деньги, какие нашла, сложила все в сумку с продуктами и покинула дом. Где мы находились, я не знала. Равно, как и не знала, куда идти. Стоило мне переступить порог, как голос подали охотничьи псы, что были при доме. Я кинула им объедки со стола и поспешила унести ноги. Бежать было тяжело, мешал живот, да и кусты в которые я забрела все время цеплялись за одежду, вырывая клочки, оставляя приметные следы.  Я была бы рада покинуть кусты ситкуса, но они были всюду. Темная ночь не давала большого выбора дороги. От страха, мутился рассудок. Только одна ясная мысль была в нем: «Бежать! Бежать! Бежать, как можно дальше!», эхом стучало в моих висках.  Сквозь безумные удары сердца, я услышала шум ручья. «Спасение!»- подумала я. В нескольких метрах, от того места, где я стояла, действительно протекал достаточно широкий и неглубокий ручей.  Недолго думая, я доверила свою судьбу ему. Сохраняя остатки разума, я вошла в воду по щиколотку. Вода оказалась прохладной, но я этого не замечала, так как холод на душе был куда сильнее. Я пошла в обратном направлении, в сторону охотничьего домика, чтобы ввести преследователей в заблуждение. Вам, возможно, такой шаг покажется глупым, но это был мой единственный шанс на спасение. У меня не было и тени сомнений в том, что Томас пустит по моему следу собак, как только заметит побег. Куда выведет меня ручей, я не знала. К счастью он протекал вдалеке от тайного укрытия герцога. Миновав его, хоть и на значительном расстоянии, я слышала за спиной ужасный вой собак. А может, это были и не собаки вовсе, об этом я тогда старалась не думать. Близился рассвет, а мне еще столько предстояло пройти. Словно забыв об усталости, я шла. Шла все утро и день, не покидая русла ручья, пока не заметила вдали башни замка. Это было первое жилье, встретившееся мне на пути. Не зная, кого я там встречу друзей или врагов, я из последних сил побрела к замку. На мое счастье я попала в дом друзей. Маркиз и маркиза Колфорты оказались хорошими людьми. Они приютили меня. Благодаря их заботам мой рассудок оставался при мне, но стоило мне остаться одной, как тень герцога вновь преследовала меня. Примерно на второй день пребывания, я в тяжелых муках родила здорового мальчика. Ребенка официально зарегистрировали, как герцога  Герберта Резенвуда, и окрестили. Крестными и опекунами я попросила быть Колфортов, они не смогли мне отказать. На случай, если со мной что-нибудь случиться, они обещали вырастить малыша, как своего сына и не отдать в лапы герцога. Они сдержали свое слово. Вот он сидит рядом со мной. Человек, которого вы все раньше знали, как маркиз Герберт Колфорт, на самом деле мой сын и Томаса Резенвуда.



Лана Ксандер

Отредактировано: 08.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться