Сюрприз для Наф-Наф

Сюрприз для Наф-Наф

- Почему я? Ответь мне! – негодую на весь салон автомобиля.

- Ну, солнышко! Ну, моя сладенькая, - раздается жалобный голос подруги из динамиков. – Ты ближе всех. Ну, пожа-а-алуйста-а-а!

- Он может сам доехать из аэропорта! Такси никто не отменял!

- Да ты хоть знаешь, какие сейчас расценки на такси? – возмущается Инга. – Сегодня тридцать первое декабря!

- И что? – перестраиваясь на нужную полосу для разворота, интересуюсь у волчицы. – Я вообще не могу понять, как он умудрился прилететь! Я же только вчера у тебя спрашивала, будет ли твой ненаглядный братец или нет?

- Так он и не собирался…

- Тогда какого лешего его принесло? – рыкаю, выруливая на дорогу к аэропорту. – Он снова все испортит, понимаешь?

- Снежик, ну чего ты? – умасливает меня подруга. А если ее братец вновь испоганит мне жизнь, то станет бывшей подругой! – Ничего Сеня не испортит.

- Правда? – ехидничаю я. – Он три раза срывал мне свадьбу! ТРИ!!!

- Неправда. Сеня тут ни при чем.

- Очень даже причем! Как только он появляется, а обычно это происходит, когда я уже думаю, что ничему и никому не удастся помешать мне обрести свое счастье, как появляется Арсений, и пу-у-уф!

- Может, это потому что именно ты не готова к своему счастью? – серьезно спрашивает Инга. – Что-то я не замечала, чтобы ты жалела о расставании с этими… женихами.

- Это уже другое дело, - ворчу я.

- Ох! Мать, не юли!

- Но в этот раз я не позволю помешать мне выйти замуж!

- Да никто не собирается этого делать. Спокойно, Снежик. Просто доставь моего брата живым и невредимым ко мне, а об остальном я позабочусь.

- Я уже еду за ним.

- Ты самая лучшая!

- Я доставляю тебе Арсения, и мы с Ярославом поедем встречать Новый год ко мне домой… или к нему.

- НЕТ! – оглушает меня подруга.

- А вот и да! – рявкаю на нее и сбрасываю звонок. – Будете мне тут указывать, что делать! Подруга называется! Предательница! И братец твой, тот еще фрукт. Ну я вам покажу!

 

 

Полчаса спустя…

Все вокруг говорит о том, что на носу самый сказочный праздник в году. Витрины магазинов украшены мишурой, шарами и разноцветными гирляндами. Из динамиков кафешек звучат новогодние мелодии. И неважно, на каком языке поют. Всех объединяет дух наступающего Нового года! Люди улыбаются чаще. Со всех сторон доносится жизнерадостный смех. Мир преображает.

И меня не обошло стороной предпраздничное настроение.

Не заметить меня в зале прилета невозможно. Я похожа на деда мороза в ядрено-красном пальто, белой шапочке и белых сапожках.

Волнуюсь ли я перед встречей с самым кошмарным кошмаром моей юности? Нет, конечно!

Передергиваю плечами и продолжаю расхаживать по залу, рассматривая мишуру, развешенную под потолком.

Сделаю вид, что ничего странного не происходит. Ну прилетел на Новый год к семье. Неожиданно, но… сюрприз, наверное, хотел сделать.

Сюрприз так сюрприз! Ничего не скажешь!

А мне теперь думай, что приготовить на стол до полуночи, что не забыть купить! Класс! Только Арсений может так выводить меня из себя и поднимать такой кипишь своим появлением! У него, едрить-колотить, талантище!

Надеюсь, он прилетит в перевозке для собак. Мы же оборотни как никак. Животные! Хищники! Хе-хе...

Объект моих мыслей как раз в этот момент выходит из дверей. Я замираю ровно по середине зала. Люди вокруг, будто чувствуя мою хищную натуру и дурное настроение, так некстати рассасываются по углам.

Улыбка. Ох, уж эта улыбка с ямочками на щеках! Она сводила с ума меня пять лет назад и, кажется, будет сводить всегда… Так стоп! Я же выхожу замуж! ЗАМУЖ, Снежа!

- Снегурочка моя-я-я, - протягивает Сеня, ставя чемодан. Не успеваю пискнуть, как оказываюсь стиснута в медвежьих объятьях этого рослого бугая. – Снежка-а-а! Как я соскучился-я-я!

Только в самый последний момент мне удается извернуться, поэтому планируемый поцелуй приходится в щеку, а не в губы.

- Офонарел?! – шиплю, пытаясь отстраниться о Арсения. Наверное, наши обнимашки смотрятся со стороны, как страстные объятия давно не видевшихся влюбленных. Чего мне уж точно не нужно!

- У-у-у! Какой была букой, такой и осталась, - продолжает дурить Сеня. Он выпускает наконец-то меня на свободу, но лишь затем, чтобы одной рукой взять чемодан, а второй обхватить меня за талию. – Спокусики. Я не насильник, пове-е-е-рь мне, Сне-е-ежик, но жить так больше не выноси-и-имо, - фальшиво поет этот великовозрастный шут.

- Ты когда-нибудь повзрослеешь?

- Я уже достаточно взрослый, чтобы дурить, - осклабивается этот волчара.



Мария Печурина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться