Сжечь правду

Размер шрифта: - +

Глава 26 (Радости жизни)

Радости жизни.

 

Так началась моя непростая жизнь отца-одиночки.

Непростая, потому что она была полна недосыпа, нервов, недоедания, рассеянности – всего, чего угодно, только не покоя и умиротворения. Я даже получил изрядную дозу непонимания со стороны окружающих.

На меня косо смотрели мамочки в парке, когда я каждый день вносил своим присутствием смущение в их союз. Нет, я  на самом деле не примыкал ни к каким группировкам мамочек с колясками, но я неизменно был среди них, и их это приводило в смятение. Потому что они, очевидно, не верили в способность мужчин растить ребенка. Разумеется, в парке были папы, гуляющие с колясками. Но их было не так уж много, а главное, каждый из них появлялся там очень эпизодически! А я присутствовал в этом парке постоянно, как любая нормальная мама. Я каждый вечер и в любой выходной день появлялся в их компании, находясь при этом где-то за гранью их круга. Они не обращались ко мне, но перешептывались с явно написанным на лице недоумением каждый раз, когда я материализовывался на тропинке парка. Я чувствовал их взгляды на своей спине, неспешно проходя мимо. По большому счету меня это даже забавляло, лишь было немного неприятно чувствовать себя изгоем…

На меня косо смотрели хозяева собак, которые выгуливали своих питомцев в любую погоду, и также в любую погоду выгуливал Клио я. Я был единственным в парке сумасшедшим с коляской в холод и проливной дождь. Люди быстро выводили своих четвероногих друзей на прогулку и, закутавшись в плащи или теплые куртки – в зависимости от времени года – спешили вернуться в тепло своих квартир, в то время как я не проявлял никаких  признаков желания покинуть парк, утопающий в дождевых ручьях или пронизываемый леденящими кровь ветрами.  Им же невдомек, что Клио нормально можно уложить днем спать только на улице. Потому я промокал до нитки, промерзал до костей, но невозмутимо толкал перед собой коляску в парке при любом настроении погоды.

К тому же это был почти единственный способ добывать пропитание – купить фруктов и овощей, проходя мимо овощных лавок, и другой еды, по-быстрому заскочив в близлежащий супермаркет. Хотя нет, не единственный. Сердце моих сердобольных соседей однажды не выдержало. Соседская бабушка постоянно созерцала в окно, как я бреду с торчащими из корзинки внизу коляски продуктами. Наверное, она даже разглядывала в бинокль, что именно у меня там лежит, потому что однажды она возникла на пороге моего дома с дымящейся тарелкой супа… С тех пор она частенько подкармливает меня, а ее муж перед поездкой в супермаркет спрашивает меня, не нужно ли чего купить. Я всегда отказываюсь, но в итоге он настойчиво привозит мне пару пакетов всяких съедобных штук, не забывая корм для кота.  Я не знаю, как их благодарить. Пока отдаю деньгами, но на Рождество надо непременно подумать о душевном подарке.

На меня косо смотрели друзья. Вместо того, чтобы обсудить с ними вчерашний гол из офсайда в ворота Ювентуса или возмутиться неназначенному чистому пенальти в пользу все того же Ювентуса, я возмущался тому, что памперсы иногда протекают, а пюре той или иной марки не сильно вкусные, и моя дочь отказывается их есть. И, между прочим, друзья даже забывают о неназначенном пенальти и с увлечением слушают о том, как я поэтично описываю вкусы детского пюре. Они нервно курят, задумываясь, вероятно, о трудностях продолжения рода человеческого... И они все реже спрашивают меня, каково это вообще – растить ребенка, не скучно ли мне? Потому что я отвечаю им со всей искренностью о том, как мы проводим время на пару с моей крохой.

Сначала у нее случались колики, а потом полезли зубы. Мне совершенно было не до скуки, когда Клио несколько дней подряд либо кричала, либо яростно вгрызалась во все, что попадалось ей в руки. Включая меня. Но это лишь на пару минут заставляло ее замолчать. Потом она снова начинала визжать, ныть, кричать, злиться. Она несколько дней провела на моих руках, потому что едва я спускал ее с рук, она начинала орать так, что я всерьез опасался, что соседи вызовут полицию, боясь, что я мучаю страшными пытками несчастного ребенка. А к вечеру у нее еще и температура поднималась! И она у нее поднималась после каждой сделанной прививки, и я всю ночь словно лунатик ходил по спальне, потому что движение – это единственное, что ее успокаивало. На следующий день на совещании я даже начал задремывать, и Паоло отправил меня домой. Спать? Да. Только под вечер у Клио снова поднималась температура, и мой лунатизм продолжался…

Друзья считают, что в моей жизни больше не осталось места для развлечений. Они ошибаются! Я страшно веселюсь, когда, набрав полный рот пюре, Клио складывает губки трубочкой и выдувает на меня все содержимое своего ротика. А потом еще смеется над моим глупым видом. Пару раз я смотрел на себя в зеркало после такой ее акции… В самом деле, смешная картина.

С тех пор, как Клио села и поползла, меня неимоверно развлекает душераздирающее мычание, гавканье, блеяние и прочие неожиданные звуки, вырывающиеся из-под моих ног, когда я перемещаюсь по своему дому. Особенно ночью. Кот от этих звуков вообще стал неврастеником. Он от неожиданности подпрыгивает, откуда-нибудь падает, с перепуга врезается в стены.  Я веселюсь, когда на пол с пронзительным стуком падает ложка, выпачканная в пюре, разбрызгивая его живописными каплями по полу или стенам. И еще больше я веселюсь, когда Клио удается стянуть с себя грязный памперс и размазать его содержимое вокруг себя и по себе.

Кстати, я дарю еще немало веселья и улыбок окружающим. Когда я в редких случаях забегаю один в супермаркет, пока няня с Клио ждут моего возвращения, я перед кассой катаю туда-сюда тележку, и другие покупатели с интересом наблюдают, как я укачиваю продукты в тележке, бормоча им какую-то песенку.

Или вот недавно взглянув на себя в зеркало, я обнаружил три сантиметра растительности на лице. Решив немного омолодиться, я взял свою забытую бритву и начал вспоминать, как пользуются этим девайсом. Неожиданно в комнате раздался страшный грохот, а за ним душераздирающий вопль. Вбежав в комнату, я едва не надрал своему коту уши. Он решил попробовать поместить свое пушистое тело в небольшую щелку между книгами на полке. Но мой кот никогда не угадывает с размерами. Он туда не поместился, зато книги начали падать друг на друга, а рядом с последней стояла небольшая ваза. Она с грохотом упала на пол и разбилась вдребезги, разметав по всему полу разноцветные осколки. Это не могло не испугать Клио, которая и без того уже была не в лучшем настроении, потому что хотела спать. Она начала истошно вопить. А это означало, что мне срочно надо собираться на улицу. Всю прогулку я ловил на себе недоумевающие взгляды. Не на шутку встревожившись, я внимательнейшим образом осмотрел себя. По крайней мере, я был одет. Куртка, под ней футболка без явных остатков прилипшей еды, вполне приличные джинсы, ширинка застегнута. Даже ботинки были одинаковые. Может, я забыл стереть с лица выплюнутое пюре? Я лихорадочно прикоснулся рукой к подбородку. Не знаю, были ли там остатки пюре, но мои пальцы ощутили разницу в длине растительности на лице. Справа она была миллиметра 3-4, даже слегка покалывалась. А слева она была мягкой и длинной, сантиметра 3... «Приду домой и побрею этого кота!» – подумал я и тут же забыл.



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться