Сжечь правду

Размер шрифта: - +

Глава 28 (Когда блефуешь, чтобы не проиграть)

Когда блефуешь, чтобы не проиграть.

 

Я стоял в аэропорту Парижа. Никогда не думал, что приеду в этот романтичный город любви с ненавистью в сердце.

Я был взбешен! Моя бывшая жена с видом обманутой и оскорбленной обвинила меня в измене, назвала предателем, спровоцировав во мне страшное чувство вины, смешав меня с грязью и растоптав мне душу своими оскорблениями, в то время как сама много раньше изменила мне и даже родила ребенка! Не моего. Зато заставив поверить меня в мое отцовство!

Впервые в жизни я был намерен сказать женщине кучу комплиментов. Нецензурных исключительно.

Я решительно позвонил в дверь ее квартиры. В ответ на мой звонок я услышал приглушенный мужской голос, крикнувший «Иду!». Действительно! Раз уж ей во время замужества ничего не мешало спать с другим мужчиной, теперь она полностью свободна делать, что хочет.

Дверь отворилась.

На пороге стоял… Мирко.

Я остолбенел настолько, что у меня отнялся язык. Я смотрел на него, словно увидел привидение.

– Что ты… тут делаешь? – вернулся ко мне наконец дар речи. Правда, от изумления я совершенно забыл, на какой ноте мы с ним расстались, потому в голосе у меня не было даже тени враждебности. Впрочем, и у него на лице ее не было.

– Мирко, кто там? – послышался из недр квартиры голос Лоретты, и через мгновение она появилась в дверях, застыв точно так же в ошеломлении.

Мы стояли и как три придурка смотрели друг на друга.

– Что тебе тут надо? – первой пришла в себя Лоретта.

Кажется, я начал возвращаться в реальность. По крайней мере, ко мне даже вернулась способность соображать. И память.

– Позволь тебя спросить, cara, в целях удовлетворения любопытства: этот полуобнаженный мужчина приходится тебе любовником?

– Ну, если ты спишь с моей девушкой, почему бы мне не переспать с твоей бывшей женой? – язвительно спросил Мирко.

Я сжал кулаки, чтобы не сорваться.

– Действительно, чем еще тебе заниматься, кроме как утешать несчастных жен, покинутых такими bastardo, как я,  – иронично усмехнулся я.

Мирко с Лореттой подозрительно уставились на меня.

– Что тебе тут надо? – снова спросила меня Лоретта.

– Уважаемый утешитель, позвольте мне поговорить наедине с Вашей подопечной, – сказал я самым сладким тоном, какой только был способен выдавить из себя в тот момент.

– А не пойти ли тебе… – начал Мирко.

– Заткнись и выйди! – резко прервал его я, что они оба даже подпрыгнули от такой смены настроения. – Нам надо поговорить, – сказал я, обращаясь к Лоретте. – Это касается Клио.

– С ней что-то случилось? – спросила она, но как-то не особо тревожно.

Я выразительно посмотрел на нее.

– Мирко, оставь нас, пожалуйста, – попросила она.

– Жду тебя в машине, – сказал он, натягивая футболку и выходя за дверь. – Ciao, amico![1] – бросил он, проходя мимо меня с дьявольской улыбкой.

Я вошел в квартиру и захлопнул дверь.

– Что с Клио?

– Она родилась вовремя, на 40-й неделе.

– Что? – опешила Лоретта.

– Ты хоть помнишь, с кем переспала? Или у тебя в каждой командировке были разные мужчины, и ты всех уж не вспомнишь? – ехидно спросил я.

– Ты что, клинический недоумок?! Что ты себе позволяешь?! – задохнулась она от возмущения.

– Конечно, это было просто гениальным ходом – убедить меня, что Клио родилась преждевременно, чтобы скрыть свою натуру шлюхи!

– Что ты говоришь?! У меня был только Мирко! – вскричала она, забыв об осторожности.

Кажется, в Париже начался ураган. По крайней мере, в моих ушах что-то засвистело, оглушая меня.

– Что ты сказала? Мирко?! – переспросил я. – Ты сказала – Мирко? То есть постой… дай мне понять: ты ездила в Париж, чтобы трахаться с Мирко?!

Лоретта вдруг закрыла лицо руками. Она больше не была уверенной в себе и независимой руководительницей Дома моделей, она больше не была циничной карьеристкой. Она была обычной женщиной, которую застали в кровати с любовником.

– Да! Мирко! Мы однажды встретились тут совершенно случайно и провели вместе ночь. Это было еще года три назад. А потом, когда я ездила в командировки, он тоже прилетал сюда ненадолго. Он звонил мне, мы встречались, развлекались. У нас никогда не было никакой любви, мы просто проводили приятно время, и это устраивало нас обоих. Никаких обязательств, никаких претензий. Поэтому я никогда не волновалась, что он что-то расскажет тебе. Это было не в его интересах, – говорила она, глядя в пространство отсутствующим взором, словно забыв о моем присутствии. – Правда, я не соглашалась с ним встречаться во Флоренции, кроме того одного раза, когда ты ходил на экскурсию с его девушкой... Он попросил тебя об этом, чтобы провести время со мной…

– ЧТО?! – ошеломленно вскричал я, что она даже вздрогнула.

Кажется, ураган в Париже сопровождался еще и ударами молнии. Причем непосредственно в мою голову.  То есть вот я страшно мучился, что провожу выходной с другой женщиной, пусть и любимой, а моя жена вместе с моим другом, оказывается, специально подстроили эту встречу, чтобы…

– Вот ты porca mignotta… – шокировано прошептал я.

– Не смей так меня называть! – взвилась она. – И знаешь что? – вернулся к ней ее ехидный тон. – Твой друг – потрясающий любовник! Именно поэтому я и встречалась с ним. Он заставил меня испытать то, что я никогда даже близко не испытывала с тобой!



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться