Сжечь правду

Размер шрифта: - +

Глава 30 (Сжечь правду)

Сжечь правду.

 

После этого происшествия и осознания своего пусть и не кровного отцовства, мне полегчало. Словно я избавился от кактуса в своем сердце, иглы которого терзали его и не давали спокойно гонять кровь по организму.

Когда Клио заснула, я подоткнул одеяло, прикоснулся губами к ее крохотному носику и, счастливый, вышел из спальни. Да, она спала в моей спальне. Часто, когда ночью она просыпалась, я протягивал к ней руку между прутьев ее кроватки, она сжимала ручками мою ладонь и засыпала снова. Я был счастлив, что мне не предстоит забывать эту привычку.

Я спустился вниз, взял листок с результатом анализа ДНК и зажигалку и вышел на крыльцо. Кот последовал за мной, хотя он никогда не выходил на улицу по доброй воле. Видимо, его кошачья интуиция подсказывала ему, что надо проконтролировать своего неадекватного в последнее время хозяина. Точнее не хозяина, конечно, а того, кто с ним живет. Потому что кот явно считал хозяином себя.

Я сел на ступеньки, а он примостился рядом. Лишь луна на совершенно чистом неподвижном небе освещала нас. Ветер словно тоже заснул, ибо не чувствовалось ни малейшего его дуновения в воздухе.

Зажигалка вспыхнула в моих руках, и в огромных кошачьих глазах заплясали горящие отблески.

– Это моя дочь, – сказал я коту, не сводя глаз с огня. Он не стал возражать.

Языки пламени начали лизать опровержение этого факта, превращая его в пепел. Я смотрел, как горит листок, как сгорают дотла бездушные «0%», и в моем сердце выжигались все сомнения в правильности сделанного выбора.

Я люблю мою дочь и сделаю все, чтобы вырастить ее счастливой.

Я взглянул на кота. Впервые в жизни он смотрел на меня с восхищением. Хотя, наверно, мне это только показалось...

 

– Позволь спросить тебя, как прошла парижская встреча? – нерешительно поинтересовался Стефано следующим субботним утром. Он снова пришел помусорить на моей кухне какой-то вкусной едой. Я посмотрел на него, пытаясь вспомнить, говорил ли я ему что-то по поводу результатов анализа ДНК. Ведь теперь этого никто не должен знать. Только я. И кот.

– Эмоционально, – ответил я.

– Она… действительно изменила тебе? – спросил Стефано так осторожно, словно боялся проникнуть на запретную территорию, окруженную забором с колючей проволокой, за которым еще и собаки злые кусают.

– Да. До беременности и во время.

Стефано неопределенно хмыкнул и вздохнул с неким облегчением, как мне показалось, словно всеми силами болел именно за такой исход.

– И знаешь, с кем? – спросил я его таким тоном, будто это был он. – С Мирко! – выпалил я, испытав отчего-то чувство освобождения. Будто меня переполняла какая-то страшно тяжелая ноша, и я вдруг ее сбросил.

– С Мирко?! – изумился Стефано. – С тем самым – твоим лучшим другом детства?!

Я метнул на него взгляд, которым можно было бы срубить дерево.

– У меня нет друга по имени Мирко, – сквозь зубы процедил я.

– Хорошо, что ты наконец понял это, – засмеялся Стефано, будто он тысячи раз мне говорил, что не стоит считать этого bastardo другом, а я ему не верил.

– В каком смысле?

– Знаешь, Флавио, мне казалось страшно несправедливым, что во всей этой истории ты винил только себя. По-моему, он поступил низко, рассказав все твоей жене. Он обвинял тебя в том, чем занимался сам без зазрения совести. Ведь ты говорил, что он обманывал свою девушку, рассказывая ее про несуществующих жену и ребенка. Теперь он еще ниже пал в моих глазах...

– Да, я не мог даже представить, что он такой лицемер, – задумчиво сказал я.

– И что теперь? Ты отправишь Клио в Париж?

Я внимательно взглянул на него, пытаясь скрыть, как подпрыгнуло мое сердце от этого вопроса.

– Клио моя дочь.

– А… – сказал Стефано и непонимающе уставился на меня. Я, не мигая, смотрел ему в глаза.  – Ты рад этому? – спросил он, словно лишь для того, чтобы спросить хоть что-нибудь.

– Да, я счастлив. Я восемь месяцев растил мою малышку и я люблю ее.

– То есть она останется с тобой?

– Да. Тем более Лоретте она не нужна.

– Но ты хотя бы избавился от чувства вины?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты столько месяцев обвинял себя в том, что изменил своей несчастной жене, лишил дочь матери, что ваш брак развалился только по твоей вине... А оказалось...

– Не знаю, Стеф. Я все равно считаю, что измена – это подло. Если бы я еще раньше узнал, что Лоретта мне изменяет, я бы просто ушел, но не стал бы скатываться до предательства. Я изменил, потому что… – я резко замолчал. – В общем, оставим это... Я все равно считаю, что измена – поступок, недостойный оправдания... Но да, мне стало чуть легче теперь. От понимания того, что, по крайней мере, я не стал причиной страдания моей бывшей жены. И дочь не сможет возненавидеть меня за это.

– Зато теперь ты можешь со спокойной душой спать, с кем тебе хочется, и начать поиски новой мамы для Клио.

– Стефано! И ты туда же! – воскликнул я. – Да не могу я спать, с кем попало, понимаешь ты?! – возмущался я. – Мне уже по горло надоели эти разговоры о том, что я должен найти себе подругу! Я не тот, кто спит с женщинами ради удовлетворения инстинкта продолжения рода, понимаешь?! По крайней мере, я уже не тот!

– Что ты раскипятился? – усмехнулся Стефано. – Я и не предлагаю тебе начать ходить по борделям. Я предлагаю вернуть ту, которую ты любишь...

– В каком смысле? – я задал этот вопрос уже в третий раз за последние пять минут. Мой мозг  определенно стал медленнее крутить свои шестеренки. Смысл его слов начал постепенно доползать до моего сознания и быстрее гнать кровь по венам.



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться