Сжигая мосты

Размер шрифта: - +

Глава 2

Сидни пришлось долго уговаривать меня надеть платье, но в конечном итоге ей это удалось. Синее платье в обтяжку смотрелось очень симпатично, но я чувствовала себя чересчур голой из-за отсутствия бретелек, так что накинула тонкую кофточку, скрывая плечи. Волосы волной рассыпались по плечам, и Сидни закрепила мою челку серебряной заколкой. Сама она вырядилась в короткое розовое платье и высоченные босоножки.

— Во сколько мы должны там быть? — спросила она, вертясь перед зеркалом.

— Вечеринка начинается в шесть, — отозвалась я, обувая белые лодочки. Сидни посмотрела на часы.

— Уже четверть седьмого. Буду ждать внизу, — она вышла из комнаты, а я занялась макияжем.

Полчаса спустя я спустилась в кухню, где Сидни мило беседовала с моей мамой. Донна разложила на обеденном столе свои рабочие документы, собираясь в наше отсутствие заняться работой. Они обе обернулись ко мне, замолкая, и у меня возникло ощущение, что разговор шел обо мне и, скорее всего, Генри.

— Я на секундочку, — проговорила Сидни, виновато улыбнувшись, и вылетела из кухни.

— Мам, ты не видела мой мобильник? — я подошла к стулу и покопалась в лежащей на нем сумке, но и там не оказалось моего телефона.

— Нет, — Донна нахмурилась, поправляя очки, сидящие на носу. — Только пусть Сидни не забудет взять свой. Не хочу, чтобы вы оставались без связи.

— Конечно, ма, — отозвалась я, целуя ее в щеку, и перекинула ремешок сумки через плечо. — Мы вернемся до полуночи.

— Хорошо, детка. Повеселитесь.

Донна снова уставилась в свои бумажки, а я пошла искать Сидни и застала ее за просмотром семейных фотографий, расставленных в рамках на полке в прихожей.

— Ты здесь такая прелесть! — она ткнула пальцем в снимок, сделанный на фоне моря в мой одиннадцатый день рождения. Мы с Донной стояли в обнимку и счастливо улыбались в камеру. На этой фотографии наше внешнее различие было заметней всего. Когда мне исполнилось восемнадцать, Донна призналась, что удочерила меня. В тот вечер она приготовила мои любимые блюда и, посадив в гостиной на диван, рассказала правду. Она сильно переживала, думая, что я разозлюсь или обижусь, но я лишь обняла ее, говоря, что не могла бы желать лучшей мамы.

 

— А твой отец?.. — негромко начала Сидни, но тут же отвернулась. — Прости, это не мое дело.

— Я его никогда не видела, — отрезала я, немного злясь, потому что не была готова делиться с кем-либо своей тайной. Мы вышли на улицу. К дому Бутмана уже двигался поток машин, через газон шли школьники и студенты, приехавшие на каникулы.

— Ничего себе! — восхищенно воскликнула Сидни, во все глаза глядя на трехэтажный коттедж, украшенный фонарями и серебряными ленточками. Музыка грохотала на всю улицу, но соседи не возмущались, зная, что в одиннадцать все стихнет. Нет, конечно, вечеринка не закончится, просто веселье перейдет в дом и продолжится до самого утра. Бутман окончил мою школу два или три года назад. Они со своим страшим братом устраивали самые громкие вечеринки, куда стекалась молодежь со всего города. Да уж. Мне повезло с соседями.

Внутри царил невообразимый гвалт. Мы с Сидни продирались сквозь толпу танцующих к бару, расположенному у стены.

— Девушки, что желаете? — бармен повернулся к нам, обслужив предыдущего клиента.

— Две стопки текилы, пожалуйста, — прокричала Сидни и посмотрела на меня.

— Колу, — вставила я, и она возвела глаза к небу, морща нос и качая головой.

— Да ладно тебе, Джейн! Один раз забудь о правилах.

— На то они и правила, чтобы их соблюдать, — обычно я не пила на таких вечеринках, чтобы полностью контролировать ситуацию, и не собиралась изменять своим принципам, зная, что меня разнесет после второй рюмки.

— Их придумали, чтобы нарушать! — парировала Мишель, привалившаяся к стойки справа от меня. Она заказала еще выпивки, ее щеки раскраснелись от алкоголя, а зрачки расширились.

— Милтон, ты все та же зануда, что и прежде, — проворчал Дик, стоявший за моей спиной. Перегнувшись через стойку, он достал две бутылки виски и, прокричав что-то нечленораздельное, ринулся в толпу.

— Впервые вижу, чтобы на подобных вечеринках работал бармен, — Сидни улыбнулась молодому человеку, протянувшему ей стакан с выпивкой.

— Просто раньше ты не бывала на вечеринках у Бутмана. Он все делает по высшему разряду, — Мишель опустошила стакан и с силой поставила его на стойку так, что он зазвенел. — К тому же, во дворе полно пивных бочонков — можешь выбирать, что и где пить.

— Я, пожалуй, останусь здесь, — хмыкнула Сидни, когда к бару подошел симпатичный парень в черной кожаной куртке.

Он заказал напиток и бросил взгляд в нашу сторону, задержав его на Сидни, на лице которой появилась глупая улыбка. И я ее понимала. Парень был что надо. Темные взъерошенные волосы, чарующие карие глаза, уверенная ухмылка, открывавшая идеально ровные белые зубы, и, наконец, мускулистый торс, обтянутый белой футболкой, не оставляющей простора воображению. Получив стакан, в котором плескалась янтарная жидкость, парень кивнул бармену и, скользнув по нашей троице совершенно безразличным взглядом, нырнул в темноту.

— Офигеть! — заключила Сидни, выпивая вторую стопку текилы.

— Он похож на Эштона Катчера, — восторженно выдохнула Мишель, подавая знак бармену, чтобы он наполнил ее опустевший стакан.

— Ничего особенного, — фыркнула я, делая глоток холодной колы.

— Ага, конечно. Еще скажи, что он тебя не впечатлил, — в очередной раз закатила глаза Сидни. Эта привычка начинала мне порядком надоедать.



Екатерина Александрова

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться