Та самая герцогиня

Font size: - +

*** (Амарант)

– Что ей нужно передать? – спросил я, провожая приятеля взглядом. Характер у него скверный, но другом и союзником он был бы хорошим.

– Передай, что мы не покинем ее, найдем способ ей помочь и очень скучаем! – эмоционально воскликнула блондинка с очень красивыми голубыми глазами. На протяжении всего разговора она сидела, молча, уставившись в одну точку, и не подавала никаких признаков жизни. Кажется, именно эта девушка была тогда с Александрой на ярмарке.

– Хорошо, что-то еще нужно передать?

– Александра убила этого посла явно не по своей воле, – заметила Евжения, – скорее всего, она была в трансе, в очень глубоком трансе, она была под чьим-то полным контролем.

– Ей с утра нездоровилось,– кивнула Катирилина Ланская.

– Такое мощное заклятье можно сотворить только с помощью крови, – заметил я.

– Александра не стала бы давать и капли своей крови незнакомому человеку.

– Она была у портнихи? Возможно, ее укололи на примерке.

– Яоана Карлель даже не стала снимать с нас мерки, примерки тоже не было, – замотала головой Кати.

– Эта полуэльфийка верна нашему королю, она не стала бы устраивать такое, – ответила Евжения. Видимо, она была уверена в этой портнихе, да и я знал ее лично, ее наряды покупают даже наши женщины, специально приезжая в соседнее королевство. Впрочем, это не говорит о том, насколько она верна короне.

– Если это не портниха, то кто? Врач?

– Нет, да и для такого заклятья нужна добровольно отданная кровь. Кому она доверяла настолько, что могла отдать хотя бы каплю своей крови?- спросил, обращаясь к Катирилине

– Никому, она никого к себе не подпускала. Даже меня, не знаю, почему, но она не слишком много о себе рассказывала, только о своем мире.

– У Александры есть военное образование?- спросил ректор у своей невесты. Самый сильный маг королевства молча кивнула, заставляя меня подбирать челюсть с пола. Кажется, я начинаю что-то понимать

– Скажите, магистр Евжения, а почему Александра росла на Земле?

– Это неважно,– поджав губы, ответила она. Я наслышан о нелюбви герцогини Горской распространяться о своих проблемах, проблемах своей семьи.

– Я отказываюсь участвовать в этой операции спасения, если вы не предоставите мне всю необходимую информацию.

– Ну, Аро,– заныла блондинка, смотря на меня своими грустными голубыми глазами, наполненными надеждой, – Саша ведь хорошая. Неужели, тебе самому не хочется ей помочь и узнать, кто настоящий убийца?

  Сейчас я сидел и смотрел в ее глаза, а видел глаза той самой девчушки, что отбила меня от толпы каких-то бандитов лет пятьсот назад. Но, насколько известно мне и моей разведке, Кати гораздо младше меня. А та девчонка была старше.

– Хорошо, тогда договоримся, если информация важна для дела, то вы ее мне предоставите, даже если вам этого очень не хочется.

– Конечно, – успокоившись, кивнула Евжения.

– Итак, мне нужно поддержать Александру и оставить ей подсказку, чтобы она подумала, кому могла оставить каплю своей бесценной крови?– подвел я итог. Евжения едва заметно вздрогнула, когда услышала про бесценную кровь. Видимо, Александра действительно особенно дорога своей бабушке.

– Да.

Евжения вздохнула и посмотрела на меня. В ее взгляде я прочитал, что к политике это не имеет никакого отношения. А если и относится, то мне этого знать не хочется. Молча кивнул, признавая ее право иметь свои секреты.

– Это все? Я могу приступать?

– Да, действуй,– кивнул господин ректор, он же не наследный принц нашего королевства.   Закрыв глаза, попытался настроиться на связь с Азимом. Ниточка, ведущая к нему, была невероятно тонкой. Я боялся, что эта паутинка порвется прежде, чем я успею за нее потянуть. Но я бы не был собой, если бы не попробовал. По тончайшей нити, связывающей всех чистокровных вампиров, я отправил Азиму короткое сообщение. В ответ получил сигнал, что Азим все понял.  Теперь нужно было придумать что-то, чтобы связаться с Александрой напрямую. Изобретать самовозку я не стал, решил, что проникнуть в саму тюрьму будет проще. А все гениальное просто.

– Магистр Евжения, могу я взглянуть на план тюрьмы?

Женщина задумалась – показывать, как устроена самая охраняемая  тюрьма в королевстве, возможно, даже во всем мире, ей очень не хотелось.

– Хорошо, – кивнула она, кусая губы. Было видно, что она не до конца мне доверяет. Я бы сам себе не доверял на ее месте. Политика не место для доверчивых и наивных. Поэтому я стараюсь не лезть в нее.  Евжения протянула мне свернутый в трубочку план здания. Открыв его, я потерял дар речи. Насколько же она сильна, что сумела обеспечить семиуровневую защиту каждой камеры?

Возможно, в этой системе защиты и были недочеты, но ортавры, питаясь эмоциями заключенных, отбивают любое желание искать эти ошибки и недостатки. Допустим, я сумею обойти магическую защиту всего здания и камеры, но как защититься от ортавров? Ведь никто не придумал такого способа. Не зря Евжения использовала их в качестве дополнительного слоя защиты. Интересно, если бы она знала, что Александра попадет в одну из камер, стала бы так серьезно защищать стены тюрьмы?

Я не о том думаю, нужно вернуть мысли в необходимое русло. Итак, как сделать то, что сделать невозможно? Нужно делать то, что делать не хочется. Если обратиться к Софи, то я буду ей должен. А быть должником у полуортаворки – не то, чего бы я хотел.

– Хорошо, я понял, спасибо. Через час я передам Александре, что вы не собираетесь ее бросать, что ей следует доверять Азиму. А сейчас мне необходимо отлучиться, – я передал план тюрьмы обратно Евжении, пожал руку ректору и, поцеловав руки дамам, удалился. Мне предстоял сложный и далеко не приятный разговор.



Мелания Горохова, Саркисян Роксана

Edited: 04.05.2017

Add to Library


Complain