Та самая герцогиня

Font size: - +

Глава 7 "Ревизоры"

 – Ты хочешь пойти на этот бал со мной? –  удивленно спросил он, приподняв брови. Я бы тоже удивилась, если он подошел бы ко мне с аналогичной просьбой. И на его месте я бы здорово поиздевалась над собой.  Но сейчас он был на своем месте, а я на своем. И слава Богу! Хотя нет, пожалуй, я бы предпочла высокомерно смотреть на неприятеля, пока тот неуверенно переминается с ноги на ногу, старается не выглядеть совсем уж жалким и понимает, что другого выхода нет.

 – Нет.

 – Ты сама только что так сказала.

 – Нет.

 – Что значит 'нет'?! – взревел Эрлих. Я закатила глаза, пытаясь успокоиться. Получалось у него из рук вон плохо, но он молодец, старался.

Прошло больше месяца со дня дуэли с Колодцем. В моей жизни он больше не объявлялся, ходили слухи, что серийный убийца подался к демонам, но я слухам не верю. Скорее всего, он просто снова загремел в тюрьму. Почему я назвала Колодца серийным убийцей? Это длинная и жуткая история, которую мне хотелось бы забыть.

Дело в том, что я узнала, почему его так называют. Несколько дней я провела рядом с человеком, который убивал ни в чем неповинных людей, а трупы своих жертв складировал в яме. Эту яму позже прозвали 'колодцем смерти'. Уже в Хасоре чудовище, что убило полсотни человек, начали звать Колодцем. Жутко, правда?

 – То и значит! Не хочу я с тобой на бал идти. Но мне это очень нужно,- тихо произнесла, глядя в пол. Если он сейчас откажет или посмеется надо мной, я буду унижена. Но это не так важно. Зато важно то, что бабушка до сих пор спит. А уже учебный год начался, между прочим. Поэтому тяжело вздохнув, я подняла взгляд и заглянула в глаза Эрлиха

 – Зачем тебе нужно во дворец? Еще пару эльфов убить?

 – Нет, я не собираюсь никого убивать. Ты ведь знаешь, что это было недоразумение... Да что я перед тобой оправдываюсь? Ты возьмешь меня на бал или нет?!

 – А в качестве кого я тебя с собой возьму?

 – В качестве друга.

 – Друг?- усмехнулся он. Мне уже не понравились те дебри, в которые меня пытался завести этот граф. Слишком много насмешки в его глазах. Кажется, я вновь влипла.

 – Да. А что  с друзьями на бал ходить запрещено законом?

 – Нет. А ты действительно думаешь, что кто-нибудь поверит в нашу дружбу?

 – А почему нет?

 – А ты не понимаешь?- спросил он, приподняв одну бровь.

 Понимаю. Ох, как понимаю... В этот день только началась учеба. Мысли мои были с Евженией, новую информацию я совершенно не воспринимала. Меня постоянно что-то раздражало. То сидящий рядом парень странно сопел, мешая сосредоточиться и понять хоть что-нибудь, то преподаватели говорили тихо и неразборчиво, то остальные студенты бросали на меня странные взгляды. Однако последней каплей стало выступление Эрлиха.

 – А ты чего в столовую пришла? – спросил он, вырастая передо мной стеной. Только сейчас я заметила, какой он высокий и внушительный. Но чтобы напугать Дементьеву нужно намного больше, чем мускулы и высокий рост.

 – Книги почитать. Что еще в столовой делать?- съязвила я.

 – А, ну, книги можно. Я-то думал, что ты здесь кого-нибудь убить хочешь.

 – Думал? Больше не делай так. У тебя ужасно получается, – улыбнулась я. Во мне кипела злость и обида. С трудом я сумела поднять в воздух кастрюлю с каким-то наваристым супом, что разливали по глубоким тарелкам и раздавали студентам. Магия после двух дуэлей слушалась меня плохо. Теперь, чтобы применить простейшее бытовое заклятие, мне нужно было использовать силу Азима, заключенную в камне. Кармашек в подоле не оправдал моих надежд, поэтому пришлось заказывать кулон, в который вмонтировали камень. С еще большим трудом я перевернула содержимое кастрюли на голову самовлюбленного индюка, который сумел задеть меня за живое. Индюк посмотрел на меня взглядом, которым можно убить целую армию. Что уж говорить об одной маленькой рыженькой мне? Но я не испугалась, я успокоилась. Зачем он это делает? Должна быть причина, не из-за обычной неприязни же он себя так ведет. На этом инцидент был исчерпан, я вышла из столовой, размышляя о том, почему самовлюбленный наглец себя так ведет. Ну, во-первых, я сняла его иллюзию паучков. Во-вторых, я не таяла при виде его ухмылки, не растекалась лужицей у его ног и не собиралась бегать хвостиком. В-третьих, я убила эльфа. Да, я находилась под внушением и не могла контролировать свои действия. Но кого это волнует? Таким образом, у графеныша есть все основания на попытки меня обидеть.  Пусть старается, я себя в обиду не дам.   

– Это не имеет значения,- раздраженно ответила я, выныривая из воспоминаний, заполонивших мой ум.

– Это имеет значение. Я не знаю, зачем тебе так нужно во дворец, но обратиться ко мне тебя могла заставить только острая нужда.

– Очень острая.

– Это касается Евжении?

– Да,- тихонько кивнула я. Студенты не знали, что именно произошло с самым строгим и требовательным преподавателем академии, но все заметили, что она пропала. Ходили слухи, что это я ее убила. И это делало обучение в академии еще тяжелее. Бабушка не была самым любимым магистром ни у кого, но меня не любили больше. Атмосфера нагнеталась еще тем, что со мной везде ходила Кати. Убийца, которая находится под защитой принцессы. Что может быть более нелепым?

– Слушай сюда, до бала еще пара недель и есть шанс сделать так, чтобы нас перестали считать врагами друг друга, – он улыбнулся. А я вновь уверилась, что хочу домой. Там не надо никого спасать, можно спокойно доверять друзья, а самым ужасным в жизни является вредный младший брат. Господи… Как я, оказывается, скучаю по этому дураку с камерой, которая уже, наверное, приросла к его рукам.



Мелания Горохова, Саркисян Роксана

Edited: 04.05.2017

Add to Library


Complain