Та самая герцогиня

Font size: - +

*** (Эрлих)

Алекс молчала. Это явление редкое и пугающее.
– О чем ты думаешь?– простой вопрос, на который нормальная влюбленная девушка ответила бы: "о тебе". Но Александру назвать нормальной нельзя даже с натяжкой. Если бы она была нормальной, я бы не влюбился. Сколько таких нормальных вокруг? А Александра другая, особенная. И это завораживает.
– О законах мироздания...– начала она озвучивать свои мысли о том, что за все придется платить. Любит же она себя чувством вины изводить. Объяснил, что она ни в чем не виновата и перевел тему в другое русло.
– Почему ты подумала, что я Войл?
– Потому, что он намекнул, что может принять любой облик. Я не виновата, что ты вдруг стал себя странно вести!
– Ты подумала, что Войл с помощью амулета принял мой облик и поцеловал тебя? Он что до этого оказывал тебе знаки внимания?– спросил я, стараясь, чтобы бешенство в голосе не звучало. Алекс задумалась, а пока она молчала, я тихо зверел. Я убью этого тролля. Убью и даже вины не испытаю.

– Я задал вопрос, Александра, – напомнил о себе я.
– Нет. Войл не оказывал мне знаки внимания, – как-то неуверенно ответила Алекс, закусив губу.
– Даже если бы кто-то пытался за мной ухаживать, остался бы ни с чем. Знаешь, почему?
– Почему?
– Потому что мне никто, кроме тебя, не нужен, – прошептала она, положив ладошку на мое лицо. Не смог упустить такой момент, поцеловал ее. На этот раз меня никто не бил. Оставшийся путь мы говорили, я целовал ее, она ворчала, что я обнаглел, но довольно улыбалась. Упивается своей властью надо мной? Имеет право. Я теперь для нее готов и рабом стать, если пожелает. Хотя нет, рабом, наверное, становиться не буду. Лучше королевство ей подарю.  

Встречать нас матушка вышла сама, что показалось мне странным.

После того, как ее муж, мой отчим, скончался от внезапного сердечного приступа, она из дома не выходила. Это случилось совсем недавно, новость не успела долететь до столицы. Но матушка держала траур не для виду. Она любила этого мужчину. Иначе бы не ушла от короля. Я никогда не мог понять, как можно променять столицу, короля и все богатства на графа, захолустье и неуважение? Конечно, в захолустье они жили не из-за нехватки денег. Не хотели отцу глаза мозолить.

А теперь я не понимаю отца. Как можно было отпустить свою женщину?

Александра здорово изменила мои взгляды.
– Здравствуй, сын, – тихо прошептала матушка. О том, что мой настоящий отец – король, я знал всегда, поэтому переехал в столицу. А матушка не была против, она видела, насколько ненавистен мне ее муж, насколько я презираю его за неуважение к ней. Думаю, для нее не секрет, от чего умер граф на самом деле. Но обвинять меня в чем-то матушка не могла.
– Здравствуй, мама, – улыбнулся и обнял ее. За последние годы матушка сильно изменилась. Отчим стал совершенно невыносим, я много раз предлагал матери переехать ко мне. Отец бы купил нам квартиру, жили бы хорошо. Уж точно лучше, чем она жила здесь. Но матушка была непреклонна. Она считала, что свой выбор сделала, менять этот выбор она категорически не хотела... А граф пользовался этим. Уверен, он грозился рассказать всем, что у короля есть второй сын, тогда за мной началась бы охота. Поэтому мама терпела. А я не стерпел.
– Здравствуйте, – неуверенно улыбнулась Алекс. Она встала рядом со мной и протянула моей матушке руку.
– А ты у нас кто?– не совсем дружелюбно спросила мама. Я тихо вздохнул. Алекс показалась моей матери слишком неуверенной. Она не любит таких.
– Я Александра Дементьева. Наследная герцогиня Горская. Мы приехали, чтобы пригласить Вас на нашу с Эрлихом помолвку, – улыбнулась Алекс. Умница, угадала настроение графини де Морт.
– Даже так?
– Считаете, я недостаточно хороша? – вскинулась моя невеста. Матушка стала смотреть заинтересовано. Она хорошая мать, но придворные замашки никуда не делись, Александре придется пройти серьезную проверку на прочность. Но если она переживет встречу с матушкой, то остальные придворные ей не смогут сделать ничего. Мама хоть и недолго, но была королевой.



Мелания Горохова, Саркисян Роксана

Edited: 04.05.2017

Add to Library


Complain