Та самая герцогиня

Font size: - +

*** (Александра)

Утром, когда проснулась, первым делом проверила дверь. Ее уже расколдовали, и я смогла выйти из комнаты. Ну, и где эта отрыжка цивилизации?!
– Эрлих! Открой немедленно, – завопила я, тарабаня по двери. Из комнаты послышалось невнятное бормотание, что разозлило меня еще больше. Он запер меня, ушел из дома, ничего не сказав, а теперь спит и просыпаться не желает?
– Эрлих, если ты сейчас же не откроешь дверь, я к Войлу уйду!
Дверь распахнулась спустя мгновение, на меня уставилась внимательная пара карих глаз.
– Значит, ты все-таки не спишь?
– Значит, к Войлу уйдешь?
– Вот и уйду! Он хотя бы по ночам из дома невесты не сбегает.
– Ты из-за этого злишься?
– А из-за чего еще? – не поняла я его удивления.

Нас прервал дикий визг Марго, которая, пританцовывая, выбежала из моей комнаты.
– Он написал чистосердечное признание! Теперь ему никакой конфетный олигарх не поможет!


Олег внезапно решил сдаться полиции, при этом мы только вчера решили, что сегодня заставим его во всем сознаться. Но Эрлих сбегает ночью из дома, а утром Марго узнает, что Колосов уже написал признание. Какое странное совпадение, однако!


– Мы договорились действовать вместе,– просто напомнила Эрлиху.

Он хотел что-то ответить, но я уже ушла в свою комнату. Марго я, конечно, поздравила. А вот с Эрлихом и словом не обмолвилась до самого вечера.
Может, мы поторопились с помолвкой? Любовь любовью, а характеры у нас обоих тяжелые, и каждому придется подстраиваться.
– Саш, хватит молчать,– попросил Тема.

С ним я тоже не разговаривала. Пожала плечами. Говори, что хочешь, я обижена.
– Мне становится не по себе. Ну, давай же, назови меня дегенератом, ммм? Пообещай, что ноги вырвешь. Скажи, что уши надерешь так, что я потом год буду слышать, как меня комары матом ругают. Ну, Саш! Ты жива?
– Вполне,– кивнула, продолжая смотреть фильм.

Марго любит бразильские сериалы. Сейчас как раз был интересный момент. Хулио признался Марии, что у него есть внебрачный сын. Им оказался Маркус  – отец ее ребенка и сын ее сводной сестры. То есть Хулио мутил с сестрой Марии, а она потом мутила со своим племянником? А, нет, племянник-то неродной. Его в детдоме взяли. А причем тут тогда Хулио?
– Алекс, ты меня слышишь?  – отвлек меня голос Эрлиха.
– Да. Значит, Хулио  – отец Маркуса, которого его мама отдала в детдом. Потом сводная сестра Марии взяла его в свою семью. Когда Маркус вырос, Мария влюбилась в него, забеременела. Но при этом она была замужем за Хулио, который изменял ей с ее подругой. Может, тогда подруга и есть биологическая мать Маркуса? Или она слишком молода? – повернулась я к жениху.

Он кивнул и отошел. Правильно. Дай остыть.
– Да нет же, Саш. Хулио  – их брат.
– Чей?
– Марии и Маркуса.
– Так Маркус – отец ребенка Марии!
– С чего ты взяла? Она от Хулио беременна! Нет. Стой. Что-то я сама запуталась.
В этот момент в мою голову пришел коварный план.
– Эрлих, ты хочешь, чтобы я с вами снова начала разговаривать?– дождавшись кивка, я продолжила,– тогда садитесь с Темой смотреть сериал. К вечеру скажете, чей сын Маркус и от кого ребенок Марии!
Тема, который уже подвергался такому психологическому насилию, протяжно застонал, но мужественно бухнулся на диван, включая первую серию. Эрлих невозмутимо сел рядом с ним и начал просмотр. Хихикнув, мы с Марго ретировались. Миссия, которую я поручила Эрлиху и Теме, была невыполнима. Подозреваю, что даже режиссер и сценарист понятия не имеют, кто есть кто в этом сериале. Этим и хорош бразильский кинематограф.
Мы с Марго пошли на кухню, съели по мороженке и вернулись в комнату. Эрлих яростно жестикулировал, доказывая Теме, что Хулио является настоящим отцом ребенка. Но Тема стоял на своем, он не менее эмоционально кричал, что Хулио бесплоден.
– Об этом не говорилось в первых сериях,– заметила Марго, привлекая к нам внимание. Подруга стала немного похожа на себя прежнюю. Но в каждом ее движении, взгляде и слове было заметно усилие, которое она над собой делает.
– Эрлих предположил, что разгадка будет в самом конце, поэтому мы поставили на триста двадцатую серию.
– А с чего вы взяли, что это конец? У меня дома ещё один диск. Там триста двадцать первая серия и двести последующих.
– Тогда кто отец ребенка?

– Саид,– пожала плечами подруга,– о нем упоминается в третьей серии, а потом он появится только в триста сороковой, кажется.
– Как вы это смотрите?
– А чем еще заниматься бедным слабым и хрупким девушкам, которые ни на что не годны?– спросила я, глядя в глаза жениху. Кажется, дошло.
– Я все понял. Ты равная мне. Я должен был сделать то, о чем мы договаривались, а не запирать тебя в комнате. Был неправ. Прости.
– Я тоже был неправ, но наказание ты выбрала слишком жестокое. Мне теперь придется смотреть все серии, чтобы узнать, с кем останется Мария! Представляешь, что будет, если кто-нибудь из пацанов узнает?!
– Не ной. Сам виноват, а наказание соразмерно тяжести проступка!
Мы еще долго дурачились, спорили и обсуждали ребенка Марии. Но пришел дедушка.
Как всегда, я вскочила на ноги, отдала честь и пожелала генералу здравия. К моему удивлению, Тема проделал все это синхронно со мной.
– Здравия желаю, товарищ Генерал!
– И вам не хворать, вольно, кадеты,– улыбнулся дедушка. Вообще-то я уже сдала нормативы и кадетом быть перестала. Но это не столь важно.
– Дедушка, это Эрлих. Марго ты знаешь.
– Прими мои соболезнования, Маргарита. Кстати, мне доложили, что Колосов признал свою вину. Знал, что ты справишься. Но твоя скорость меня удивила. Молодец.
– Я не при чем,– улыбаясь, ответила я. Да. Меня бесит, что Колосова к стенке прижала не я. Но дедушка зауважает Эрлиха. А это хорошо.
– У вас тут дела семейные, я пойду. Если что я в твоей комнате, Саш. До свидания, товарищ генерал.
Я хотела возразить, но дедушка остановил меня взглядом. Марго поднялась на второй этаж, дверь моей комнаты захлопнулась за ней, и мы продолжили разговор.
– Итак, я наслышан о твоих приключениях. Спрашивать, как ты попала в Хасор, не буду. Но как ты победила в дуэли?
– Вот так. Эрлих, Амарант, Кати, бабушка и ректор постарались.
– Амарант? Сын правителя Винтерии?!
– Да. А еще Азим.
– Неплохая команда спасения у тебя была.
– Лучшая из лучших,– улыбаясь, ответила я. Дедушка кивнул, обращая свой взор на Эрлиха.
– О твоих успехах я тоже наслышан. Как ты прохлопал нападение на посла Нейрии? Твой брат тоже хорош. Вам король Одалии доверил охрану своей дочери, а Алексион не заметил наемника у себя в кабинете. Хорошо хоть с проверкой справились. Сирн мне доложил, как ловко вы уводили комиссию от стратегически важных мест и прикрывали недочеты, которые Алексион, надеюсь, уже исправил,– дедушка не кричал, просто произносил слова так, будто вбивает гвозди молотком. Я съежилась и с опаской поглядывала на дедушку. Генерал не был зол, он был в ярости.
– Нападение я "прохлопал", потому что искал его не там, где искать следовало. В зале находился эльф, который прятался под пологом. Я предположил, что готовится нападение на отца. Но атаковали посла. Алексион не смог определить, что в его кабинете наемник, потому что тот использовал пространственную магию. А проверку сбивала со следа Алекс.
– А кто такой Сирн?
– Один из проверяющих. Ты должна его помнить, он на твоем первом балу одним из первых подошел,– ответил Эрлих. Возможно. Но с  того бала я помню только ощущение чего-то теплого, что стекает по рукам, и чей-то пронзительный визг...
– У него глаза необычные,– добавил Эрлих, увидев в моих глазах непонимание.
– Змееглазый? Я не поняла, откуда у тебя свои люди в Веерлдани?
– Долгая история,– повторил дедушка вчерашние слова. Но сегодня этот номер не пройдет.
– Я никуда не тороплюсь!
И генерал Дементьев начал свой рассказ.
– Долгую жизнь я провел в Веерлдани, верно служил королю, получил статус герцога. Потом Его Величество поручил мне разведать обстановку на Земле. Так я попал сюда. Потом влюбился в твою бабушку, женился, она забеременела. Я рассказал ей о том, кто я и откуда. Лиза отказалась уходить со мной. Я вернулся в Веерлдани и предупредил короля, что больше не буду ему служить. К этому времени я уже стоял позади трона и руководил службой безопасности Его Величества. Но я был вынужден переехать на Землю. Когда сын вырос, забрал его с собой в Веерлдани, чтобы показать свою родину. Там он встретил Павлу, влюбился, женился. Я вернулся на Землю. Через некоторое время родилась ты. Лиза сильно заболела, поэтому вы вернулись сюда. А когда она умерла, тебе уже было три года, Артему исполнился год. Ваши родители решили остаться здесь.
– То есть ты тоже герцог?
– Да.
– А почему я Горская?
– У Горских титул и обязанности главы рода передаются по женской линии. У Дементьевых – по мужской.
– Я – наследная герцогиня Горская, а Тема – наследный герцог Дементьев? Что за глупая система?
– Не все, что кажется тебе глупым, не имеет смысла. Помни, что ты понимаешь далеко не все.
– Мозг пухнет... Так ты поэтому меня тренировал?
– Да. Я знал, что ты единственная наследница Евгении.
– Евжении,– на автомате поправила я,– ты из-за этого остался на Земле?
– Не совсем. Вся моя семья – вы. В Веерлдани осталась жалкая горстка людей, что еще носит имя моего рода, но они обмельчали и погрязли в борьбе за мой титул и место во главе рода. Пусть думают, что я умер, а наследника у меня нет. Так для Артема безопасней.
– А Тема знает?
– Нет. Я намерен рассказать ему обо всем в его пятнадцатый день рождения. К этому моменту он уже будет готов и морально, и физически.
– Остался месяц?
– Да.
– Значит, на помолвку вы с Темой не попадете?
– Нельзя показываться раньше времени. Это может быть опасно. Артем не совсем готов.
– Так. Хватит информации. Если я сейчас узнаю еще одну большую семейную тайну, то точно сойду с ума.
– Тогда пора собираться. Где твои родители?
– В магазине. Мама платье себе на бал покупает. Сказала, что "не собирается терпеть, как эта ненормальная полуэльфийка протыкает ее своими булавками, а потом причитает, что стоять надо спокойней"
– Да, яоана Карлель всегда была фантастична до ненормальности. Тебе стихию уже определили?
– Нет. После каникул. Но когда мы нашли Антона, я его огненной плетью сумела схватить.
– Понятно. Вы сейчас уходите?
– Как только вернутся родители.
– Тогда иди наверх, тебе ведь нужно с Маргаритой попрощаться?
Кивнув, я выбежала из гостиной. На деревянной лестнице, которая вела на второй этаж, где и находились все спальные комнаты, сидела Марго. Она смотрела на меня испуганными глазами и в неверии качала головой. Кажется, придется ей все рассказать.



Мелания Горохова, Саркисян Роксана

Edited: 04.05.2017

Add to Library


Complain