Таймерon: 168 часов

Диск памяти №26 Стычка с фанатиками

Жаль, что такую крутую пушку придется вернуть. Внушительная, однако штукенция. Сэйту аккуратно выглянул из-за борта катера. Вражеский транспорт мчался следом, боролся за каждый метр разрыва. Все-таки эти сволочи быстрее летят и рано или поздно догонят. Что ж, опробуем новую игрушку.

«Нанесен урон человеческой особи. В наличии прожженное насквозь отверстие в лобовой части головы. В течение пяти секунд тело вспыхнет от слишком высоких температур.

Вы нарушили закон АЦФИ! Карма Дандрии: – 15000 ед.»

– Один есть! – радостно воскликнул Борми, глядя на сканер, - второй пассажир пытается потушить пожар и отстает. Метко ты его…

Сэйту пожал плечами. То ли еще будет. Это, конечно, Источнику спасибо за меткость. Но рассказывать всем вокруг совсем не обязательно. Такое вообще лучше в тайне хранить.

Пуля пролетела совсем рядом и слегка распорола правое плечо. Сам виноват, подумал Сэйту, после выстрела прятаться надо, а не клювом щелкать. Катера подобрались совсем близко, поэтому враги плотно поливали катер пулями.

– Черт, повредили двигатель! – заорал Гемон, - теперь мы и полкилометра не протянем. Скорость уже падает, мать ее…

Он резко оттолкнул штурвал от себя, и катер сорвался в крутое пике. Лишь у самой поверхности рыжий вернул ему нормальное положение. Борми сразу же свесился с борта. Укачало бедолагу. Да, к таким веселым горкам еще привыкнуть надо.

Здесь, у поверхности, среди скал, холмов и редких деревьев голубого цвета с большими шапками из шипов у них было больше шансов оторваться. Гемон уверенно уходил в сторону от всех препятствий, пытаясь запутать преследователей.

«Нанесен урон техническому средству передвижения. Прожжено сквозное отверстие в двигательной системе. Шанс взрыва – 87%»

И действительно жахнуло. Причем душевно, потому как последний катер врагов отбросило вперед, прямо на Сэйту, Гемона и Борми. Днище транспорта проехало поверху, едва не срезав им головы. Хорошо они успели лечь на дно. Иначе как везением и не назовешь.

– Что за черт… это же «АИ», - удивленно произнес Гемон, когда катер отнесло немного в сторону, - так это они на тебя охотятся. Второй раз ты нам проблемы устраиваешь, железка!

Противники, которых осталось двое, сдаваться не собирались. Очередная пуля попала прямо в правую руку Сэйту, выбив пистолет. Хорошо оружие хоть за борт не выпало, а то Гемон ему все мозги потом проел бы.

«Получен урон в правую руку. В наличии разрыв связок и повреждения мышц. Теперь рука не способна держать тяжелые предметы. Обратитесь за помощью в медицинский корпус АЦФИ»

Очень удачный выстрел, гады. Ничего, у Сэйту еще левая рука есть на такой случай. «Призрак» попытался нащупать пистолет, но понял, что Гемон уже забрал его обратно себе. Он наставил оружие на Сэйту, держа Ипостась на мушке.

– Ч-ч-что ты делаешь?! – возмутился Борми. От неожиданности он даже заикаться начал. Да, парень, ну совсем ты не подготовлен к жизни в таких условиях. Тебе бы в каком-нибудь офисе работать, бумажки разбирать. И как тебя сюда занесло вообще?

– Это «АИ». Мы сдадим его им и спокойно свалим. Другого выхода нет, катер почти сдох, - ледяным голосом пояснил Гемон. Правда, в глазах его читалась неуверенность. Он явно был растерян и не знал, как правильно поступить. Но жить ему теперь точно хотелось – с тех пор как покинули Шахты.

 Но в чем-то Гемон был прав. Вражеский катер подошел в плотную, а сзади подоспевал еще один. Тот, где до этого случился пожар. В принципе, трое против троих – шансы не плохие. Только вот у аишников по винтовке в руках. А это сильно меняет положение сил.

«Карабин огнестрельный фабричный. Вместимость магазина: 10 патронов. Не рекомендован к использованию на Дандрии в связи с низкой сопротивляемостью пуль магнитному полю планеты»

Сэйту не знает, что такое «огнестрельный», но выглядит винтовка внушительно. Спорить с аишниками сейчас, когда они совсем рядом и не снимают его с прицела, как-то совсем не хотелось.

– Вам он нужен, не мы, - медленно произнес Гемон, подняв руки. Борми последовал его примеру. Он, конечно, решение рыжего не поддерживал, но идти против не рискнул. Расстреляют еще, разбираться не станут.

Теперь нападающих можно было разглядеть, как говориться, в лицо. И это были самые обычные люди с небритой щетиной, коротко стриженными волосами, подвязанными банданами черного цвета. Такие же темные кожаные куртки без рукавов. И у всех на левой руке татуировка шестеренки, простреленной насквозь пулей. Состоят в одной банде, что ли.

Один из них перелез в катер Гемона и заглянул прямо в лицо Сэйту. Жуткий это был взгляд. Пронизывающий насквозь. Человека с татуировкой прямо-таки сжигала ненависть, и это было видно даже снаружи.

– Кто это у нас? – процедил он, не обращая внимания ни на Гемона, ни на Борми. Для него сейчас существовало только биотело, - Ипостась? Мать твою… в моих землях – Ипостась? Ты знаешь кто я, а, недочеловек? – поинтересовался человек с татуировкой, - я правая рука Пигеона, лидера Братства «АнтиИпостась». Сволочь, я твой самый страшный кошмар, понимаешь?



Гер Онами

Отредактировано: 21.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться