Тайна Аннеты

Размер шрифта: - +

Четвертая глава.

Насколько сильной может быть любовь? Существует ли она? Никто не может быть уверенным в своих догадках…

Любовь, это что-то обширное и бесконечное. Она многогранна. Она не опознана.

Любовь ребёнка к родителям. Любовь девушки к юноше. Любовь человека, к своему делу или работе.

Но истинная любовь, без сомнений, безумна. Ведь ограничений в ней нет.

Ты можешь любить, но не быть любимым в ответ. Тебя могут любить, но ты нет. И, наконец, любовь может быть взаимна.

А вот она то и способна быть безумной... По-настоящему безумной...

*******************************

Прохладный ветерок обдувал мои ноги. Шелест трав и листвы на деревьях убаюкивал. Запахи цветов заполняли грудь. Я вдохнула поглубже и блаженно улыбнулась. Чья-то ласковая и нежная рука легла мне на голову. Но я не стала открывать глаза, не сейчас. Мне хочется еще немного побыть в этом сне. А мне так редко снятся что-то хорошее. Серые стены моей мертвой усадьбы уже сводят с ума.

Рука, покоившаяся на моей голове, погладила меня по волосам. Я немного вздрогнула от неожиданности. И только когда я приоткрыла один глаз, поняла, что лежу на коленях у девушки. Засуетившись, я начала подниматься.

- Все хорошо, можешь не вставать. – Положив руку мне на плече, сказала она. Я медленно опустилась обратно. Ее голос был музыкой для моих ушей, будто соловей пел песню только для меня. Ему не возможно было не довериться.

Несколько секунд спустя, она снова пропела: - Анна, хочешь я спою тебе колыбельную? - Я лишь кинула. – Хорошо… - Пододвинув меня поближе к себе, она поцеловала меня в макушку. – Эту колыбельную пела одна женщина своему ребенку, я ее услышала и запомнила… Говорят, что она может отпугивать страшные сны. – Сделав секундную паузу, она запела:

- Прошу вас, звезды, не смотрите сны детей,

Не забирайте их к себе на небеса.

От их улыбок мир становиться светлей.

Дайте, хоть на миг, поверить детям в чудеса…

По моей щеке скатилась слеза и упала прямо на коленку моему соловью. Она перестала петь. Я подскочила с места и села поодаль от нее. Вытерев рукой слезы, я посмотрела вдаль. У этого поля не было края. Даже полоса горизонта не могла подвести его черту.

Когда мои эмоции были обузданы, я все же повернулась к той девушке. Та, с улыбкой на устах, смотрела на меня. Глаза, словно две изумрудные капли. А золотые волосы, будто солнце, ослепляли глаза.

Она протянула ко мне свои белоснежные руки. Я, заворожённая ею, встала и пошла.

Позже, когда моя головы коснулась ее груди, она крепко обняла меня. Ее шёпот звучал приятнее журчания реки.

- Запомни, Анна. Сны – олицетворение нас самих. – Я открыла рот, чтобы что-то сказать, но она исчезла. Как и исчезло ее тепло. Я опустила голову и закрыла глаза.

А когда снова их открыла, очнулась на диване в гостиной. Оглядевшись, я увидела горящий камин и Закари. Он сидел в кресле.

Нервно постукивая ногой, он смотрел на огонь. В комнате висел ком напряжения. Я так боялась его задеть, вдруг лопнет.

- Я знаю, что ты очнулась. – От неожиданности, я резко села. – Я жду объяснений. Что с тобой произошло? - Я провела рукой по волосам и вздохнула. Мне нечего было сказать. Правду? Меня точно определять в психиатрическую лечебницу. - Я внимательно тебя слушаю, Анна. – Закари потер глаза.

Прокашлявшись, я произнесла: - Возможно, это из-за моего плохого сна. Организм не выносит столь сильной нагрузки. – Улыбнувшись ему, я перевела взгляд на окно. Снаружи покоился мрак.

Дядя громко вздохнул и встал с кресла: - Тебя звала Абигейл. Как приведешь себя в достойный вид, зайди к ней. – Выходя из гостиной, произнес он.

Я кивнула сама себе. Спустя некоторое время, я уже стояла у зеркала и причесывала волосы. После тщетных попыток не казаться мертвенно бледной, я закрыла лицо руками.

- Кого я обманываю. Выгляжу страшнее трехсотлетней мумии… - я снова заглянула в зеркало. И вдруг, дверь резко распахнулась и в помещение вбежала Мари. На ее руках был поднос. Увидев меня, она подлетела ко мне, что-то пролепетала, посмотрела на поднос и снова что-то пролепетала. Я приняла у нее поднос, поставила его на столик рядом с зеркалом. Мари благодарно кивнула и встревоженно на меня взглянула:

- Все ли с Вами хорошо, госпожа? Вы что- то бледноваты… - я помотала головой.

- Спасибо Мари за заботу. Я очень благодарна тебе за то, что ты так за меня волнуешься. – Улыбнувшись, я взяла ее руки и крепко сжала.

- Мы так за Вас испугались. – Она склонила голову на бок, разглядывая меня. -Бедный Господин Закари место себе не находил, пока вы лежали без сил. – Я потупила взгляд. – Что же с Вами произошло, госпожа? Может, стоит связаться с доктором Луином? – Я снова помотала головой.

- Не стоит, Мари. Я в порядке. Возможно, это бессонница на мне так сказывается. Я сейчас же пойду в комнату и лягу спать. Только сначала, зайду к Абигейл. Она просила меня.

Мари хотела что-то сказать, но Марч окликнула ее.

- Хорошо, Госпожа. Но, чай выпейте. Он с ромашкой. Поможет восстановить силы. – Сказав это она, покинула гостиную. Когда шаги Мари были уже не слышны, я посмотрела на чашку с чаем.

- С ромашкой, значит… - взяв в руки чашку, я вдохнула запах. – Словно снова вдыхаю аромат того душистого поля, что был во сне. – Выпив все до последней капли, я поспешила к Абигейл.

я была уже в холле, мой взгляд пал на закрытую парадную дверь. По спине пробежал холод. В ушах снова зазвучал тот магильно-холодный голос Марти. Тряхнув головой, чтобы прогнать нагоняющие страх мысли, я поспешила наверх, в комнату Абигейл.

Оказавшись наверху, я невольно взглянула на кабинет отца. Из-под двери лился свет. Дядя, как всегда, канул в море бумаг и отчаянья. Тяжело вздохнув, я прошла к гостевой спальне и прислушалась. Абигейл, тихим шепотом с кем-то говорила. И этот кто-то ей отвечал грубым сухим голосом. Сердце пропустило удар. Кровь запульсировала в висках. Дыхание сбилось.



Аннета Феникс

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться