Тайна Аннеты

Размер шрифта: - +

Первая глава

У каждого человека имеется собственная история. Но порой, некоторые люди даже не задумываются над этим. Или же просто не хотят признавать ее своей. И для этого придумывают своего рода "байки», для кормления своего расстроенного сознания. "Личные истории"( как я их называю) хранятся под замком в самых дальних уголках сознания. И, естественно, у каждого есть ключ от этого замка. Личное дело каждого как он с ним поступит. Некоторые теряют его и все забывают. Другие, надежно прячут его от посторонних глаз, до тех пор, пока не найдется достойный слушатель. Но, есть и третья версия. Ключ, без ведома на то хранителя истории, забирают. И человек, просто и не задумывается над своей историей. Для него это что-то из ряда вон выходящее. Просто мысль, которая не должна надолго задерживаться в голове. Но, в это нет его вины. Похитители. Вот виновники. Что же тогда делать пострадавшему? Ведь каждый имеет право на "текст" своей истории. Ответ очень прост. Нужно искать правду.

*******************************

«Зима. В это время года особенно тяжело. Слишком близко небо, слишком много одежды, слишком короткий день, слишком длинная ночь. Чтобы было немного понятней, я добавлю, для меня ночь – сущий ад. Особенно зимой. Как только я засыпаю, просыпаюсь снова. Стоит только мне закрыть глаза, как, я вижу руки, пытающиеся схватить меня и забрать с собой в ту тьму, из которой они появились…. Я просыпаюсь каждый раз, когда могильно-холодная рука касается меня. Это происходит постоянно, на протяжении всей моей жизни. И от этого никуда н деться».

Закрыв дневник, я сунула его в ящик стола и посмотрела на часы. Без пятнадцати восемь. Совсем скоро начнет светать. С облегчением вздохнув, я встала со стула и потянулась. Выключив лампу, легла на кровать. Мне нравиться вот так лежать и слушать биение своего сердца и тихий «шепот» дыхания, тиканье часов…. Все это помогает мне успокоиться и забыть на время о моих кошмарах. Но, всего лишь на время.

Совсем скоро дом наполниться звуком хлопотливой прислуги. Позже, проснуться родители. Отец, зайдя в мою комнату перед работой, поцелует, думая, что я еще сплю. А мать запрется в спальне до завтрака. Я единственный ребенок в семье. (Насколько я знаю, а я не знаю многого. В нашей семье много тайн.) Но родителей не огорчает этот факт. Им и так меня одной, порой, слишком много.

Шум шагов за дверью заставляет меня отвернуться к стене. Через секунду зайдет отец. Не буду рушить его планы повседневности. Уходить когда дочь еще спит, возвращаться, когда уже спит. За пятнадцать лет привыкаешь ко всему. Особенно к таким мелочам.

Скрип дубовой двери – сигнал, чтобы закрыть глаза. Старые половицы, издавая звук мыши в мышеловке, пропускают гостя к моей кровати. Спиной, я почувствовала, как он наклонился и поцеловал мою красную макушку. ( Мой цвет с рождения был таков, при наличии родителей шатенов) Такими же скрипучими шагами отец покинул комнату, оставив за собой запах дешёвого парфюма. Я поморщилась. Встала с кровати и открыла окно. В саду, который находился в поле зрения из моего окна, садовник Йорк Бенсон убирал снег с дорожек. Вдохнув поглубже свежий прохладный воздух, я решила переодеться. Сон уже все равно не настиг бы меня. Достав синее платье из шкафа, кинула его на кровать. Я не очень разбираюсь в моде, что, конечно же, не простительно леди моего возраста и статуса. Машинально пожав плечами, я сняла с себя ночное платье. Взяла платье и подошла к зеркалу. Оттуда на меня глядела красноволосая девушка, с карими глазами и худым тельцем. Нахмурившись, я прикоснулась к шраму, тянувшемуся от середины живота до середины бедра. Я не помню, откуда у меня этот уродливый шрам. (Моя тайна) По словам родителей, его я получила вследствие падения с дерева. (А в детстве я любила лазать по ним…. Тоже, по словам родителей) Во время падения, я напоролась на ветку и та рассекла мне пол живота до середины бедра. «Как?» Спросите вы. Не имею ни малейшего представления. Но родители стойко придерживаются только этой версии, и никакой иной. А я и не спорю. Смысл? Я не помню ни этот период жизни, ни последующие. Все мои воспоминания с рождения до пяти лет канули в пропасть. Будто я и не жила вовсе…. Но наш семейный доктор Карл Луин, утверждает, что это нормально. Все воспоминания детства постепенно забываться. Но не все же сразу! Я не помню абсолютно ничего. И это только одна из тайн нашей семьи...

От раздумий меня отвлек стук в дверь.

- Мисс Анна, завтрак уже подан. Миссис Гейт ожидает Вас в обедне. – Я повернула голову в сторону двери.

- Дайте мне пять минут. Мне нужно умыться и одеться.

- Может Вам помочь?

- Нет. Благодарю.

-Как пожелаете. – Послышался звук удаляющихся шагов.

Служанки все время удивляются моей самостоятельности в этом плане. Я не могу иначе. Мне тошно выслушивать их охи и ахи при виде моей тайны.

Приведя себя в порядок, я вышла из комнаты. Мягкий персидский ковер заглушал стук моих каблучков. Когда я спускалась на первый этаж, парадная дверь открылась. От неожиданности, я остановилась на краю лестницы, оперившись одной рукой на перила. В холл вошел доктор Луин. Он улыбнулся и подошел ко мне.

- Здравствуй Анна. – Протянул мне руку, я ее пожала.

- Здравствуйте доктор Луин. К чему столь ранний визит? - Изогнув бровь, он с удивлением посмотрел на меня. Это его постоянный жест при общении со мной. Доктор всегда удивляется моей сообразительности и «развитому не по годам уму». Но, на самом деле, ум был не при чем…. Это была болезнь. Или же нет?..

Мой феноменальный ум состоял в то, что я могла запомнить все прочитанное мной когда-либо и где-либо, дословно. Я могу процитировать «Конан Дойль» или «Джейн Эйр», справочник формул по физики и химии, ну и т.д. Доктор считает это даром, я же считаю это болезнью.



Аннета Феникс

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться