Тайна

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 1

Шел 1842 год. Российской империей правит Николай 1 Романов. Его восшествие на престол сопровождалось тяжелым периодом, названным в последствии Междуцарствованием. Восстание 1825 года пошатнуло самодержавие Всероссийское.

Николай еще помнил слова, которые произнес, беседуя с братом Михаилом, после возвращения с допроса декабристов: "Революция на пороге России, но, клянусь, она не проникнет в нее, пока во мне сохранится дыхание жизни, пока, Божиею милостью, я буду Императором".

Для подавления всякого рода инакомыслия, дабы уберечь Российскую Империю от раскола, а также для "утверждения благосостояния и спокойствия всех в России сословий, восстановления правосудия" было создано Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, которым руководил граф Бенкендорф. От зоркого взгляда Александра Христофоровича ничего не ускользало. 

Но тень готовящегося заговора уже нависла над Империей. И лишь преданные короне и Государю люди, могут помешать коварным замыслам. Наша история о них. 

Петербург. Особняк Забелиных

Князь Илларион Степанович Забелин мерил шагами гостиную, периодически потряхивая головой, дурные мысли не давали покоя. Как же его угораздило вчера так глупо попасться. Нет, этого он себе никогда не простит. Уж кто-кто, а по части конспирации, ему не было равных. Все так складно было придумано. Надо же было так оплошать...

Недалеко от него сидела Анна. Со смерти жены она стала их с дочерью Ангелом-Хранителем, почти членом семьи. За словом в карман не лезла и частенько осаждала слишком уж безумные идеи князя. Чего уж греха таить, имел он некоторые слабости, коих в своем возрасте не особо старался скрыть. Она с какой-то лишь ей дарованой мудростью управляла им и Сашеньке была вместо матери.Частенько ворчала, но это не злило князя Забелина, наоборот, казалось ему это даже нравится.

Сейчас они оба с тревогой ожидали Александру Илларионовну Забелину, их Сашеньку. Со вчерашнего дня не покидало дурное предчувствие, напряжение и какое-то беспокойство. 

- А ведь это все ты. 

Илларион как-то по особому тревожно, с немым укором смотрел на Анну.

- Где она теперь? Один Господь знает на что решилась!

- Полно Вам Илларион Степанович! Чай не иголка, сыщется. День на дворе, авось к Ольге Филипповне пошла.

- Если так, то чего ж нам не сказала?

- Мало ли, запамятовала голубушка.

- Ты не заговаривай мне зубы. Думаешь не знаю куда ушла? Ой натворит, ей богу натворит что-то.

Еще никогда он так явно не ощущал правильности своего предположения, как сегодня. Чует его сердце, не к добру все это, не к добру... Только было Илларион Степанович собирался продолжить свои догадки, в гостиной показалась Сашенька.

- Сашенька, пришла. Мы уж с твоим папенькой совсем измучались.

- Ты где была? Испереживались тут. К Ольге Филипповне ходила? Как она там? 

-  Я была у князя Воронцова.

- Верно, хотела удостовериться, что он нынче придет на наш прием?

Иллариона Степановича все еще не покидала хрупкая надежда, но дальнейшие слова Александры...

- Нет. Я ходила к Михаилу Павловичу, чтобы сказать, что мы больше не можем видеться.

Они наверняка ослышались. Но ее глаза... глаза Александы говорили обратное. Ошибки не было. Сейчас, Илларион Степанович сто раз корил себя за то, что вчера не удержался и рассказал ей истинную причину их приезда в Петербург.

Четыре месяца назад. Имение Орловых.

Илларион Степанович вертел в руках письмо, которое пару минут назад привез из Петербурга нарочный. Все развивалось как нельзя лучше. Известие, которое он получил заставило его улыбнуться. 

- Теперь то я уж точно верну Отрадное, Лизонька. 

Илларион Степанович задумчиво глядел на лист бумаги в котором коротно значилось, что князь Михаил Павлович Воронцов вернулся в Петербург. Столько лет он ждал этого момента. Кажется сама судьба благоволила ему. И не важно, что о нем болтают. Конечно, он не агнец Божий, слухи о похождениях князя доносилась и сюда. Но достоверно и то, что пока его сердце никем не занято, а это увеличивало шансы на воплощение задуманного. 

- Анна! Анна! Да где же ты?

В комнату вошла женщина средних лет. Илларион Забелин сидел за письменным столом и не отводя взора от письма сказал:

- Анна, собирайся, мы едем в Петербург! Да! И скорее, скорее позови Сашеньку!

- Илларион Степанович, Бог с Вами! Что же Вы такое удумали? Какой Петербург? Где мы возьмем деньги? Да мы даже тут живем из милости.

- Ничего-ничего, пустяки! Деньги сейчас не главное. Важно чтобы мы скорее туда отправились. Скажи Сашеньке, что я немедля жду ее к себе, да поторопись.

Анна лишь укоризненно помотала головой. Она привыкла к безумствам князя и хоть сейчас была с ним не согласна, видела, что слушать он ее не станет. Он если что возьмет себе на ум, никто не сможет убедить в обратном. В этом Сашенька похожа на него. 



Елена Кон

Отредактировано: 13.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться