Тайна

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 4

Особняк Урусовых

- Вы совсем ума лишились! Как Вы посмели, пробраться в особняк Забелиных без моего ведома?

Княгиня была в ярости.

- Вы забываетесь княгиня. Позволю себе напомнить Вам, что я не подчиняюсь Вашим приказам, и уж тем более не намерен выслушивать упреки. Я сделал то, что должен был сделать. Или Вы хотели, чтобы список и дальше был у Забелиной и представлял для нас угрозу?

- Вы поступаете очень неосмотрительно. Этим Вы можете все испортить. Неужели не понимаете, что Александра Илларионовна не будет молчать о случившемся?

- Она не только будет молчать о том, что произошло сегодня, но и забудет все, о чем знала до сих пор.

 - С чего Вы решили, что она будет молчать?

- Если ей дорога ее семья, то поверьте, мы вообще забудем о ее существовании.

- Ох, Петр Константинович, не перестаю Вам удивляться. Не могу в толк взять, то ли вы глупы, толи…

- Княгиня, Вы должно быть забыли, с кем разговариваете.

- Вы так считаете? Я и моя семья сильно рискуем, помогая Вам. И если что-то пойдет не так, и обо всем узнает Император, нас уже ничто не сможет спасти.

- Вы и Ваш сын с самого начала знали, на что шли, знали и понимали. Но раз уж Вы так испугались, можете оставить все. Но только потом...

Петр не смог окончить фразу, в комнату вошел слуга.

- Чего тебе?

- Цветы и письмо от князя Воронцова для Екатерины Федоровны, Ваша милость.

- Хорошо, поставь вот тут...

княгиня указала на стоявший неподалеку столик

- Ступай, позови Илью Федоровича.

В комнату вошла Екатерина. Петр, заметив ее, решил удалиться. «Он потом продолжит разговор с княгиней. А сейчас нужно подумать, с кем из списка встретиться в первую очередь.»

- Маменька, с добрым утром, я услышала, что для меня доставлены цветы?

- С добрым утром радость моя. Как спалось?

- Хорошо маменька, спасибо, а Вам?

- Нууу, что обо мне переживать, мне в моем возрасте спать вредно, нужно ценить каждую минуту бодрствования. Ты вот мне лучше скажи, давеча, на приеме, Александра Илларионовна ни о чем странном не рассказывала?

- Да нет, а о чем таком странном она могла говорить?

- Нет-нет, пустяки...

- Нет, маменька, не пустяки, Вы что-то от меня скрываете, и я бы хотела знать причину, которая Вас  заставила задать мне этот вопрос.

- Да Бог с тобой, Катюша, какие тайны. Я просто видела, что Сашенька была не в духе, и я думала ты знаешь причину.

- Нет, мы с Александрой Илларионовной не настолько близки, чтобы доверять причину нашего настроения.

- А что же мешает Вам с ней подружиться?

- Маменька, мне не нужны подруги.

- Но ведь ты в Петербурге никого не знаешь, ты устанешь от скуки. Тебе нужен кто-то, кто сможет составить компанию.

- Мне достаточно компании Михаила Павловича.

- Катенька, ну сколько раз я тебе говорила, что мне не нравится твое увлечение князем Воронцовым.

- Маменька, не стоит себя утруждать, я знаю все, что Вы можете мне сказать. Вы думаете, что Михаил Павлович не искренен в своих чувствах ко мне, что он может стать причиной моих страданий. Но маменька, Вы не правы. Михаил Павлович очень обходительный, он не может так искусно притворяться.

- Ох, голубушка моя, ты не знаешь мужчин. Они коварны. Нам застилают глаза наши чувства, и мы даже не замечаем, как попадаем к ним во власть. А когда понимаем, то уже становится поздно, мы не можем выпутаться от оков. Пойми, я хочу уберечь тебя от напрасных иллюзий и страданий. Я не хочу, чтобы ты и дальше встречалась с князем.

- Позвольте князю доказать, что он не такой, как Вы о нем говорите. Не заставляйте меня от него отказываться. Я никогда Вас ни о чем не просила, но сейчас умоляю…

Екатерина Федоровна так посмотрела на свою мать, что даже самое ледяное сердце растаяло бы, столько мольбы и надежды было во взгляде. И если бы это касалось кого-нибудь другого, а не князя Воронцова, то княгиня уступила бы просьбе дочери. Но дело касалось человека, который представляет опасность для ее семьи. И находясь близко к ним, сможет проникнуть в тайны, о которых ему знать ни в коем случае нельзя. Поэтому она ответила

- Давай закроем эту тему. Я больше не намерена это обсуждать. Надеюсь, ты будешь благоразумна, и не станешь поступать против моей воли.

Княжна была огорчена, но не смела перечить матери.

Особняк Забелиных.

После того, как Михаил и Владимир удалились, Саша размышляла о тех людях. Ей не давала покоя мысль, что один из них показался ей знаком. Но откуда она могла его знать? Возможно, ей это лишь кажется? Ведь он ничем особенным не отличался. Но вот его голос, где она слышала этот голос? Этот вопрос не давал покоя, но ответа она так и не находила.



Елена Кон

Отредактировано: 13.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться