Тайна человека со шрамом

Размер шрифта: - +

Глава 3-2

Все прошло ровно так, как я и предполагала: отец вежливо, но верно сужал границы дозволенного. Нельзя ходить, куда не следует, нельзя расспрашивать без дозволения, нельзя, нельзя, нельзя… и у него было на это право. Никто не обязан по первому требованию короны открывать душу. Но обычно все шли навстречу охотно, а ну как зачтется? Но, конечно, семье Альмар королевские блага ни к чему.

Стрейт остался до ужина.

За это время совместными мы успели вытянуть кое-какие подробности о Вильмаре. В день исчезновения он не уходил в город, у него не было запланировано встреч. Утром он спустился на завтрак, поцеловал Таллулу и детей, и… да, исчез. Он не пользовался ни одним из порталов – за это поручился сам отец, он проверял лично. Не поленился даже добраться до города, посмотреть и там – а ну как Вильмар покинул замок незамеченным? Что невозможно, конечно, но все же. Весь замок обыскали, все выходы обыскали, прислугу опросили. Никто ничего не видел. Одна из горничных, Ланни, засекла, как Вильмар поднимался по лестнице после завтрака, и это все.

По требованию Стрейта отец проверил порталы еще раз. На сей раз – на предмет перемещений извне. Если пропажа Вильмара (а если точнее, его похищение) – дело рук Адама, в чем мы уверены почти наверняка, то он должен был как-то в замок попасть. Но и тут пусто, никаких зацепок. Это уже можно называть почерком, характерной чертой человека со шрамом. Он умел обходиться без свидетелей, словно был не человеком, а тенью.

— Есть у меня одна теория, — тихо заметил Алекс.

— Дай угадаю – Адам где-то здесь? В замке? — От мысли об этом по спине побежали неприятные мурашки. Жутко.

— Адам, может, уже нет, а вот пропажу мы скоро найдем. Чутье подсказывает.

Воображение тут же услужливо расписало картину: Вильмар, замурованный в стену, где-нибудь внизу, в подвале. А мы ходим здесь, наверху, и не знаем, что под ногами. Помню, в детстве мне часто мерещились призраки. Я бродила по коридорам и видела, как мелькают светлые всполохи, отголоски человеческих душ. Вот только тогда я не знала об этом и думала, что меня окружали привидения. И жили они непременно в подвале. А где же еще?

Если Алекс нагнал недостаточно жути, то последние слова Стрейта перед отбытием точно взбодрили:

— Врали абсолютно все, с кем мы говорили. Смотрите в оба и осторожнее здесь. — И советник исчез в портале.

— Жуть какая-то! — разозлилась Ника. — Надеюсь, нас здесь хотя бы не отравят…

— Не отравят, об этом можете не переживать, — за нашими спинами неожиданно возник мужчина, один из слуг. — Перед подачей господам пища обязательно пробуется. Вы готовы пройти на ужин? Все ждут только вас.

— Мы можем поужинать отдельно?

— Боюсь, что нет, — разочаровала я близняшку. — Ты сама хотела жить в комфорте и без крыс. Добро пожаловать в замок.

Ужин прошел в знакомой компании. Отец, мама и сестра Тэллина с супругом. Обстановка – напряженная, с утра мало что изменилось. Разве что неуютность столовой давила куда больше, чем неудобный отцовский кабинет. Длинный стол, такой, что можно всех обитателей замка разом собрать. И люди, сидящие настолько далеко друг от друга, насколько это возможно. Если бы мне пришло в голову спросить что-нибудь у Тэллины, пришлось бы кричать, иначе она бы меня не услышала.

Мне хотелось поговорить с сестрой, я ведь чувствовала ее радость, волнение. И все это связано если не с моим прибытием, то точно с происходящим. Может, ее радует, что Вильмара будет искать кто-то еще? Или что дело сдвинется с мертвой точки. Или она счастлива, что отец обрушит на меня весь гнев, который, без сомнения, копился все эти годы. В общем, это не так уж и важно. Главное, что Тэллина выглядела самой перспективной в плане обычного разговора. Быть может, она знает, почему Таллула, прикрываясь скорбью и детьми, скрывается от меня и от советника, но общается со странным человеком, который по описанию так походит на Адама. Или хотя бы в курсе, кто написал мне то письмо. Столько вопросов, а с ответами пока совсем плохо.

 Надо будет подкараулить сестрицу где-нибудь. И, желательно, наедине, а то ее муж на вид так суров, что поневоле начинаешь на стуле ерзать. Помнится, я уехала учиться сразу после их свадьбы, и уже тогда Драгон производил впечатление. Этакий человек-скала, неприступный, с напряженной крупной челюстью и глубоко посаженными глазами. Тэллина боялась его даже больше, чем отца, та свадьба запомнилась мне ее страхом. Мне не хотелось испытать похожий страх.

— После ужина вас проводят в ваши комнаты, — сухо сообщил отец и отбыл первым. Домашние тут же потянулись за ним, оставив нас пятерых за бесконечным столом.

О том, чтобы обсудить что-нибудь, речи не шло. Осталась прислуга, у всех такие лица, что Алекс с его извечной загадочной насмешкой мог бы только позавидовать. Все, как один, смотрели на нас с дикой смесью из вежливого почтения и глубокого презрения.

Мне не стали задерживаться. Чувствовалось, что всем было что сказать, Воин весь извелся от нетерпения и вскочил первым:

— Итак, где там наши комнаты? И можно мне с видом на лес? Не хочу глазеть на ту черную страшную пропасть…



Карина Вальц

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться