Тайна для Аниики (история 2)

Глава 13

Глава 13

 

О путешествиях и попутчиках

 

 

Богато украшенный зал освещался голубоватым светом многочисленных люстр, унизанных хрустальными каплями. И если бы не яркие всполохи огня, горящего в огромном камине, то маги, приглашенные в Озерный, чувствовали бы себя неуютно. Маресса и ведьмы из Совета, включая его новую главу Лийту Сероволкину, неодобрительно взирали на разглагольствующего правителя Солнечного, упрямо доказывающего, что ведьмам и магам необходимо сплотиться против общей угрозы.

Лийта и Маресса стояли на своем, мол, угроз несколько и одну из них, точнее одного, господин маг никак не желает признать. Речь, конечно, велась об Осоте Огневе, четырех стихийнике, которого Фирион настоятельно рекомендовал включить в спасательный отряд, предлагая позабыть на время все обиды. Так и сказал «обиды», и я видела, как задрожала от окутавшей ее ярости Лийта. Государыня Озерного, желая предотвратить конфликт, твердо сказала:

- Вот что, господин маг! По-моему, все, что касалось этого вопроса, мы обговорили еще в Виоре. Ведьмы обойдутся и без четырех стихийника, а вы, если желаете, можете идти с ним. Препятствовать вам мы не станем, - переглянулась с встревоженной Лийтой, - только уладим все формальности.

Фирион разве что разъяренно не зашипел, прочие маги нахмурились сильнее - всем ясно, к чему придуманы эти несуществующие формальности. Пока огневики улаживают их, ведьмы отправятся в путь. Ко всему прочему, Маресса с совершенно невозмутимым видом изрекла:

- С этого дня все полеты над Омбрией запрещены! Господа маги, пожалейте несчастных жителей, не пугайте их! – и младенцу понятно, что ведьмы мечтают опередить своих соперников, чиня все новые и новые препятствия.

Лицо Фириона вытянулось и пошло пятнами, в разноцветных глазах бешено сверкнуло пламя, и занавеси на высоких арочных окнах запылали.

Маресса спокойным тоном попросила потушить огонь, и пока огневик укрощал свой нрав, а слуги суетливо исполняли ее приказ, запросто сказала:

- Переходим ко второму вопросу.

Фирион выдохнул и выразительно поглядел на Люта, меня же одарила повелительным взором государыня.

Мы с Грэйном одновременно поднялись на ноги, и я решительно взглянула на него. Лют сохранял на лице вежливую улыбку, но я видела, чего ему стоит сдерживать свои настоящие чувства. Да и вообще всем огневикам, собравшимся в этом зале, приходилось нелегко, только и мы, и они понимали, что нельзя доводить этот новый конфликт до войны. Потому все старались обуздать свои эмоции. Даже Лийта, хотя я слышала накануне, как она разорялась, требуя казнить четырех стихийника. Государыня успокоила Сероволкину, заявив, что тоже желает Осоту смерти, но не может действовать сгоряча, поддавшись эмоциям.

Мы вышли к камину, первым это сделал Лют, а я скромно просеменила за ним. После случившегося на Нейтральной полосе, я изменила свое отношение к этому магу, да так, что теперь и не знала, как мне себя вести с ним. К счастью, встретились мы только сегодня и не успели обмолвиться и парой слов. А вот Райта я с удовольствием обняла и приветливо побеседовала с его отцом. Ладовы безбоязненно прогулялись по Омбрии, а Грэйну сам Фирион запретил прогулки, напомнив о недавних событиях. Вдруг кто вспомнит Грэйна Лютова – мага, якобы казненного за убийство ведуньи Свистопляскиной?!

Теперь взоры людей, сидящих за длинным столом, обратились в нашу сторону. И если Лют чувствовал себя вполне уверенно, то я отчего-то все больше и больше краснела. Надеюсь, что от жара, исходящего от зажженного камина, а не от того, что стою рядом с синеглазым магом.

- Итак, - вновь заговорила Маресса, - поговорим о другом важном деле, которое нам с вами предстоит решить совместно!

Фирион кивнул, признавая ее правоту, и посмотрел на нас:

- Маг Лютов, ведунья Яблочкина, будь так любезны, расскажите собравшимся о том, что вы узнали, проведя весьма интересный ритуал на Нейтральной полосе!

- Каким бы не был этот ритуал, - государыне не понравился тон правителя Солнечного, и она решила выказать нам свою поддержку, - он принес свои плоды! Я, от лица всех ведьм, выражаю благодарность ведунье Яблочкиной… и магу Лютову, - пересилив себя, так как ей явно не хотелось упоминать об огневике.

Фирион довольно улыбнулся, словно главная ведьма была добычей, удачно попавшейся в расставленные силки.

- И это дело доказало, что ведьма и маг – весьма полезное сочетание!

Маресса стиснула зубы и процедила:

- Всегда есть исключения из правил!

- Вы это признали при всех, моя госпожа, - улыбка главного огневика стала еще шире и довольнее, и я, кажется, начала понимать, к чему он клонит.

А услышав слова государыни:

- Если маг Лютов желает, он может пойти вместе с нашей командой, - то сникла – видеть Люта в попутчиках мне не хотелось.

- Маг Лютов? – сразу же ухватился за ее слова Фирион, и Грэйн кивнул, а я едва громко не застонала.

На Люта смотреть не стала, зато увидела, как улыбнулась Маресса – огневик для исполнения задуманного плана нашелся! Правители, сияя, как два полуденных солнца, остались довольны. Со всех сторон послышалось выразительное покашливание – и ведьмы, и маги желали знать, зачем их-то позвали сюда! По всему выходило, что и Фирион, и Маресса просто выясняли отношения между собой. Опомнившись, правитель грозно взглянул на своего подданного, и Лют коротко сообщил:



Анна и Валентина Верещагины

Отредактировано: 04.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться