Тайна королевской печати

Глава 6

 

Насколько в самом деле искусен палач графа, я узнала через два дня, когда Диран потребовал спуститься в темницу. Я и не представляла прежде, что в замке имеется темница – мрачная, сырая, путь к которой лежал на два пролета вниз и немного в сторону от замка. В пустом тоннеле мои шаги гулко отскакивали от стен, заставляя сердце биться всё быстрее и быстрее. Ноги, подгоняемые сердечным ритмом, спешили вперед. Шла я, разумеется, не одна, а в сопровождении одного из безымянных замковых стражников, но мужчина молчал и шел абсолютно неслышно, только оборачивался порой проверить, не сбежала ли я куда-то, хотя можно было и не оборачиваться – стук каблуков довольно красноречиво сообщал о местоположении.

Наконец, мы достигли цели. Маг стоял в коридоре, у тяжелой двери с решеткой, скрестив руки на груди и внимательно глядя на меня. Я поежилась от его взгляда – он был откровенно недобрым, даже ненавистническим. Чем я умудрилась заслужить такое отношение – ума не приложу, ещё вчера на занятии танцами мужчина привычно обнимал за талию, вызывая смущенный румянец комплиментами по поводу моего тонкого стана и учащенного дыхания.

– Доброго дня, госпожа графиня, – поприветствовал Диран, кивком отпуская стражника. Воин, мгновение назад стоявший подле меня, развернулся и буквально растворился в тоннеле, хотя тот был освещен. Фигура человека пропала настолько неожиданно, что я едва удержалась от вскрика. – Не стоит нервничать, это всего лишь фантом.

Я, наоборот, занервничала пуще прежнего, так как человек казался вполне настоящим. Сколько их еще в замке, эдаких фантомов на службе у мага, и что они могут? Стражник был материальным – он стучался в дверь моих покоев и открывал передо мною двери!

– Следуйте за мной, госпожа графиня, – открыв обитую железом дверь, Диран приглашающим жестом предложил мне войти. Глубоко вздохнув и собравшись с духом, я перешагнула порог и зашла в камеру.

Комнатка была небольшая. Голые каменные стены без единого окна, пара огарков свечей в канделябре у самого потолка. У левой стены – узкая лавка, на которой сидел, бездумно глядя в пространство, мой учитель политологии.

– Господин Наир? – тихо позвала я, но преподаватель будто не услышал – продолжил смотреть в никуда, делая редкие свистящие вздохи. Грудная клетка вздымалась и опускалась резко, через силу.

– Что с ним? – обернулась я к магу за ответом. Тот выглядел расстроенным, кривя губы, как от зубной боли. Но любезно пояснил:

– Он вас не слышит, госпожа графиня. Он никого из живых больше не слышит. Графский палач немного... перестарался, – мужчина поморщился, даже губу закусил, выдавая тем самым весь накал скрываемых эмоций.

– Что значит... перестарался?

– Это значит, что графу придется выписать вам нового учителя, госпожа графиня. Этот, к сожалению, мертв.

Я с трудом удержалась на ногах – если бы не руки Дирана, подхватившие за талию и прижавшие к мужскому телу, позорно упала бы на каменный пол камеры, лишившись чувств. Но горячие ладони, обжигающие даже сквозь одежду, не дали мне позорно пасть в беспамятство. Потемневшие глаза мага смотрели прямо в душу – его лицо было настолько близко, что я чувствовала на щеке чужое дыхание. Облизала внезапно пересохшие губы и прошептала, не отрывая взгляда от черных омутов:

– Как это – мертв? – я же видела, господин Наир дышал!

– Просто – мертв, – голос у мага был спокойным. С такой же интонацией можно говорить о погоде или обсуждать блюда за ужином. – Разумом. Тело живо, точнее, это я по-прежнему поддерживаю в нём жизнь. Думал, встреча с вами сможет что-то изменить, но нет – он и на вас, графиня, никак не реагирует. На его разуме был блок, как раз на случай пыток. А я даже не заметил чужого влияния, – раздраженно закончил он, напряженно отставляя меня от себя. Шумно вздохнул и прошел к заключенному, усевшись напротив него на корточки. Внимательно всмотрелся, послал магический импульс, коснувшись виска Наира. Спросил, не оборачиваясь на меня:

– О чем вы с ним разговаривали? Что он хотел у вас узнать?

Я задумалась. Мы говорили о многом. Обо всём, обо всех. Сплетничали и обсуждали всё, что только знали.

– Да ни о чем, в принципе...

– Не лгите мне, госпожа графиня. Я могу узнать сам, но вам это может не понравиться.

– Мы просто... разговаривали. Я рассказывала о своём детстве, о том, как попала сюда...

– Как попали сюда?! – маг резко поднялся, преодолел разделяющее нас расстояние и коршуном завис надо мной, цепко схватив за плечи.

– Я просто сказала, что уехала от дяди, – слабо пролепетала я, против своей воли погружаясь в омуты глаз напротив. И почувствовала, как что-то чужеродное – темное, липкое и невероятно сильное, подавляющее захватывает мой разум.

Я снова сидела в малой гостиной, пила ароматный чай вприкуску с вкуснейшим шоколадом и отвечала на улыбки молодого преподавателя. Он держал меня за руку, склонившись к лицу, слушая мой рассказ очень, очень внимательно. Я говорила о родителях, которых не помнила, о дяде, который мечтал сделать из меня леди, а я сбегала с Каем в лес за ягодами вместо очередного урока, а потом и о Диране, посетившем нашу общину. Рассказала о своём диком и неприличном визите в чужую спальню посреди ночи, о своём побеге, о встрече с графом... Я уверяла, что люблю мужа, безмерно уважаю и благодарю за то, что он принял меня в семью. Печалилась, что из-за дел мы с ним так редко видимся, и ещё не были представлены в столице в качестве супругов...

Наваждение схлынуло мгновенно. Я вновь стояла в камере темницы, а Диран придерживал за плечи, едва не касаясь моего лба своим, и не горел желанием отстраняться. Я заерзала в его руках, испуганно глядя в темно-серые глаза, и мужчина отпустил, изломив тонкие губы в нерадостной усмешке.



Анастасия Мамонкина

Отредактировано: 02.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться