Тайна "Кукольного дома"

Размер шрифта: - +

7

Сегодня Вересова рассказывала о свойствах холодного фарфора, с которым предпочитала работать. Учила менять состав массы так, чтобы он полностью соответствовал задумке мастера:

− Конечно, полностью игнорировать рецептуру нельзя, ничего не получится. Но варьировать, внося нюансы, просто необходимо!

− А готовую массу нельзя использовать?

− Почему же? – удивилась Вересова. Если она подходит, то нужно. Но я предпочитаю готовить все сама. Правда, надо знать, где доставать качественные ингредиенты. Например, я часто участвую в совместных закупках, и вам советую. Так и дешевле выйдет, и удобнее, можно сразу много заказать.

Зарница слушала, кивала, а её пальцы машинально перебирали сложенные в корзинке лоскутки. Между ними скрывалась узелковая куколка. Как только она попалась под руку, Зарница отточенным за годы движением спрятала её в рукав. Вересова ничего не заметила, продолжая увлеченно рассказывать о формировании головы и рук кукол.

Зарница едва слушала, при этом изображая живой интерес. Даже записывала. А сама соображала, как ей все успеть сегодня – выйти на работу сегодня просто необходимо, четыре занятия. Но и доклад шпиона выслушать просто необходимо. Даже с помощью Бутуза это потребует немалого времени и концентрации…

И все же она справилась.

Вечером, после прогулки, её ждал крепкий кофе, которое Бутуз лично сварил в джезве:

− Вот, матушка, а то не выдержишь. Хотя по мне, лучше бы травок укрепляющих попила. У меня и сбор есть? А?

Зарница убила надежду домового на корню. Влила в себя густой напиток, зажгла свечи вокруг стула, и уселась верхом, облокотившись руками о спинку:

− Ты готов?

Домовому даже обрядов проводить не пришлось. Он взял куколку, одним движением разорвал ниточку, завязанную вокруг головы, там, где должны быть глаза, и велел:

− Говори!

И кукла заговорила. Тихий шепот, больше напоминающий обычные домовые шорохи, ворвался в уши Зарницы. Но она не разбирала слова, воспринимая сразу образы.

Светлое, просторное помещение. Столы. Шкафы и полки. Зарница узнала мастерскую Вересовой. Над одним из шкафов покачивалось марево. Едва заметное, такое поднимается над костром, или расплавленным асфальтом. Но вместо жара раскаленных углей или расплавившегося дорожного покрытия сомкнутые створки усыпали белые, чуть сверкающие в свете ламп иголочки инея.

Кукла могла видеть то, что скрыто от человеческих глаз. И неплотно сомкнутые дверцы шкафа не стали для неё преградой.

Узкие прямоугольные коробки, чем-то напоминающие гробы, перевязанные широкими атласными лентами. Сложные банты напоминали те, что украшают одеяльца малышей при выписке из роддома. Зарница застонала: нелепое, жуткое совпадение. Но совпадение ли?

Знакомый холод. И – те же искристые кристаллики, не заметные обычному глазу.

− И все? – Зарница ожидала увидеть больше.

− Все. Больше никакой магии, − подтвердил Бутуз.

Его ловкие пальцы распутывали узелок. Потянул там, дернул тут, и куколка рассыпалась бесформенным клубком резаных нитей. Домовой кинул обрывки в пепельницу и они вспыхнули, чтобы через мгновение опасть невесомым пеплом. Он отправился в раковину, и проточная вода смыла остаточные следы колдовства.

− Она осторожна…

− Или осторожна та, кто подбил её на это. Кукольник здесь – жертва, − Зарница открыла форточку, выветривая едва заметный запах паленой шерсти. – Мне будет нелегко найти организатора.

− А зачем тебе это надо, матушка? – спросил вдруг Бутуз. – Коли не может беременная сама защититься, то что тебе за докука?

− Бутуз! – окрик бичом разорвал застывший воздух.

Домовой вдруг съежился, вобрал голову в плечи и тихо проскрипел:

− Прости, матушка, забылся… Я пойду?

− Иди, − Зарнице было не до проштрафившегося домового. Она даже спать перехотела.

Перед ней стояла дилемма: прямо сейчас начать прочесывать город в поисках ведьмы, способной на такое злодейство, или сначала отдохнуть. С одной стороны, часы времени не остановить, и каждая песчинка приближает к катастрофе. С другой – кто знает, что случится, если у неё не останется сил противостоять врагу? Недооценивать кромешников и тех, кто приходит из-за темной границы, она давно разучилась.

Но прежде, чем прочесывать город, Зарница решила поискать следы колдовства еще в одном месте – в доме самой Вересовой.

Интернет услужливо подсказал, что она совсем недавно, около полугода назад, купила небольшой коттедж в пригородном поселке. Он считался довольно престижным, и цены на дома не радовали. Но, благодаря этому, у Зарницы появился шанс.

На следующем занятии она пожаловалась, что давно хочет съехать из шумного и пыльного города, полного суеты. И мечта поселиться в собственном доме с большой и светлой мастерской вот-вот осуществится, загвоздка в самом доме:

− Понимаете, близость к городу – решающий фактор. Да и сам дом должен быть комфортным. Ну, вы же понимаете? Вода там, отопление не печное, канализация… Нет, можно, конечно, купить что-то в деревне, а потом перестроить «под себя», но это же столько мороки! Да и управляющие компании – это же ужас какой-то!

Вересова купилась. Поняв, что ученица обладает необходимыми средствами, она порекомендовала тот же поселок, в котором жила сама:

− Совершенно проблем нет! Конечно, если есть деньги.

В результате Зарница договорилась посмотреть дом и поселок, чтобы понять, подходит ли ей место.

Оно подходило. Зарница помнила рощу, что много-много лет назад стояла на месте коттеджного массива. Березовая. Светлая. И поселок оказался таким же. Просторным. Уютным. Вдоль идеально ровных дорог сидели березки, но не дикие, как много-много лет назад, а специально выведенные, сортовые. Одинаковые дома кокетливо выглядывали из-за ажурных заборов, но каждый имел свою изюминку: один утопал в цветах, возле другого зеленел идеальный газон, а рядом с третьим махала крыльями декоративная мельница.



Лена Кутузова

Отредактировано: 02.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться