Тайна "Кукольного дома"

Размер шрифта: - +

8

Новости у неё оказались не слишком хорошими – беременная подруга легла на сохранение. Ничего мистического в этом не было, но Зарница воспользовалась случаем помочь, тем более, что страница тут же запестрела разными «народными методами». От реальных, до бредовых. Со стороны то, что девушка посоветовала, можно было отнести ко второй части:

− Пусть возьмет пояс мужа и носит.

− Да, я тоже такое слышала, − поддержала Зарницу еще одна форумчанка, − но его надо не снимая носить!

− Что, и ночью?

− Даже в душе! – подтвердила Зарница.

− Но это же неудобно, да и под платьем ремень виден будет!

− А зачем именно ремень? Любой пояс сгодиться!

− Так ведь нет другого! – удивлялись собеседницы.

−Едрить! – не выдержала Зарница, − резинку у него из трусов пусть вынет, и наденет!

Если с выкидышем она ничего не могла поделать, то с остальным… Отдых откладывался. Как и занятия. Заработок таял в туманной дали, и Зарница пообещала, что и это вещевке припомнит. Только поймает.

Ночь прошла перед экраном. Только под утро Зарница позволила себе прикорнуть пару часов, но как только отблеск восходящего солнца осветил небо, завела машину.

«Березовый рай» встретил сонной тишиной. Люди только просыпались, и до того момента, как они выгонят своих железных коней из гаражей, оставалось не меньше часа.

Охранник на въезде тоже клевал носом. Пропуска или приглашения у Зарницы не было, но на грани времени магия особенно сильна. Мужчина в темно-зеленой форме зевнул и нажал кнопку. Темно-синие ворота отъехали в сторону, едва слышно шурша хорошо отлаженным механизмом, а потом столь же тихо вернулись на место. Охранник даже не заметил происшедшего. Он улыбался, видя во сне что-то очень приятное.

Вересова не ждала гостей. Растерянный, сонный взгляд следил за Зарницей, пока она шла от ворот к дому.

− Что-то случилось?

− Да, нам надо поговорить. Это важно.

Но хозяйка не желала принимать никого в такое время. Она попыталась заступить Зарнице дорогу, но та просто отодвинула её в сторону.

− Я вызову охрану! Или позвоню в милицию! – возмутилась Вересова.

− Как будет угодно. Но только после нашего разговора. Поверьте, у меня тоже нет никакого желания устраивать разборки ни свет, ни заря. Но вы не оставили мне выбора.

Вересова вошла следом за незваной гостьей в большую комнату, предназначенную для приема гостей.

− Присаживайтесь! – Зарница не собиралась уступать инициативу. Воздействовать на растерянного человека гораздо легче.

И Вересова послушно уселась на мягкий стул.

− Взгляните, − Анна протянула ей телефон, на экране которого улыбалась молодая пара, − Узнаете?

− Да. Они у меня куклу купили.

− А помните какую? Дашеньку. Куклу, в которую вы подселили душу нерожденного ребенка.

− Что за бред… - уставилась на Зарницу Вересова.

− Бред? А вот эту женщину узнаете? А вот эту?

Она листала фото, каждое показывая растерявшемуся мастеру.

− Только не говорите, что не помните лица тех, у кого брали волосы для ритуала. Я вам даже имена этих кукол назову.

− Все, я звоню в милицию! – вскочила хозяйка дома.

− Сидеть! – скомандовала Зарница, и Вересова рухнула обратно на стул. – И не пытайтесь встать. Не пытайтесь, я сказала. Все равно не получится. Светлана! Ну неужели вы сами не поняли, что делаете что-то не то? Неужели ни разу не поинтересовались, что происходит с семьями, в которые пришли эти ваши куклы, а главное – что сталось с беременными? Нет? Ну, так я скажу – ни один ребенок не родился.

− Кто вы? – голос Вересовой едва звучал в огромной комнате.

− Не важно. Главное, я еще могу помочь вам. И тем, кого вы не успели убить. Не вздрагивайте, я просто называю вещи своими именами.

Зарница замолчала, давай возможность Вересовой осмыслить происходящее.

− Я ведь не просто так вчера спросила, уютно ли вам в этом доме. И вы замешкались с ответом… И я знаю, почему.

Она подошла к иконостасу. Женщина со старинной картины смотрела грустно и строго, словно не одобряя действия ни хозяйки дома, ни её незванной гостьи. Зарница отвернулась.

− У вас тут икона намоленная. А они колдовских ритуалов не приемлют, тем более тех, что с навью связаны. А ей здесь разит просто. Признайтесь – слышали шорохи? А голоса?

Вересова побледнела:

− Плач детский…

− После этого и лампадку купили, да? И гасить не позволяли, свечи жгли… Да только без толку. Иконы, конечно, от нави защитят, но ты сама ворота открыла. И то, что кукол унесла, тоже делу не поможет. Они там мастерскую отравляют, а здесь – твои ритуалы дом тому миру отдают. Лучше сама расскажи, что и как делала. Если мне гадать не придется, быстрее справлюсь, замолчат голоса. И призраки уйдут.

Вересова облизала пересохшие губы, но когда попыталась что-то сказать, из горла вылетел только тихий хрип.

− О, да тут печать! – удивилась Зарница и отошла к иконам.

Среди них она безошибочно нашла освященные в церкви и развернула их ликами к стене:

− Не смотрите пока. Не для ваших глаз.

Особенно бережно она отнеслась к старинной иконе:

− Дом этот под твоей защитой, но прости, пока я тут похозяйничаю, потом мой след выметешь.

После этого Зарница обхватила сзади шею Вересовой и, приникнув губами к затылку, быстро зашептала старинный наговор, отпирающий запертое, размыкающий замкнутое и освобождающий скованное.

Вересова закашлялась. Сильно, надсадно, словно пыталась выплюнуть что-то крупное, застрявшее в горле. В панике она попыталась вырваться из рук Зарницы, но та только крепче сжала пальцы, не позволяя нарушить должный черед действий.



Лена Кутузова

Отредактировано: 02.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться