Тайна маминого дневника

Дневник. 9 августа

Вчера я проснулась в полдень. Антон еще спал, и я решила, что могу позволить себе поваляться на пляже. Но на всякий случай я прихватила с собой диктофон. И он мне, как всегда, пригодился. Мне удалось подслушать разговор жен двух знаменитых артистов о домашнем облике их мужей.

Оказалось, что не только мне нравится загорать в самый солнцепек. На пляже собралось немало народа. Наверное, потому, что все только попросыпались.

Немного позагорав, я искупалась. Море помогло мне позабыть о моей боли и тревоге. Но ненадолго.

Когда, вдоволь нанырявшись, я вернулась к своему шезлонгу, на пляж пришел Дима в компании силиконовой брюнетки из вчерашнего трио. Заметив меня, он сразу подошел.

- Привет!

- Привет, - как можно равнодушнее ответила я и легла на живот, не в состоянии смотреть на них. А они, как назло, расположились на соседних шезлонгах.

Дима познакомил нас с Аллой Колбасиной. Она одарила меня высокомерным взглядом и проворковала, как героиня дешевого банального фильма:

- Димочка, ты не натрешь мне спинку кремом для загара?

- Нет проблем.

Похоже, он с удовольствием принялся выполнять ее просьбу. А она стала издавать такие звуки, как будто он массировал ей совсем не спину. Я сразу же представила их в постели и почувствовала, что если не искупаюсь, меня просто стошнит.

Когда я вставала с шезлонга, Дима оглядел меня с ног до головы так, что мое тело опять загорелось от желания и готово было умолять душу простить ему все. Ну, чего спрашивается, ему смотреть на мои неполные восемьдесят, если перед ним лежат все сто двадцать?

Я заплыла достаточно далеко, но он все равно вскоре догнал меня.

- Не понимаю, как можно не искупаться в такой воде, - сказал он.

- Ты очень огорчен тем, что твоя подружка не хочет поплавать?

- Конечно, я выплакал целое море слез.

- Мне кажется, ей бы больше хотелось, чтобы ты повел ее не на пляж…

- Ревнуешь? – усмехнулся он.

Меня шокировал его вопрос, но я не подала виду. Сначала я хотела возразить, но вовремя остановила себя и решила действовать его же методами.

- Конечно! А как же, дорогой?

- Можешь не ревновать. Она меня не привлекает.

- А что произошло? Проблемы?

- А, по-твоему, если мужчину не привлекают все женщины земного шара, у него уже проблемы?

- Ну, такие женщины, как Алла…

- Какие такие?

- Просто истощающие сексуальную энергию, - я повернула к берегу. Он тоже.

- Ничего себе! Ты чувствуешь ее…

- Прекрати! Ты понял, что я имею в виду!

- Нет. Потому что мне кажется, что всю сексуальную энергию на побережье истощаешь ты.

От его слов я подавилась соленой водой. Слава Богу, мне удалось достать дно ногами.

- И вот это привлекает меня в тебе больше всего, - он подошел ко мне очень близко. И на этот раз мне показалось, что уже закипает не озеро, а целое море.

- Что?

- Сочетание целомудренности и сексуальности.

Вспомнив о наших прошлых опытах в воде, я направилась к берегу.

- Кристина, как насчет того, чтобы провести этот вечер вместе?

Он впервые пригласил меня побыть вдвоем не потому, что ему это было выгодно, а потому, что он захотел этого. Мне захотелось разреветься, как трехлетней девочке, которая не может получить желаемое. Мне так хотелось ответить ему согласием, но я понимала, что если соглашусь, опять буду мучаться и страдать, а он снова заменит меня той, которая будет под рукой.

- Извини, но я на работе. И мне уже пора идти.

И я ушла. Что поделаешь, такова жизнь. Иногда, даже если очень любишь, лучше и правильнее – уйти.

 

Вечером мы с Антоном отправились на просмотр фильмов-номинантов. Я надела простой длинный сарафан желтого цвета и заплела косичку. В таком виде я кардинально отличалась от всех присутствующих на фестивале женщин. Но меня это не смущало, а наоборот.

Пока я общалась с одним из организаторов фестиваля, Антон искал для нас свободные места. И нашел он их возле Дмитрия Клинкова. И это неудивительно, потому что, как я выяснила позже, оказалось, что Дима занял их для нас.

Весь фильм Дима смотрел не на фильм, а на меня. И его взгляд на меня действовал слишком возбуждающе. Он заметил это и стал наслаждаться моей реакцией на его сексуальный призыв. Ну что я могла поделать, если по телу побежали мурашки, волоски на руках встали дыбом, бешено заколотилось сердце, затвердели соски, участилось дыхание и стало невыносимо жарко?

От этого сексуального наваждения я словно сошла с ума. Мне захотелось, чтобы он почувствовал себя так же, как и я. Поэтому я посмотрела ему в глаза и, слегка погладив его бедро, прошептала:



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться