Тайна маминого дневника

Размер шрифта: - +

2

- Верка! – попросила Люба. – Одолжи мне, пожалуйста, свои золотистые босоножки!

- Ты же всегда считала их безвкусицей! И что это за блузка на тебе?

- Надина желтая блузка. Даже ничего.

- Бери. Только танкетку мне не сверни!

Надя оглядела сестру, одетую в джинсы, желтую блузку и золотистые босоножки, состоящие из нескольких ремешков.

- Конечно, это гениально придумано, вот только я не понимаю зачем.

- Что придумано? – не поняла Вера.

- Вот, глупая! – воскликнула Люба. – Я ведь оделась, как мама когда-то. Забыла, что мы читали в дневнике?

- Точно! – улыбнулась Вера. – Как это романтично. Прямо, как в мелодраме какой-то!

- Как в дешевой мыльной опере, - поправила Надя, - вот только вряд ли он это поймет…

- Конечно, если Верочка мозгами пошла в него…

- Да, ладно вам! – воскликнула Вера. – Конечно, он поймет! Ведь у них была такая любовь!

- Такая любовь, что он отказался от мамы, послал ее на аборт и с тех пор ни разу с ней не связался? – выпалила Надя. – Это у тебя в твоих сериальчиках все так просто!

- А ты? – спросила Люба у Нади. – Читаешь целыми днями свои заумные книжки! И чему они тебя научили? Сделали злой пессимисткой?!

Надя сжала губы, на мгновение зажмурила глаза и присела на край своей кровати, опустив голову и плечи.

- Я только что закончила читать Айрис Мердок… Там все рассказывается от имени главного героя. А в самом конце мы узнаем о тех же событиях из уст других героев. И вся книжка переворачивается с ног на голову. Каждый расценивает жизнь по-своему, и каждый со своей позиции прав…

- Вот я и хочу встретиться с ним, попробовать понять…

- И тебе не страшно?

Люба пожала плечами:

- Немного…

- А я так боюсь, что он не такой, каким его рисует Веерка… Я так боюсь, что мы причиним боль не только себе, а и маме…

                                         ♥

- Никогда не видел тебя такой нервной, - заметил Максим, когда они с Любой подошли к дому Дмитрия Клинкова.

Люба заставила себя унять дрожь и повыше поднять голову.

Через мгновение после того, как Максим позвонил в двери, на пороге появился сам Дмитрий. Люба замерла, глядя на него снизу вверх, и ей как никогда захотелось плакать. У него такие же серо-зеленые глаза, как у Веры и Нади. И они как-то необычно смотрят на нее. Неужели, он заметил?

- Добрый день, - Максим прервал немую сцену. – Мы из редакции журнала «Я – женщина»…

- Да, я догадался. Проходите.

Люба присела на краешек кресла, хотя привыкла устраиваться поудобнее. У нее из головы повылетали все заготовленные вопросы, хочется просто прошептать: «папа» и расплакаться, как маленькой девочке.

Но интервью начал сам Дмитрий.

- Значит, Любовь Софийская. Очень красивое имя.

- Спасибо. Откуда вы знаете мое имя?

- Я же готовился к интервью.

Значит, он не очень изменился.

- А твоя мама случайно не Кристина Софийская?

- Да. А вы с ней знакомы?

Он как-то слишком грустно улыбнулся и опустил глаза. Любе вдруг захотелось обнять его.

- Когда-то встречались…

Когда-то встречались… Девушке захотелось плакать, кричать, кусаться, но она даже не пошевелилась.

- А сколько тебе лет?

Неужели догадывается?

Люба решила отвечать так, как отвечала бы на ее месте Верочка.

- Это не имеет значения. Не волнуйтесь. Я - корреспондент молодежных страничек. А молодым интереснее читать интервью, которое провел их ровесник. Понимаете, подростков и взрослых интересуют совершенно разные вещи.

- Вас – свидания, а нас – виниловые пластинки и вставные челюсти, так что ли?

Люба не смогла не улыбнуться, и ей сразу же стало намного спокойнее и уютнее.

- Не совсем.

Дмитрий вдруг перестал улыбаться, задумался и спросил:

- А мама знает об этом интервью?

- Конечно. Кто бы меня еще аккредитировал? Хотя она не очень хотела, чтобы я брала у вас интервью, думала. Вы не согласитесь со мной общаться.

- Да? И почему же?

- Она все еще считает меня маленькой девочкой.



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться