Тайна маминого дневника

4.

Когда Максим закончил рассказывать очередной анекдот, зазвонил его мобильный телефон.

- Да? Привет, мам. Хорошо. Да. Ладно, через полчаса буду.

-Уже уезжаешь? – с сожалением спросила Вера.

- У меня сестричка заболела. Надо еще в аптеку съездить.

- Пусть выздоравливает.

- Спасибо. Я позвоню.

- Пока.

- Черт! – воскликнул Паша. – Я ведь обещал заехать к другу! Совсем забыл!

- Вы все хотите покинуть меня? Кто еще что забыл? – улыбнулся Дмитрий.

Парни попрощались с девушками и пожали на прощание руку Дмитрию. Люба немного огорчилась, когда Паша сказал, что уходит, но ее настроение снова поднялось после того, как он подмигнул ей на прощание.

- Вот мы и остались почти в женском коллективе, - улыбнулся Дмитрий. Девушки рассмеялись, наслаждаясь компанией отца.

Даже у Нади поднялось настроение, и она поняла, что тоже всю свою жизнь ждала именно этого дня. Но когда она ощутила себя слишком счастливой, в кафе вошел Руслан в обнимку с симпатичной блондинкой. А Надю он даже не заметил. Не заметил, что она сидит и смотрит на него, что он испортил день, который мог бы стать самым счастливым в ее жизни. Вот так всегда. Судьба дарит людям счастье, но сразу же его отбирает.

Люба заметила, что настроение Нади резко изменилось, и проследила за ее взглядом.

- Сегодня самый счастливый день в моей жизни, - призналась Вера. – Я всегда мечтала встретиться с вами. А теперь я буду сниматься с вами в одном фильме! Надо же, чтобы я была похожа на вас!

- А Люба сказала, что ты похожа на папу, - Дмитрий словно подумал вслух, не собираясь произносить свои мысли. Воцарилось напряженное молчание. Люба сжала под столом руку Нади. Но беспечная Верочка, как всегда не заметила напряженности.

- Я так не хочу, чтобы этот вечер заканчивался! – улыбнулась она.

- А кое-кто, похоже, умирает от скуки и думает: «Что я делаю рядом с этим актеришкой преклонного возраста?» - Дмитрий подмигнул Наде.

- Вовсе нет, - улыбнувшись, запротестовала Надя.

- Просто несколько минут назад сюда вошел ее возлюбленный с какой-то потрепанной Барби, - объяснила Люба.

Надя ударила сестру под столом.

- Если он пришел сюда с ней, это еще не значит, что он любит именно ее, - сказал Дмитрий.

- То есть вы ходите с одними, а любите другую? – спросила Надя.

- Я ведь говорил не о себе.

- Не понимаю, как вы, мужчины, так можете.

- Легко винить во всем мужчин. Но неужели ты думаешь, что женщины причиняют мужчинам меньше страданий?

- Всегда хуже женщине. Вам-то что? Девственность теряем мы, рожаем мы!

- Надя! – воскликнула Вера, остановить сестру, но Люба сжала под столом ее руку.

- Вы точно так же ответственны за это, как и мы. Только женщины почему-то привыкли всю вину перекладывать на мужчин.

- Вам легко говорить. Но когда женщина вдруг забеременеет, вы легко можете сбежать от нее!

- Легко? Для настоящего мужчины это совсем не легко. И ни в коем случае нельзя обобщать.

- А откуда вы все это знаете? Вам почти сорок лет, а вы до сих пор не женаты! И, скорее всего, никогда никого не любили!

Снова воцарилось напряженное молчание. На этот раз его ощутила даже Верочка. Всем стало понятно, что эта немая сцена перевернет их жизни.

- Любил… - наконец произнес Дмитрий. – Когда я был уже довольно известным актером и почти уверился, что любви на свете нет, я встретил необыкновенную девушку. Она совсем не пыталась произвести на меня впечатление, она всегда была сама собой. У нее были очень нежные пальцы и теплые глаза. Мне нравилось просто находиться с ней рядом. Мы, ничего не обещая друг другу, просто были счастливы вместе. Она совсем не пыталась привязать меня к себе, она понимала, как важно для меня быть свободным. Но так вышло, что она забеременела. Никто из нас не был к этому готов. Но она решила все за меня. Сказала, что сделает аборт. Честно говоря, это меня задело. Она сказала об этом именно в тот вечер, когда я хотел признаться ей в любви. Я почувствовал себя старомодным дураком. Я был ошарашен и зол. Она ушла, а я даже не задержал ее. Я тогда напился и стал жалеть себя. Я понял, что она меня совсем не любит. Но я полюбил ее и в какой-то момент понял, что готов рискнуть. Что готов завоевать ее любовь, пожертвовав даже собственной свободой. Я купил цветов… С тез пор ненавижу цветы! Из-за них я опоздал в больницу Ее не было в приемной, а в операционной была другая женщина… Тогда мне казалось, что мир – это длинный больничный коридор, и я в нем один. Сейчас я понимаю, что, может быть, должен был поддержать ее, несмотря на то, что она сделала аборт. Ведь она не знала, что я хочу этого  ребенка… - Дмитрий смахнул непрошенную слезу и улыбнулся трем плачущим девушкам.

- А если она тогда не сделала аборт? – чуть слышно спросила Люба.



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться