Тайна Некроманта

Размер шрифта: - +

Глава 3

Маленькая дурочка, не связывайся со мной. Никто не связывается. Признаюсь, я благосклонен к тебе. Пока что
Эти слова проигрывают в голове многократно. Словно заезженная пластинка. Трудно думать. Очень трудно думать. Кадавер решил устроить войну? Хорошо. Но только по моим правилам. Никаких привязанностей. Элли, ты обещала, что прекратишь свои выходки. Остановись. В тюрьме слишком плохо. Самомнение не стоит того. Устала. Хочу выспаться. Медленно бреду в направлении своей комнаты. Весь день не ела. Под ложечкой сосет дико. Если бы я нашла в себе силы бороться. Если смогла бы противостоять ему. Лишь ощутив руками мягкий матрас, упала и крепко заснула. 
Ночь. 
Проснулась при кромешной темноте. Нащупала подсвечник и зажгла его. Чарли говорил что-то про Светлую магию? Слышала, есть места, где нет войны, где живут дети и жены солдат. Догадка оказалась на поверхности. Нужно каким-то образом научится обороняться и сбежать в такое место. Заберу Чарли. Не обсуждается. Жить в замке - чувствовать себя в клетке. Самой настоящей. С надзирателем в виде «старого друга» отца. Бред. Отец хотел сосватать меня графу, чтобы наконец избавиться от надоедливой дочери и расширить земли. Он думал лишь о себе. Ведь если расширить земли, можно получить приличную сумму средств. Потолок очень красивый. Идея! Хватаю перо и листок. 
План побега из замка в нескольких этапах: 
1. Поговорить с Чарли насчет магии. 
2. Найти дополнительные входы\выходы. 
3. Вести себя как ни в чем не бывало. Т.е. пойти на сверх секретную встречу женского клуба. Пусть все думают - я сдалась. 
4. Получить карту. 
5. Составить стратегию. 
6. Бежать. 

Поставив точку, с неудовольствием обнаружила, что баночка для чернил разлилась. Простыня покрыта черными пятнами. Сорочка в том числе.  Попрошу горничную сохранить в секрете мои действия. План получился немного наивный, но являлся какой-то отдушиной. Спрятала листочек под матрас, а чернильницу в полог. Дело сделано. 
День. Приблизительно к Луне. 
Никто на завтрак не позвал. Пришлось идти самой. Иначе умру от голода. Оделась по-старому: серое платье, такие же туфли. Из волос сделала пучок. В зеркале мои глаза таинственно отсвечивали фиолетовым. Или показалось? Самодельная сумка оказалась нагружённой канцелярщиной и бутербродами (на всякий случай). День выдался теплый, летний. Небо без единого облачка. 
Высокая ива грустно закидывать плетки ко мне в окно. Красные птицы клевали на подоконнике. Может, действительно, только тут есть живность? 
На пороге встретила миловидную девушку, не поднимающую глаза. Будто в полу есть нечто такое интересное, что не оторвать взгляд. 
- Госпожа, - та присаживается в реверансе. 
Киваю головой и оставляю молоденькую горничную наедине. 
Настроение быстро поднялось. Хотелось танцевать и петь во весь голос. На поляне было удивительно мало народу. 
Срываю цветок и принимают его нюхать. 
- Прекрасный день, не правда? - рядом стоит Чарли, засунув руки в карманы. 
Ладонью закрываю глаза от солнца. 
- Еще какой. Садись. 
Малый прыгает рядом. Разглядывает мой цветочек и спрашивает: 
- Не хочу огорчать тебя, но слухи слишком далеко расползлись. 
Делаю ошарашенное лицо. Слухи? Боже. О чем? 
- Граф проявляет к тебе большее, нежели равнодушие. Он пристает? Говорят, дело движется к свадьбе. 
От души смеюсь. Долго. Редко всхлипывая. 
- Серьезно? Свадьба? Сам-то веришь? 
- Нет, - возмущенно отвечает Чарли. - Такие слухи. 
- Завтра, по слухам, я превращусь в дракона, - поделилась тайной. 
- Правда? - подыгрывает мальчик. 
С ним так хорошо. 
- Чарли. 
- Да? - обращается в слух мой друг. 
- Научи меня магии и мы вместе сбежим, - ожидала другой реакции. 
Чарли хмурится. Смахивая остатки веселости. 
- Элла, ты слишком далеко зашла. Тебе сказочно повезло, что граф самолично пришел и освободил. Я бы остыл. Трудно представить, каков Кадавер в ярости. Обычно он холодный, расчетливый тип. Повторюсь, если ты станешь для него не интересна - жизнь превратится в ад. 
- Я долго думала об этом. Лучше переоценить противника, чем недооценить. Прости, но так жить... сложно. 
Тут друг выпаливает: 
- Не работаешь. Сколько хочешь - отдыхаешь. Ешь съедобную пищу. Леди, уж не закушались вы? 
- Золотая клетка, - бормочу. 
- Хочешь вернуться в тюрьму? 
- Нет!! 
- Прекращай думать о побеге. Опасно это. Лучше займись вышивкой. 
- Издеваешься? - возмущаюсь. - По-твоему, я какая-нибудь кисейная барышня? 
- Шучу, - толкает Чарли в бок. 
Сижу обиженная, пока он обхохочется. 
- Не могу... Прости... Выше моих сил...
Закатываю глаза, встаю и ухожу. 
- Элла!!
Внутри все сжимается. Прекрати. 
- Просто пошутил. Ну что ты хочешь? - Чарли бежит рядом. Отстает. 
- Ладно, помогу.
Закусывают губу и набираю побольше воздуха. 
- Приходи вечером в сад. Буду рядом с жирафом. 
- Спасибо, - тихо благодарю. 
Он махнул и унесся.

День. После полудня. Стрелка движется к Венере. 
Жизнь - сплошная череда разноцветных полос. Черных. Белых. Причем мелькает с такой частотой, что кружится голова. Вот и сейчас, пробегая мимо арки, я с опаской глядела на часы. Мероприятие, на которое меня любезно пригласили двое новоиспеченных подруг, вот-вот начнется. Если опоздаю, то покажу себя в худшем свете. Лили выскочила прямо навстречу и мы, ударившись всем, чем можно, упали на землю. 
- Ты куда? - спросила Лили, потирая ушибленный лоб. 
- На встречу, - ответила не задумавшись. 
- А, - она заколебалась. - Проходи. Я как раз шла за тобой. 
- Опоздала? - спрашиваю. 
- Немного, - на щеках девушки образуются ямочки. 
Отряхнула платье, поправила прическу и вышла к маленькому декоративному столику за которым сидели три незнакомые девушки и Эл. Плющи обвивали стол. Благоухали розы. На белых чашечках с чаем (или чем-то другим) нарисованы толстые ангелочки. Края чашек покрашены в золотой. Красота. 
- Привет, это - наша новая знакомая. Элла, - Лили зашла под навес из лоз. 
Три девушки смотрели странно. Самая высокая что-то прошептала другой, тощей и бледной. 
- Мы пьем розовый чай, - светилась от счастья Эл. - Присоединяйся. 
- Спасибо, - может, нужно было попросит у графа другое платье. Определенно нет! Как такая мысль вообще могла прийти в голову?! 
Чай невероятно вкусный. Сливки образовывали круг и закручивались спиралькой внутрь. Волшебство, подобное магии Чарли. 
- Слышала, ты недавно приехала, - начала высокая. 
- Да, - робко отвечаю. 
- Как устроилась? - делает глоток тощая и бледная. 
- Нормально, - эти девушки презрительно пялятся, немного неловко. 
Затем тишина. Слышен звон ложек. На столе стоит блюдечко с пирожными, покрытыми зеленым кремом и засахаренными орхидеями. Но брать, почему-то, не хочется. 
- Я - Жизель, - представляется тощая и указывает на высокую. - А это Коралина. 
- Элла. 
- Недавно мне сшили такое потрясающее платье, - хвастается Лили. - Голубое, как небо. Белая фата напоминает облака. 
Она мечтательно закрывает глаза. 
- Неужто кавалер? - язвительно спрашивает Жизель. 
Лили кивает. 
- Правда? - Эл и Коралина на радостях обнимаются. - Здорово. 
- А ты чем увлекаешься, Элли? - интересуется Жизель. - Что за кровоподтек на шее? 
Молча ставлю чашку и со вздохом: 
- До этого интересовалась книгами, теперь не знаю. 
- Книги, - строит отвращенное лицо Жизель. - Скукотища для стариков. Лучше радуйся жизни, пока молода. Выбирай платья, меняй ухажеров. Потом будет поздно. 
- Лучше поздно, чем никогда, - резонно возражает Лили. 
Больше всех мне нравится именно она. 
- А кровоподтек-то откуда? - пискнула Эл. 
Часто моргаю. Им доверять нельзя точно. 
- Ударилась. 
- Ну-ну, - фыркает Жизель. - Вы с графом в отношениях. 
Если бы смогла, то немедленно закатила глаза. Ага, ненавистических. 
- Нет никаких отношений, - спокойно произношу. - Не было и не будет. Он - плохой человек. Жестокий, циничный... 
Леди мгновенно затихли, перестали копошиться. И вдруг, резко поднесли пальцы к губам. 
- Ты что? Граф все слышит. 
Осматриваюсь и заявляю:
- Нет, - под испуганные взгляды отпиваю чай. - Не слышит. И еще, больше никаких сплетен обо мне с ним, идет? 
Неуверенно мотают головами. 
- Идет? 
- Да-да. 
- Ты храбрая, - выдает Коралина. 
- Скорее, глупая, - Жизель скрестила руки на груди. - Умный человек  не стал бы соперничать с Кадавером. Тем более, женщина.  
- Я даже когда-то влюбилась в него, - с тоской сказала Лили. - Но он интересовался лишь исследованиями. 
- Исследовании чего? - хмурюсь. 
- Биологии, - хором выпалили все. 
- По крайней мере нам так сказали, - задумчиво продолжила Эл. - На самом деле, граф практически не появляется на людях, а если и появляется, то все расходятся. Интроверт, что говорить.
- Понятно, - стараюсь скорее завершить разговор. 
- Завтра мы меряем платья для бала. Хочешь - иди с нами. 
Какого бала? Платье, на самом деле, не помешало. 
- Пойду. 
- Значит встречаемся у центральных ворот и едем в деревню к портному. 
Надо записать, чтобы не забыть. Солнце уходило к закату. Вспоминаю про обещанные Чарли тренировки. 
- Я должна идти. 
Девушки, почти не замечая, кидают в след. 
- До встречи. 
- Пока. 
Вечер. У жирафа. 
Жираф - такой куст вырезанный в форме животного. Он практически на обрыве к Северному морю. Поэтому долго искать не пришлось. Летают чайки. Волны бьют о прибрежные камни. Этот шум поразительно успокаивает. Приятно смотреть на розовое небо с травы. Я легла. Глаза медленно закрываются. 
- Эй, Спящая Красавица. 
Чарли! 
Тру лицо и всматриваюсь в ухмыляющуюся физиономию юноши. Ткнула его локтем и встала. 
- Практика или теория? - спрашивает он. 
Легкий вопрос. 
- Практика. 
Чарли хитро улыбнулся. 
- Не угадала. Теория. 
Улыбаюсь в ответ. 
- Сначала нужно понять, способна ли ты к магии. Если да - какой? - деловито оглядывая пространство рассуждает друг. - Я постараюсь проникнуть в твое сознание, чтобы понять это. Для чего необходимо максимально расслабиться. 
Вдох. Выдох. 
- Специально место нашел? - пришла догадка. 
- Да. Ложись, - он укладывает меня и себя, затем просит закрыть глаза. 
Послушно выполняю. Теплая ладонь оказывается на лбе. 
- Ничего не говори. 
- Слушаюсь. 
Проходит минута. Хочется чесаться. Обязательно. Как назло! Тело просит развернуться, подвинуться, согнуть ноги или руки. Вскоре всякие ощущения пропадают. Я падаю! Боже. Я падаю! Но не могу пошевелиться. Звезды, фиолетовый, яркий свет. Боль пронзает запястье. Клон. Странная фигура, мечущаяся между двумя мирами. Спокойный взгляд, самое поразительное - мой. Тяжелый камень. Полумесяц. Босые ноги. Опять звезды. Хочу освободиться, кто-нибудь, помогите! 
- Открывай глаза. 
Никого рядом нет. Голос звучит далеко. Я все-таки нахожу в себе силы выйти в этот мир. 
Чарли нашла не сразу. Он сидел по направлению к морю, скрестив ноги. 
Подбегаю. Под ступнями словно образовались иголки. Очень больно. 
- Чарли. 
Малый переводит пустые глаза. 
- Прости, не смогу помочь. 
- Почему? - всю трясет. 
- Ты не Светлая. Хуже. 
Побледневшая, стараюсь растормошить его. 
- Ясновидящая, чёрт возьми, ты видишь духов! Способность не сильная, но редкая. Не боевая. Зато ценная. Отныне, буду называть тебя Глаз. 
Перекручиваю варианты прозвища другу. 
- Хорошо, конопатый, - смеюсь. 
- Не идет. 
Он оттаивает. 
Звезда, веснушка, светляк... Светляк! Озвучиваю. Смеется, но соглашается. 
- Научу обороняться мечом, пользоваться луком и щитом. А также не подчинятся Воздействию. 
- Здорово! 
- Приходи завтра к Марсу. 
***
На обратный путь трачу много усилий. Жираф стоит на холме, а в темноте добираться назад невыносимо. Обязательно какая-то колючка зацепится. Также нужно бесшумно проходить мимо стражников. Иначе найдут и тюрьма. А это - не вариант. Сложно факелы поставить? Не понимаю. Никогда не понимала. Зачем, хруст, так глупо, хруст, использовать огонь? От очередного хруста падаю в кусты с шипастыми ягодами. Сдержать крик невыносимо. Кричу, уткнувшись носом в траву. Не помогает. Сжимаю шип в правой руке, таким образом перенося болезненные ощущения. Струйка теплой крови быстро сбежала до локтя, прежде, чем упасть. Может, девушки правы - лучше быть беззаботной куклой, думающей лишь о нарядах. Не будет боли, не будет синяков, лишь ровная фарфоровая кожа. Тупые две пропасти, называющиеся глазами. Отлично! Ворота закрыты. Плетусь к черному входу. Приоткрываю дверь. 
- Эрик, прекрати. 
- Но отец. 
- Никакого яда. Если умрет граф - мы вместе с ним. 
- Ты - его ходячая марионетка, - выплевывает (как я догадалась, сын). - Жалкое ничтожество. Если умрет этот жуткий тип - мы свободны. Не будет больше никаких Некромантов. Мир избавится от целой ветви черной магии. Армия захватит все. 
Куда опять я влезла? В голове усиливается звон. Вижу парня: молодого, амбициозного. Он смеется, но вдруг... что-то случается. Девушка. Она умерла. Сейчас же прекратись! Картина всплывает совершенно иная - виселица. Затем огонь. 
Громкий шум. Боже, я уронила задвижку! 
- Вон она! 
Перескочила через черную кошку. Повезло, благодаря темноте есть где спрятаться. Вокруг черенки и дрова. Закрываюсь в большой плетеной картине. 
Вносится тот самый мужчина. Сын. Он останавливается. 
- Выходи, тварь, иначе хуже будет. 
Сглатываю. Выступают капли пота. Остается лишь протереть нос. 
- Ты ведь девочка, верно? Такая невысокая, светлая. Знай, я видел тебя. Фред объявил охоту. 
Что?! Фред жив?! 
- Я поклялся вернуть ему тебя живой и невредимой, - сплевывает. 
Разбилась посуда. 
- Но теперь сильно сомневаюсь в последнем. Вылезай! 
Открывает одну корзину за другой. Мамочки. Его останавливает запыхавшийся отец. 
- Сын, мы не уйдем, сюда идет сам Кадавер. 
- А ну в сторону, - пихает "сын". - Это все ты виноват. 
Вмешивается чужой голос с резкой, холодной интонацией. 
- Вам тоже не спится, господа, или подрабатываете горшками? 
Знакомый голос. Язвительный такой. Граф в своём репертуаре. 
- Простите нас: меня и моего сына, - умоляет старик. 
- Я и не прошу прощения, козёл. 
Интересно, что за этими словами последует. Крик. Нечеловеческий. Внутренне сжимаюсь. От нервного напряжения стучат зубы. 
- Пощадите, - сдавленно просит сын. 
Выглядываю и ужасаюсь. Лицо графа - непроницаемая, безжалостная маска. Острые скулы. Аристократический профиль. Надменный взгляд. 
- Прошу, господин, - стоит на коленях отец. 
Зеленый амулет пульсирует. Почему? Но самое интересное - меня к нему тянет. Какой-то непонятной, мистической силой. 
- Смерть - это благословение. 
Сейчас чихну. Правда. И конец. 
- Эрик умрет в любом случае, - отрезает Кадавер. - Хотя бы потому, что угрожал. 
- Он все слышит
Недавняя фраза приобрела новое значение. Со всей силы закрываю нос. 
Глухо падает тело старика. 
- Кто такой Фред? - хватает граф молодого человека за шкирку. 
- Не знаю. 
Повторный крик. 
- Ладно-ладно, новый лорд Северной Равнины. 
Карл мертв. Отец тоже. Теперь уже точно. 
- Что он хочет? 
- Забрать свою сестру, - сиплый стон. - Леди Эллион. 
- Повешу твою голову над камином, - смеется Кадавер. 
- Умоляю. 
- Поздно. 
Шея оказывается свернута. Вскрикиваю и ударяю себя. Сдурела? Он услышал, разумеется. Висит напряжение. Обрывает лишь: 
- Подслушивать нехорошо, - воркует этот страшный человек. - Выходи уже. 
Ага, сейчас. Уже собралась. 
- Элли, прекрати, сама знаешь, со мной такие игры не прокатят. Хорошо, - он закрывает рукой глаза, другую поднимает вверх. - Без зрения нахожу номер корзины. Он указан под твоими ногами. 
5. Номер корзины - 5. И да, под моими ногами. 
- Пять, - чего следовало ожидать.
Открывает глаза, щурится. Подобно фокуснику хлопает в ладоши. 
- Ну же. 
Угадал. Открываю крышку и ступаю босыми ногами на пол. Когда пряталась - не заметила, какой холодный камень. 
- Сильно напугали? - делает шаг Кадавер. 
- Не подходите, - пячусь в угол. Дальше некуда. 
- Эти мужчины? 
- Вы! Только вы! - не время истерить, соберись. 
Граф спокойно преодолел разделяющее нас безопасное расстояние. Проще говоря, плюнул на личное пространство. 
- Опять себя калечишь? 
Прячу окровавленное запястье за спину. 
- Да! Какое вам дело? 
- Тихо. Успокойся. 
- Нет-нет-нет, - в следующее мгновение оказываюсь сжатой стальными руками. - Прошу, оставьте меня. 
- Тихо! 
Замолкаю. Слезы больше не подступают. Длинные пальцы теребят золотые волосы. 
- Красивые, - граф явно любуется. 
- Отрежу, - грожу. 
- Только попробуй, - таким же мурлыкающим тоном парирует он. 
Шмыгаю носом. 
- Вы объявили мне войну. 
- Погоди, не сейчас, - утыкается носом в шею. - Перестань отталкивать. 
- Могу задать вопрос? - внезапно становлюсь смелее я. 
- Любой, солнце, - в это время кто-то продолжает изучать мои волосы. 
- Вы можете повысить Чарли - слугу, сына Крокуса? 
Граф пересаживает перепуганную меня на колено и всматривается. 
- Зачем? 
Впадаю в ступор. Действительно, зачем ему надо? 
- Чарли - друг. Хороший. 
Ничего умнее придумать не смогла. 
- Наивная моя, - водит большим пальцем по щеке, опускается к подбородку. - Не вижу смысла. 
Не могу же сказать, мол, ему ходить не в чем? Или "просто хороший человек"? 
- Граф Кадавер... 
- Теодор, - перебивает он. 
Слишком. Все слишком. Пытаюсь освободится, как ни странно, отпускает. Выглядываю в решетчатое окно. Одинокий мужик тянет бочку. 
- Элли, - опять все сжимается. - Не молчи. 
Значит правду хотите? 
- Монстр. Вы - настоящий монстр. Не боитесь убивать людей, делать с ними ужасные вещи. Вы одержимы! 
- Как и ты, - спокойно отвечает Теодор. - Теми духами, что окружают нас. Мы - последние. Темная материя. Не могу объяснить тягу к тебе, но она ненасытна, - встает. 
Бежать!
- Нет. Не убежишь. 
Выхода нет. Конец. Сдавайся. 
- Прошу, умоляю, отпустите. Отпусти. 
Граф понурил голову и отвел глаза. 
- Мы так похожи. Я тоже не сплю по ночам. 
Ждет реакции, которая наступает незамедлительно. 
- Я - не убийца. 
Смеется. 
- Я тоже. 
Он издевается? 
- Я - исследователь. 
Походу да. 
Наши лица слишком близко. Упираюсь лишь в дверь. И тут... случается невообразимое. Его губы мягко касаются моих. Почти незаметно. Но явно, по телу прошелся разряд. Так странно. Уйди! Закройся! Что происходит?! Соображать трудно. Мысли уносятся вдаль. Нет. Сдалась. Снова. 
- П-пожалуйста, - набираю воздуха. - Остановись. 
- Ты этого не хочешь. 
Да. Прав. Действия расходятся со здравым рассудком. Ноги слабеют. Меня осторожно сажают на одну из корзин. Как повести себя - не знаю. О таком лишь в книгах читала. Граф оказывается умелее и говорит: 
- Разрешаю дотронуться до себя. 
Ого. Неужели раньше никто этого не делал? 
Упираюсь ладонями ему о грудь. Он делается настойчивее. Пытаюсь ответить так же - не выходит. 
- Погоди, - отрывается. - Ты все можешь. 
Жить с братьями и не вырасти в один сплошной комплекс - невозможно. 
Смущенно краснею и прячусь дальше в темноту. 
- Нет-нет, - хрипло говорит он. 
Почему в платье жарко? 
Все начинается заново. Только теперь без сопротивления. По натуре, как давно поняла, я не лидер. Поэтому дала полностью контроль мужчине, ненавистного мной. Буквально растворяюсь в каждом нежном поцелуе. Этот человек бывает нежным. Каждое движение - ответственность. 
- Такая худая. Завтра прикажу накормить тебя побольше. 
Только этого не хватало! Никаких поблажек. 
- Не надо. 
- Закончим разговор в моей постели. 
Лицо покрылось краской. И рука инстинктивно оставила пощечину. Использовал. Наивная дурочка. Просто использовал. 
- Будьте прокляты! - за что? Что я сделала не так? - Больше не приближайтесь ко мне! 
Граф удивлен. Нет, ошарашен.  А теперь - время бежать. 
По пути наступаю на коричневый осколок горшка и, потеряв равновесие, упираюсь ладонями о кафель. Поднимаюсь. Грудь содрогается рыданиями. Лицо опухло, как и несчастная лодыжка. Стараюсь не шуметь, что бы не вызвать всплеск негодования у слуг. Лед. Необходимо приложить лед. В мыслях уже совершала расправу над собой. Тело не подчинялось абсолютно. Тогда и сейчас. Благо, комната оказалась рядом. Подпираю дверь стулом на всякий случай. Как же стыдно! 
В ту ночь я долго не могла заснуть.



Александра Меньшик

Отредактировано: 21.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться