Тайна Одолень травы и Праздник Ярилы летнего

ГЛАВА 3

ТАЙНА ОДОЛЕНЬ ТРАВЫ И ПРАЗДНИК ЯРИЛЫ ЛЕТНЕГО

ГЛАВА 3

Старый Филин сидел на ветвях вековой ели в глубине заповедного леса. В густой чаще, даже днём царили лёгкие сумерки, здесь ничто не тревожило его дневной сон. Мудрец и Хранитель, он помнил ещё те стародавние времена, когда эти деревья были ростками и шишками, с тех пор и охранял этот лес и покой его жителей. Но скоро великий Солнцеворот, пожалуют гости со всего белого Света. Как тут за всеми углядеть? Старик вздохнул и его коричневые перья с лёгкими крапинками седины поднялись великолепной волной, а огромные жёлто–зелёные глаза слегка приоткрылись под густыми бровями.

– Эй, Грон, ты всё дремлешь? – раздался неожиданно сбоку каркающий голос – Смотри, Солнцеворот проспишь!

– Теряю навык – подумал Грон – Тебе, что за забота, Чернец? Ты Ворон, твоё дело на страже днём стоять!

– Так я же об этом и забочусь, покой лесной потревожен, девчонка недавно тут объявилась у Прохора в гостях. Недобрый знак перед Праздником!

– Чего же недоброго здесь?

– Так в священную ночь опять на озере Лесном Одолень–трава зацветёт, со всех сторон белого Света примчатся его обитатели посмотреть на цветок редкий. Она же никому доселе не давалась в руки, да и лапы, и крылья кто только к ней не тянул. Вот только человечьих рук ещё не было. Одолень–трава ведь, как Женщина, сама выбирает с кем ей быть!

– А ты не тревожься Ворон, ей Воля дана, она сама и выбирать будет, а мы должны Справедливость поддержать, чтобы выбор этот никем, да ничем нарушен не был!

– Ну что ж, я предупредил, а ты решай, как быть, – Чернец резко взлетел вверх, захлопав крыльями, и тут же исчез в глубине леса.

Мудрый Грон снова прикрыл глаза и подумал, а ведь этот каркающий прав! Нужно быть начеку. Надо предупредить Хозяина – Лесовика, медведя Топтыгина и Белояра – вожака волчьей стаи.

Утром Арина проснулась рано. Тёплые лучики Солнца заглядывали в окно. Такие дни благодатные стоят перед Солнцеворотом – дар Богов Ро́дных. Бабушка уже ушла по своим делам.

Одолень–трава не шла у неё из головы. Так и стоял перед глазами загадочный цветок.

– Ох, что же это за сказы такие про Одолень–траву – подумала девочка, – нужно пойти к Ярославу, да расспросить его, наверняка он что-нибудь знает.

Сказано – сделано. Уже через полчаса Арина с берестяным лукошком для грибов шла через рощу к заветному лесу.

Перед огромными елями девочка низко поклонилась, поздоровалась, да попросила Лесного Хозяина в дом свой пустить.

Густой тенистый полог сразу окутал прохладой и пряными запахами хвои. Арина старалась идти аккуратно по тропинке в глубину леса, молоденькие боровики и подосиновики стояли прямо под деревьями вдоль дорожки. А вот и дубовая поляна. Ярослава она увидела сразу. Мальчик стоял неподалёку от Дуба. Рядом в земле был вкопан небольшой деревянный столб. Ярослав двигался вокруг него плавно, как будто журавлиной походкой, а потом резко поворачивается, протягивал руки и, Арина с изумлением заметила, что столб стал покачиваться. Хотя Ярослав к нему не прикасался.

– Ну, где ты там, выходи, раз пришла – мальчик повернулся и посмотрел на густую крону маленькой осинки, за которой пряталась девочка.

Арина вышла на поляну и сказала: – Здрав будь, Ярослав! Засмотрелась я, как странно ты двигаешься, словно танцуешь, да ещё и столб качаться заставляешь!

Мальчик засмеялся: – Я пока только учусь, умею немного. Это древние практики славян, вот дедушке моему равных мало найдётся в таком мастерстве. Что ж пойдём на заимку. Сегодня у тебя грибы в лукошке?

Прохора в доме не было, Арина зашла в горницу и сразу увидела кота, он сидел у печки и пристально смотрел на девочку. Она улыбнулась ему и присела на лавку возле окна. Кот медленно подошёл и запрыгнул к ней на колени.

– Смотри–ка, диво какое, Дорофей у нас независимый очень, а к тебе сам пришёл – сказал Ярослав, он уже успел умыться, сменить рубашку и прийти в дом с полным ведром воды, – самовар уже греется, скоро чай поспеет.

Дорофей осторожно уселся на коленях и посмотрел ей в глаза своим жёлтым немигающим взглядом. Арина любила кошек и с восхищением погладила бархатную серую шерсть, кот свернулся в клубок и довольно замурчал.

– Ну, вот и Дорофей тебя признал – сказал Прохор, он появился на пороге, словно ниоткуда и в глазах его плясали зелёные искорки веселья, – хорошо, что пришла, дочка. Пока Ярослав чай заваривает, поговорить с тобой хочу. Мала ты ещё, да не дитя уже, есть то, что знать тебе надобно. Слыхала ты про Любаву, дочь Настасьи?

– Да, дедушка, слышала, сестра это мамина старшая была, погибла она.

Арина вспомнила старую фотографию очень красивой молодой девушки, которую мама иногда доставала из шкатулки и задумчиво смотрела на неё, тень глубокой печали ложилась на её лицо, хотя она всегда была жизнерадостна и гостеприимна, под стать своему имени – Радмила.

Девочка знала, что давно в семье произошла трагедия и никогда ни о чём не спрашивала маму с бабушкой.

– Тётя твоя Любава первой красавицей и умницей на селе была, работа любая у неё в руках спорилась, никто лучше неё не умел узоры вышивать, да песни петь, одарил её Род щедро.

Однажды на тропинке у леса повстречала она молодца, хорош собой был! Высок, косая сажень в плечах, темноволосый, а на висках, будто прядки золотые, глаза чёрно–зелёные смотрят ласково и в них тоже искорки золотистые вспыхивают. Только одет чудно был, в чёрно–зелёные штаны, да рубаху такую же, у ворота золотом расшитую и пояс золотой. Любава такого отродясь не видывала.

– Здравствуй девица – краса ненаглядная – молвил незнакомец, – услыхал я пение твоё у реки и захотел увидеть диво такое, что как соловушка поёт.

– Здравия и тебе путник, только с незнакомцами я не разговариваю.

– Так давай познакомимся, меня Красимил зовут, я здесь гость проезжий, а твоё имя как?

– Любава я, живу здесь недалече, вон и деревня моя уже видна.

Так дошли они до околицы. Тут Красимил попрощался с ней, да говорит: – Рад был встрече нашей Любава, теперь жди меня в гости с дарами и почтением.

Поклонился он девушке и словно с глаз пропал, растворился.

Любава рукой по лицу провела, почудилось может всё это в солнечный июньский полдень.

– Ох, не к добру это! – подумала девушка – речи вежливые да сладкие у него, а на сердце тревожно стало, словно с нечистью повстречалась.

А на следующий день явился в дом Настасьи мужичок с ноготок, юркий, вертлявый, в коротком кафтане, да с седой бородой. И молвит: – Здравия тебе хозяйка, я посол от Царя – полоза лесного, пришёл твою девицу–красу Любаву сватать. Вот и залог принёс вам – и положил на стол браслет из чистого золота в виде змеи с зелёными глазками красоты невиданной.

– Полюбилась она Царю–полозу сильно. Осенью готовьтесь свадьбу играть.

Настасья с Любавой сознания чуть не лишились, а мужичок тут же с глаз пропал, только браслет золотой на столе сиял, да подтверждал, что всё сказанное чистая Правда.

С того дня в деревне дом их обходить стороной стали, как про Царя–полоза узнали. Настасья пыталась дочку спасти и в город ездила и к местным целителям ходила, да только везде ответ один был, что Царь–полоз решил, того изменить нельзя. Не уйти, не уехать девушка не могла. Змей приставил к ней слуг невидимых, стоило ей за границы окрестностей выйти, как стена из зелёных плетей перед ней вырастала. Любава только на реку ходить могла и подолгу сидела у обрыва, смотрела на воду. Что случилось тогда, досель неведомо. Но домой девушка к ночи не вернулась. А под утро нашли её люди у берега в тихой заводи Нежданки. Лицом вверх она лежала, и было оно белее снега, а глаза закрыты, словно спит. Я в дальних краях тогда был, да вернулся, когда трагедия эта уже произошла. Всё, что смог сделать, это обряд провести по обычаям предков, костёр–краду зажечь, а потом пепел от тела девичьего мы с Настасьей собрали, да в Землю Ро́дную, в лунку обережно поместили и посадили росточек берёзки белой. Так и стоит она на краю рощи, живая да белоствольная. А Дух Любавы чистый, да прекрасный с предками соединиться смог.

Ярослав и Арина молчали, потрясённые рассказом Волхва. Но дело к вечеру шло, после ароматного чая пора было домой возвращаться.

Девочка взяла лукошко, поклонилась низко Прохору и сказала: – Спасибо, что Правду поведал, да помощь Роду моему тогда оказал.

– Ты домой теперь ступай, Ярослав проводит – ответил Прохор, – да помни, страху и безысходности поддаваться нельзя, коли, Дух твой силён, бороться за Жизнь, за Правду до конца нужно.

На краю берёзовой рощи Арина вдруг строго спросила: – Ярослав, ты дорогу к запретному озеру знаешь?

– Да, был там однажды с дедом – удивлённо ответил Ярослав.

– Проводить меня в священную ночь Солнцеворота сможешь? Хочу Одолень–траву увидеть и попросить, чтобы Род наш сильнее стал, чтоб никакая злая сила не погубила больше ни одной Женщины Рода моего!

– Хорошо – сказал Ярослав, – Одолень–трава расцветает в полночь, только когда совсем стемнеет, значит, буду ждать тебя здесь, за два часа до полуночи, пойдём короткой дорогой через чащу.

– Ну вот, все уже в сборе, начнём Совет – сказал Грон.

Да, сегодня явились все. Первым пришёл Лесовик, как всегда из–под Земли вырос, сегодня он был похож на человека и старое дерево одновременно, вроде как есть – туловище, руки, ноги, голова, только всё мхом, да листьями покрыто, нос на гладкий сучок похож, рот набок, да глаза зелёные огнём светят.

Белояр – Вожак волчьей стаи был крупным и статным волком, его роскошная белая шерсть, слегка подёрнутая серыми ворсинками, казалась покрыта серебристой дымкой. Тёмно–голубые глаза смотрели гордо и внимательно. Рядом была его любимая подруга Ума, тёмно–серая изящная волчица с красивыми карими глазами. Она говорила редко и мало, но всегда к её словам прислушивались.

Старый Топтыгин дремал в сторонке, иногда шумно вздыхая и зорко наблюдая за всеми из–под полуприкрытых глаз.

Чернец беспокойно вертелся на соседней сосне, как всегда выражая нетерпение. Последним на поляну Совета пришёл…..Прохор.

– Приветствую всех, кто собрался здесь – сказал Грон – скоро великий праздник Ярилы летнего, все готовы исполнить свои обязанности?

– Грон, до сих пор мы справлялись, так будет и впредь, или сейчас есть что–то особенное? – глухим голосом, как из–под земли спросил Лесовик.

– Каждая священная ночь особенная и, какие нас ждут неожиданности предсказать нельзя. Моя стая готова! Каждый знает своё место в строю и свой пост – гордо сказал Вожак волков.

– Всё как обычно – проворчал Топтыгин – Лесовик присмотрит за лешаками, болотниками, да русалками, а я за медвежатами, лисятами и прочими зверятами.

– Хорошо! – Грон прикрыл глаза, как будто всматриваясь вдаль – будьте все начеку. Белояр, стража должна быть со всех сторон леса на подступах к озеру, о появлении гостей докладывать незамедлительно. Чернец будет вести приносить. Что ж, все свободны теперь, желаю удачи в священную ночь.

Когда члены Совета разошлись, Грон повернулся к Прохору и спросил: – Ты молчишь сегодня?

– Что сказать, Хранитель? Ты сам знаешь, Арина с Ярославом за Одолень–травой пойдут. Ни Волю, ни Дружбу запрещать или разрушать нельзя! Но коли, они сами так решили, сами и путь этот должны пройти. Я издали только наблюдать буду, чтоб самого страшного не произошло и помочь смогу им только по Воле Ро́дных Богов.

Мудрый Грон вздохнул и ответил: – Ступай, друг, удачи тебе и детям тоже и пусть их решение будет верным!

 



Арина Сергеева

Отредактировано: 04.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться